?

Log in

No account? Create an account
Игорь Петров Below are the 20 most recent journal entries recorded in the "Игорь Петров" journal:

[<< Previous 20 entries]

31.12.2017
17:55

[Link]

вместо оглавления
материалы к биографиям, события, документыCollapse )

обновляемые рубрики: вестник энтропии, служба утерянных цитат, катынские свидетели, гарвардский проект, критика чистого разума, записки на граблях, о!, переводы, сталин в карикатурах, отелло промахнулся!
необновляемые рубрики: лжебаллады, стишки, байки vol.1, байки vol.2, бурбур, местное, неместное, пересказы, врил и пр. мифы, переводы Розендорфера

139 comments | Leave a comment

16:50

[Link]

гарвардский проект: список интервью
Read more...Collapse )

Tags:

14 comments | Leave a comment

07.11.2017
15:35

[Link]

анонс: книга м.соловьева

Оказалось, что героя предыдущей записи на днях вспоминал не только я.
Как сообщает уваж. В.В. Агеносов, в конце прошлой недели в издательстве АИРО-XXI вышла книга М.Соловьева "Когда боги молчат. Малая война".
Это перепечатка двух его послевоенных произведений: романа "Когда боги молчат" и документальной (по интенции) книги "Записки советского военного корреспондента".

В целом, вопрос соответствия между содержанием книг Соловьева и реальными фактами довольно запутанный и мутный, примерно как его гарвардское интервью. Этот вопрос, как и биография Соловьева вообще, все еще ждет своего исследователя.

Tags:

Leave a comment

05.11.2017
19:12

[Link]

"один из худших сотрудников и идеологов русского нацизма" в переписке р.абрамовича и с.мельгунова


Шарж из мюнхенского журнала "Сатирикон", изображающий представителей русской эмиграции на совещании в Штутгарте в августе 1951 г.
За столом ставит подпись С. Мельгунов, рядом с ним опирается на стол М. Соловьев.


Ниже публикуются выдержки из переписки Рафаила Абрамовича Рейна (Абрамовича) и Сергея Петровича Мельгунова, в которых речь идет о Михаиле Соловьеве (настоящая фамилия Голубовский, псевдоним во время и сразу после войны - Бобров). На тот момент Соловьев был фактически вторым лицом мельгуновского "Союза борьбы за свободу России" и активным сотрудником издаваемого Мельгуновым журнала "Возрождение". Триггером всей истории стало вот это интервью, которое Александр Даллин взял 15 мая 1951 года у Д.П. Кончаловского (использовавшего псевдоним Сошальский). Прямо в вводке упоминается полученная Даллиным от Сошальского машинопись "Русская национал-социалистическая партия, февраль-май 1944" (подписана Д. Степанов). Это рассказ о возникновении в Минске в начале 1944 года отделения так называемой Национал-социалистической трудовой партии России. Сама партия была создана еще в ноябре 1941 г. в Локте К. Воскобойником, но долгое время (из-за скептического отношения немцев к политическим инициативам русских коллаборационистов) пребывала в зачаточном состоянии. Наконец - уже после эвакуации бригады Каминского из Локтя в Лепель - Б. Каминскому было дозволено более активное политическое самовыражение, 17 декабря 1943 г. в газете "Голос народа" был опубликован манифест НСТПР. Увеличился приток членов, были созданы (в-основном на территории Белоруссии - за неимением иной) отделения партии. О судьбе минского отделения, и о роли которую сыграл при этом М. Бобров, и рассказывается в машинописи Сошальского.


I. Р.А. Абрамович - С.П. Мельгунову, июль 1951 г. [в архиве сохранился лишь черновик части письма, дата вписана сверху от руки]

Только на днях я, наконец, узнал тщательно скрываемый секрет. Оказывается во время своего пребывания в Минске Бобров был[?] одним из руководящих членов основанной там Группы Русских Наци и в качестве такового состоял в близких отношениях к Гестапо.
Не знаю, как Вы относитесь к подобным господам. Что касается нас, то мы уже при основании Лиги [борьбы за народную свободу], на особом заседании специально избранной комиссии в составе [В.А.] Кравченко, [А.Ф.] Керенский, [Д.Ю.] Далин, Ю.[Б.] Елагин и я, условились (и пленум Лиги это потом одобрил), что пребывание кого-либо из русских эмигрантов в составе того или иного движения во время войны само по себе не является достаточной причиной для его исключения из нашей среды, если он лично ничем предосудительным себя не запятнал, и если он не участвовал: в Гестапо, немецкой полиции, карательных или погромных отрядах и т.п., или если он не участвовал в нацистской пропаганде.
Бобров относится к последней категории. И я не думаю, чтобы такой человек имел моральное право участвовать в обще-эмигрантском центре. Между тем, судя по опыту Фюссена, Бобров будет один из В[аших] делегатов на предстоящем теперь "слете" четырех групп [в Штутгарте].
Меня нисколько не устраивает, что Б[обров] теперь левый: человек, бывший русским наци, не может быть, по нашему мнению, терпим в какой-либо российской демократической группировке или организации, тем более центральной. Я могу себе представить немца, который из фанатического наци превратился в искреннего демократа. Но я отказываюсь верить искренности русского человека, добровольно приставшего к нацистскому движению, то есть принявшему тезис о славянах и русских как о низшей расе, подлежащей уничтожению.
Даже бывшего немецкого наци ни одна демократическая германская партия не выставит своим представителем в общенациональный орган. А тут г. Бобров окажется одним из восьми, которым вверяется руководство российской демократией.
Я и мои друзья будут считать это величайшим скандалом, и мы будем вынуждены поднять против этого публичный протест. Вот потому я и пишу Вам, как лидеру группы, носящей Ваше имя. Уберите, пож[алуйста], этого господина из круга тех, кто будет участвовать в создании национального центра, [приписка: так же] тихо и незаметно, как Вы убрали [С.Л.] Войцеховского. Я думаю, Вы этим окажете большую услугу нашему общему делу.
Вы, конечно, знаете что мы возражаем и против всего НТС [приписка над абзацем: как полит. течения]. Но там речь идет о целой группе. В случае Боброва мы не возражаем против Вашей группы, но считаем компрометацией для Вас и для нас всех выдвигать такого человека на ответственный общественный пост.
Read more...Collapse )

Tags: , , ,

31 comments | Leave a comment

01.11.2017
18:17

[Link]

допросы лонгина иры (1)

Полтора года назад мы остановались на восьмом допросе генерала Туркула, который состоялся 24 сентября 1946 года. После чего его допросы были на неделю прерваны, а допрашивающие - профессор Гилберт Райл и мистер Джонсон (Иона "Клоп" Устинов) - переключились на человека, который собственно и передавал немецкому абверу донесения Макса и Морица - Лонгина ИРУ.

Краткое описание всего сюжета; предыдущие допросы Туркула.



(Первый) допрос Лонгина Иры, 25 сентября 1946 года.
Присутствуют: профессор Райл
М-р Джонсон
М-р Дербишир
Стенографист

М-р Дербишир спрашивает по-английски понимает ли ИРА английский. ИРА отвечает по-немецки, что он не говорит по-английски. М-р Дербишир спрашивает, говорит ли он по-немецки, ИРА отвечает на ломаном немецком, что учил немецкий в кадетской школе 30 лет назад, однако, его немецкий весьма несовершенен. Поэтому м-р Райл задает вопросы (по-английски) через м-ра Дербишира, который переводит их на русский.

Допрашивающий (м-р Райл): Скажите ему на русском следующее, предложение за предложением. Отдел военной разведки британского военного министерства дал нам задание прояснить два пункта.
ИРА (через м-ра Дербишира): Могу я узнать, с кем я обсуждаю эти дела?
Д.: Мы как раз хотим об этом сказать. Отдел военной разведки британского военного министерства дал нам задание прояснить два пункта. Первый...
ИРА: Прежде всего я хотел бы поблагодарить вас за то, что привезли меня сюда, потому что я пытался попасть сюда последние 18 месяцев, но американцы не пускали меня. Конечно, я не знал и не ожидал, что меня будут здесь держать под арестом; я никогда прежде не бывал в Лондоне - возможно, вы знаете обо мне, знаете, кто я такой.
Д.: На этой стадии допроса мы не хотим, чтобы вы выступали с речами. Первый пункт: по каким каналам и от каких источников немецкий абвер получал во время войны донесения Макса и Морица?
ИРА: Эти донесения шли через меня. Я их передавал.
Д.: Второй пункт: в каком объеме три государства оси - Германия, Япония и Италия - использовали антикоммунистически настроенных русских или их организации в военных целях (не только для разведки) в качестве инструментов или сотрудников.
ИРА: Довольно широкий вопрос.
Д.: Да. В этих направлениях мы и будем задавать вопросы.
ИРА: Я не обязан отвечать на вопросы, если я не хочу.
Д.: Скажите ему, что наше расследование уже довольно далеко продвинулось, мы знаем многое из того, что хотим знать, но мы не знаем всего, что хотим знать. Но мы знаем, что... как он хочет, чтобы мы его называли?
ИРА: Корнет. Я был старшим лейтенантом в бывшем лейб-гвардейском полку.
Д.: Как его зовут?
ИРА: ИРА, Лонгин. Я бывший офицер.
Д.: Хорошо. Скажите ему, что мы уже многое о нем знаем, недавно еще кое-что выяснили, и мы знаем, что он был важным лицом и мозгом всего дела.
ИРА: Я вхожу в организацию генерала ТУРКУЛА.
Д.:Да. Спросите его, желает ли он нам рассказать то, что знает, чтобы прояснить эти два пункта?
ИРА: Я был организатором, ведущим и главой специальной разведслужбы, организовавшей эту связь с Россией.
Д.: Да. Я спросил, желает ли он нам рассказать то, что знает.
ИРА: Это довольно трудно. Я не могу с ходу отвечать на специфические вопросы, но могу на свой манер рассказать все с самого начала.
Д.: Нет. Я хочу знать, на какую организацию он работал и работает сейчас.
ИРА: Сейчас я нигде не работаю, но намеревался работать на американцев.
Д.: Да. На какую организацию он работал во время войны?
ИРА: На Российское Императорское Освободительное Движение, главой которого был генерал ТУРКУЛ.
Д.: Скажите ему, что я знаю, и сам генерал ТУРКУЛ тоже знает, что во время войны организация генерала ТУРКУЛА состояла лишь из генерала ТУРКУЛА и списка адресов, и ничего более.
ИРА: В этом случае вам следует привести аргументацию, а мне нужно будет ее опровергнуть.
Д.: Донесите до него следующее: у нас есть превосходные причины утверждать, что организация, на которую он и ТУРКУЛ действительно работали, была организацией, которую обычно именуют НКВД.
ИРА: Вы можете это утверждать, однако, это невозможно.
Д.: Так предоставьте нам альтернативную точку зрения, которая нас бы удовлетворила.
ИРА: Вы сказали мне, что эта организация работала на НКВД. Но если она работала на НКВД, в том, что вы говорите, нет логики, сплошной абсурд. На самом деле, мы начали дискуссию, мы дискутируем...
Д.: Пусть он пока подержит язык за зубами. Скажите ему, что у нас есть не только превосходные причины, чтобы так думать, но и превосходные причины, чтобы в это верить. Во время войны у нас было ощущение, что немецкий абвер нашел отличную лазейку, позволяющую обойти предпринятые нами и нашими союзниками меры предосторожности и секретности. Но мы надеялись, что это не так, что кажущаяся утечка была под контролем наших русских союзников...
ИРА: Я все еще хочу объяснить вам на свой манер... Я работал 25 лет. Давайте на мгновение забудем про немцев. Я не верю, что у вас есть такая информация. Я хотел бы подчеркнуть тот факт, что мы должны быть абсолютно откровенны... Итак, существуют определенные нюансы. Если бы вы обвинили меня в том, что я агент НКВД, я бы заехал вам по лицу. Поэтому наша беседа должна быть действительно доверительной... Существуют определенные нюансы, определенная информация - вы представляете британскую нацию, я представляю русских людей, белых русских (он довольно саркастично относится к нашим словам, что он - агент НКВД). Вы можете сказать, что я - помощник Сталина. Но я не верю, что британская разведка настолько непонятлива, иными словами, что организация ТУРКУЛА была столь прогнившей. Я был ее главой, и я знаю о ней. И нет никакой пользы от обсуждения прочих материй, если вы не верите, что наша организация существовала.
Д.: Но не хочет ли он поведать нам о том, о чем не смог поведать ТУРКУЛ? Об успехах организации во время войны? Помимо передачи информации.
ИРА: Во время войны работала только передача информации.
Д.: Так каковы же успехи организации во время войны?
ИРА: Мы помогали вам, союзникам, британцам и американцам, тремя способами, которые я освещу позднее. Что и было причиной, по которой я так жаждал попасть в эту страну... но, конечно, я ожидал, что приеду свободным человеком, а не заключенным.
Д.: И какова же та помощь, которую организация ТУРКУЛА оказала союзникам во время войны?
ИРА: Без вашего содействия я организовал специальную службу по дезинформации немцев, они получали от меня ложную информацию.
Д.: Что за ложную информацию?
ИРА: Я передавал немцам информацию... не о России, о СССР, не смешивайте это, Россия и СССР это не одно и то же (он говорит о разнице взглядов между нами и некоторыми его сторонниками: мы готовы выступать вместе со Сталиным и пожимать ему руку, но они не готовы на подобные шаги).
Д.: Но я хотел узнать, какую помощь вы оказали британским и американским союзникам во время войны?
ИРА: Я передавал немцам ложную информацию о британской армии на Ближнем Востоке, в Персии...
Д.: Он имеет в виду донесения Морица.
ИРА: Я не знаю как они их называли. Я передавал им эту информацию и получал от немцев за эти услуги, именно за эти особые услуги, так много денег, сколько возможно (или пытался стрясти так много денег, сколько было возможно).
Д.: Хотите сказать нам, что немцы, зная о плохом качестве донесений Морица, продолжали обманываться, получая их?
ИРА: Я не могу судить о том, что думали немцы. В любом случае я и моя организация рисковали своими жизнями, и мы делали это не для спасения Британии, вообще не для вас, и не потому, что мы были спецагентами или шпионами... нет, потому что мы ожидали, что наступит день... (мы возвращаемся к прежней истории)
Read more...Collapse )

Tags: , ,

13 comments | Leave a comment

27.10.2017
09:55

[Link]

новая публикация
В сборнике "Литература в системе культуры. К семидесятилетию профессора И.В.Кондакова" опубликована моя статья "История одной попытки. Мюнхенский журнал "Литературный современник" в 1951-55 гг." Благодарю Андрея Мартынова за любезное приглашение напечататься в сборнике.

Этой статьи не было бы, если бы несколько лет назад Г.Г. Суперфин не рассказал мне о хранящемся в толстовской библиотеке архиве редакции "Литературного современника", а сотрудница библиотеки Юлия Шенгелая не нашла на чердаке папку с редакционной перепиской. Эта переписка и легла в основу статьи.

Скачать сборник можно здесь (с. 220-235; отмечу, что в сборнике много интересных статей, например, статья уваж. molodiakov)

Изначально моя статья содержала перечень основных авторов журнала с биографическими справками. К сожалению, из-за недостатка места им пришлось пожертвовать, уцелели лишь некоторые биографические справки.
Но нет худа без добра: вскоре опубликую здесь в блоге полную роспись журнала.

5 comments | Leave a comment

18.10.2017
02:21

[Link]

похождения блудного автореферата
- Только что на этом месте стояла моя ладья! - закричал одноглазый,
осмотревшись. - А теперь ее уже нет.
- Нет, значит, и не было! - грубовато сказал Остап.

Попытаемся подытожить все, что пока известно о скоропостижно размножившемся сегодня автореферате В.Р.Мединского.
Read more...Collapse )

43 comments | Leave a comment

10.10.2017
16:23

[Link]

"ваша аргументация в данном случае была слабовата"
Сохраню, пожалуй, на память. Не каждый день с докторами наук разговариваешь.
Read more...Collapse )

69 comments | Leave a comment

01.10.2017
18:04

[Link]

русская, украинская и кавказская эмиграция в отчетах гестапо за 1938 год (II)
начало

Из отчета за октябрь 1938 г.20
[...]
Русская эмиграция.
"Русское национальное и социальное движение" заявило о себе в октябре несколькими открытыми собраниями. На одном из собраний 12.10.1938 начальник отдела пропаганды М е л л е р-Закомельский почтил память 22000 русских, погибших в "битве народов" под Лейпцигом. 18.10.1938 в Лейпциге по случаю 125-летней годовщины "битвы народов" состоялись церковный праздник и гражданское поминовение. Еще на одном собрании, 19.10. Меллер-Закомельский рассказал о праздненствах в Лейпциге. После него православный епископ С е р а ф и м прочел доклад на тему "Протобольшевистские течения в христианстве".
В ходе проводимой РНСД в последнее время пропагандистской кампании по привлечению новых членов были совершены различные промахи, которые допустил прежде всего начальник РНСД в Силезии Ч е р в я к о в.21 Чтобы поддержать престиж движения, Ч[ервякова] пришлось снять с поста. В этой связи силезское гау РНСД было разделено на два района, которые возглавили русские эмигранты И л ь и н 22 и  С о м о в.23
В Г а м б у р г е существует русская эмигрантская организация, котрая носит название "Всероссийская фашистская рабочая партия". Возглавляет эту организацию бесподданный Роберт П о л е н ц - Попов,24 род. 02.08.1899 в Либау. Эта партия распространена главным образом в Америке и имеет своим центром Нью-Йорк. В Германии якобы не существует единого руководства, скорее каждая отдельная ячейка поддерживает прямую связь с американским центром.
Так как эта организация предположительно является отделением "Всероссийской национал-социалистической партии", которая признает своим вождем русского эмигранта В о н с я ц к о г о,25, гамбургская ячейка будет распущена так же, как уже подвергшиеся роспуску отделения в Берлине и Вене.
Старания различных русских эмигрантов создать единый "национальный фронт" можно рассматривать как провалившиеся, так как создание подобной организации запрещено гестапо.26. Объединению русской молодежи, которое собиралось провести 9 октября сего года в Берлине спортивный праздник, во время которого русская молодежь должна была быть представлена сотрудникам немецких ведомств, пришлось по организационным причинам его отложить. Праздник предположительно состоится лишь весной 1939 года.
Read more...Collapse )

15 comments | Leave a comment

17:55

[Link]

русская, украинская и кавказская эмиграция в отчетах гестапо за 1938 год (I)
Из отчета за январь 1938 г.
[...]
Русская эмиграция.
Начатая в 1938 г. консолидация русской эмиграции посредством уменьшения числа организаций была продолжена в январе 1938 года. Так, был распущен "Русский академический союз в Германии". Кроме того в ближайшее время должно быть принудительно распущено "Российское национально-освободительное движение", так как в последние годы безответственное поведение его руководителей слишком часто вносило смятение в ряды русских эмигрантов, проживающих здесь.
В "Дружине русских витязей" в январе произошла смена председателя. Прежний руководитель С л е п я н 1 вынужден был покинуть пост вследствие своего неарийского происхождения. Его преемником намечен бесподданный Константин фон С е м ч е в с к и й.2
Церковные дела несколько упростились в том отношении, что церковная община в Лейпциге, прежде ориентировавшаяся на парижского митрополита Е в л о г и я,3 вышла из юрисдикции парижской епархии и подчинилась берлинскому архиепископу Т и х о н у.4
В настоящее время в предварительном заключении находятся 6 русских эмигрантов. Против некоторых других политически неблагонадежных эмигрантов возбуждены дела о высылке их за пределы рейха.
Старания добиться более строгой организационной консолидации были продолжены и в отношении украинской эмиграции в рейхе. Уже некоторое время существует запрет на деятельность Союза украинцев, сейчас же планируется распустить комитет помощи беженцам из Западной Украины, так как этот комитет потерял свое значение из-за практического отсутствия беженцев, прибывающих из Западной Украины.
Особенную активность в последнее время развило Украинское Национальное Объединение (УНО). Посредством рассылки многочисленных пропагандистских брошюр УНО пытается увеличить свою численность. По данным его главы О м е л ь ч е н к о 5, за последний месяц число членов УНО возросло с 37 до примерно 80 человек. Как было установлено, пропагандистская деятельность УНО оказывает особенно неблагоприятное воздействие на украинское общество "Громада", некоторые члены которой перешли в УНО.
Ситуация внутри грузинской эмиграции к началу 1938 года продолжала улучшаться. После того как уже в 1937 году все живущие здесь грузины объединились в официальное общество Грузинская колония в Германии, 27.01.1938 состоялся первый большой вечер Общества, в котором приняли участие все грузинские эмигранты.
Read more...Collapse )

1 comment | Leave a comment

16.09.2017
13:48

[Link]

церковь и разведка
9 января 1947 года
ШТАБ-КВАРТИРА ВОЕННО-РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ЦЕНТРА АРМИИ США
AFO 757
ПРИЛОЖЕНИЕ VIII
ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
Заключенный ХАРТЛЬ Альберт1, штурмбаннфюрер СС, IV, VI и VII управления [РСХА].

Задачей Хартля как главы реферата по делам церкви в СД и позднее в гестапо было установление разведывательных контактов со всеми церковными группами и выработка научной базы для этой разведывательной деятельности. Поэтому одной из его обязанностей было установление контакта с православной церковью, что он делал в БЕРЛИНЕ с помощью митрополита СЕРАФИМА 2 и лиц, непосредственно окружавших того. Будучи экспертом по католицизму, Хартль начал знакомство с православной церковью с посещения служб в берлинском кафедральном соборе, которые производили, по его словам, сильное впечатление, и изучения литературы, посвященной православной церкви. Занимаясь этим, он познакомился с доктором Эдуардом ВИНТЕРОМ,3 университетским профессором из ПРАГИ, который оказался весьма информирован в делах православной церкви и позже стал одним из лучших друзей ХАРТЛЯ.
На основе этих знаний ХАРТЛЬ дает следующие сведения о православной церкви.

Православная церковь в целом.
На протяжении столетий православная церковь и римско-католическая церковь развивали разнонаправленные концепции своей политики. В Ватикане римско-католическая церковь сосредоточила все управление в одной центральной инстанции. Церковь является независимой политической силой, имея собственных дипломатов и превосходную собственную разведслужбу. Церковь агрессивна. Догмат непогрешимости Папы и доктрина католической беатификации - предпосылки ее притязаний на право обратить весь мир в католическую веру. Главный упор делается на догмат.
Православная церковь, с другой стороны, не имеет центральной инстанции, тем самым не ведет собственной политики и не имеет собственной разведслужбы. Православная церковь не агрессивна, а пассивна, делает акцент на ревностном служении и на мученичестве.

Православная церковь в Германии.
В Германии православная церковь в значительной мере создана русскими эмигрантами. Глава православной церкви, митрополит СЕРАФИМ в БЕРЛИНЕ сошелся с нацистами с самого начала и в своей деятельности пользовался их обширной поддержкой. Благодаря финансовой помощи от министерства по делам церкви православная церковь сумела воздвигнуть новый православный кафедральный собор в БЕРЛИНЕ-Вильмерсдорфе. Архиепископ СЕРАФИМ и его священники весьма желали поделиться с немецкой разведкой всем, что они знали о России и русской эмиграции. Следует, однако, заметить, что православная церковь в ПАРИЖЕ и на Балканах была несравненно лучше информирована о текущей ситуации в России, чем сенильная православная группа в Германии. На деле, немецкая разведка не получила особой выгоды от своих контактов с митрополитом СЕРАФИМОМ.

Православная церковь в Советском Союзе.
На юге России ХАРТЛЮ удалось выявить три крупные группировки в православной церкви. Царско-великорусская группировка состояла из последних остатков когда-то состоятельной и почитаемой государственной православной церкви царских времен. Так как фактически она была одним из бастионов царского режима, в первые годы большевизма она была практически стерта с лица земли. Некоторым православным священником удалось избежать репрессий, замаскировавшись под крестьян или рабочих. Многие из них при немецкой оккупации вышли из подполья, и ХАРТЛЮ удалось поговорить с ними во время его поездки по России. На нелегальном положении они часто, преодолевая громадные трудности, организовывали небольшие тайные религиозные группы при содействии мирян. Эти царские православные священники-миряне особенно часто встречались в академических кругах и жили как настоящие святые или мученики. В них пылал огонь веры, который делал их способными на героическое самопожертвование, фактически это было подпольное движение в Советском Союзе.
Православных монахов царских времен постигла та же судьба, что и священников. Одному из последних влиятельных архимандритов удалось успешно бежать из Советской России, после чего он стал православным архиепископом Америки в НЬЮ-ЙОРКЕ.
На русской границе у дукельского перевала в Словакии группа православных монахов царских времен, некоторые из них бывшие царские офицеры, включая Великого Князя, совместно создали монастырь Владимировка.4 ХАРТЛЬ поддерживал тесные дружеские отношения с монахами этого монастыря, который в то же время являлся превосходным разведывательным центром. ХАРТЛЬ утверждает, что зимой 1944-1945 гг. он пытался помочь этим монахам добраться до Швейцарии. Гестапо перевело их из Словакии в БЕРЛИН, но ХАРТЛЬ не уверен, удалось ли им бежать оттуда весной 1945 года.
Кроме того, что они были превосходно информированы о Советском Союзе, эти монахи имели весьма тесные связи с Балканами, особенно с БЕЛГРАДОМ и СОФИЕЙ, а также со Швейцарией, где их разведывательная сеть соединялась в БЕРНЕ с британской и ватиканской (здесь ХАРТЛЬ рекомендует, что к различным заданиям, которые он выполняет для американской разведки, имеет смысл прибавить задание осветить этот разведывательный центр в БЕРНЕ, и он уверен, что смог бы добыть жизненно важную информацию, недоступную любому американскому разведчику).
Read more...Collapse )

Tags:

13 comments | Leave a comment

02.09.2017
11:04

[Link]

infinite loop
Конечно же, всех интересует дальнейшая судьба героев предыдущей записи. Относительно Абдула пока ничего не могу сказать, а вот про его компаньона публикую еще один документ.

Вена, 31.III.38.
An d. Nansen-Amt für russ. Flüchtlinge, Berlin
[В Нансен-Амт по делам русских беженцев, Берлин]
В 1933 г. после 10-летнего пребывания в Германии я должен был покинуть страну (я был выслан из Пруссии). В декабре 1933 г. без визы я перешел австрийскую границу. 2-3 недели позже был арестован и выслан из Австрии. Выслан был только за то, что я без визы нелегально перешел границу, меня отвезли на чешскую границу и насильно заставили перейти чешскую границу, несколько дней позже был арестован чехами и опять отправлен в Австрию.
Я живу в Вене около пяти лет незаявленным, был много раз арестован и каждый раз меня везли на чешскую границу. После перехода границы меня арестовывали и отправляли в суд, но я всегда был оправдан, меня отправляли в полицию и потом на границу.
По настоянию Женевы два года тому назад мне выдали Nansen-Pass [нансеновский паспорт] и все-таки отправили на чешскую границу. 12 марта 1937 г. я был последний раз арестован, мне выдали новый Nansen-Pass и, как всегда, отправили на чешскую границу , я вернулся назад и до сего времени живу незаявленным.
В данный момент [тремя неделями ранее произошел аншлюс] я решил сам явиться в полицию и просить правожительство.
Nansen-Amt в Берлине имеет мой акт и отлично знает, что мне пришлось пережить с 1932 г. Я обращаюсь со следующей просьбой:
1. дать мне письмо в Polizeidirektion Wien [управление полиции Вены] с просьбой дать мне Aufenthalt [право на пребывание] в Австрии и выдать новый Nansen-Pass. В продолжение пятилетнего моего пребывания в Австрии я работал в фильме (статистом) и зарабатывал столько, чтобы мог жить, а не был под судом (только за высылку).
2. Прошу дать мне удостоверение в том, что я Arier [ариец]:
Я бывший подпоручик 4 Туркестанского полка, происхожу из потомственных дворян Псковской губ.
По получении Вашего ответа я немедленно заявлюсь и пойду сам в полицию.
Заранее Вам благодарен, остаюсь с совершенным почтением.
Georg Elagin.
Wien
II Pazmanitengasse 14/61 bei Kubelka
P.S. Ich besitze ein Nansen-Pass № 108 ausgestellt durch Polizeidirektion Wien am 13 März 1937 für ein Jahr.
[Я владею нансеновским паспортом № 108, выданным управлением полиции Вены 13 марта 1937 г. на один год]

4 comments | Leave a comment

01.09.2017
12:46

[Link]

абдул из одессы и "советнародникомиса"
Берлин C 25, 10 июня 1932 года.
Нижепоименованный предстает для дачи показаний и будучи ознакомлен с предметом допроса и предупрежден, что должен говорить правду, показывает:
Личные данные:
Меня зовут Абдул Али Хан А ф ш а р, я родился 22 июля 1902 года в Тегеране, Персия, проживаю по адресу Берлин NW 6, Ам Циркус 4 у Андреоли, происхожу из Персии, имею персидское гражданство, католик, холост. Моего отца звали Мирза Мухамед Хан Афшар, он был в 1919 году расстрелян большевиками в Баку. Мою мать звали Факрол Заман Ханон Афшар, урожденная Мотамет Багая, она умерла в 1931 году в Тегеране.
У меня нет детей, я зарабатываю на жизнь как секретарь, бухгалтер, в настоящее время безработный.
По существу вопроса.
В политических партиях и профсоюзах не состою. В 1909 году я переселился со своими родителями в Россию, а именно в Одессу. В России я жил до 1919 года, когда переехал в Константинополь. Там я оставался до 1923 года, затем провел два года в Кирманшаре [Керманшахе] неподалеку от Багдада. Оттуда я направился в Сирию, в Бейрут, где жил до 1929 года. С 1929 года я провел полгода в Париже, где предпринял попытку самоубийства. До этого времени я был все время вместе с семьей бывшего шаха Персии и был магометанином. После выздоровления в том же 1929 году я вернулся в Константинополь и перешел в католическую веру. В Константинополе я работал бухгалтером во французской больнице до июня 1930 года. Из Константинополя я через Париж, где оставался два месяца, отправился в Брюссель. Из Брюсселя я совершил много поездок, например, в Базель с двумя родственниками-коммерсантами, при которых я играл роль переводчика. До конца 1929 года я был секретарем брата бывшего шаха Персии. Попытку самоубийства я предпринял из-за пресыщения жизнью.
19 февраля 1931 года я в одиночестве прибыл из Брюсселя через Кельн в Берлин. С этого времени я беспрерывно нахожусь в Берлине. Так как у меня была лишь транзитная виза через Германию, но я дальше не поехал, мне пришлось заплатить 10 рейхсмарок штрафа в полиции по делам иностранцев.
В кафе "Мокка Эфти", Фридрих- угол Лейпцигерштрассе, которое тогда принадлежало моему родственнику Хассану Абассу, я познакомился с Георгием Елагиным, которому сказал, что ищу дешевую комнату, и он устроил мне комнату по адресу Ам Циркус 4 у госпожи Андреоли. Я ежедневно обедал вместе с Елагиным, а именно мы вместе готовили обед в комнате Елагина, так что первые два месяца я проводил с ним почти целые дни.
По совету Елагина я направился в благотворительное общество Каритас и там познакомился среди прочих с сестрой Широковой. Общество и его сотрудники оказывали мне поддержку. От одной дамы, которая перед этим приняла католическую веру, речь идет о госпоже Марте фон Швемлер-Траубе, Констанцер Штрассе 2, я в общей сложности получил 500 рейхсмарок. На 100 рейхсмарок из них сестра купила мне билет в Париж. Но так как французское консульство отказало мне во въездной визе, через месяц я сдал билет в бюро путешествий, Фридрихштрассе, и получил назад деньги. До конца 1931 года я проводил время с Елагиным и получил в тот период письмо от сестры Широковой, в котором она предупреждала меня о Е[лагине].

Однажды, в конце 1931 года, когда мы сидели с Елагиным в комнате и беседовали, он рассказал мне, что прежде часто изготовливал фальшивые информационные сообщения и рассылал их зарубежным посольствам и немецким ведомствам, например, в Гамбург и Бремен. При этом он сказал, что снова подготовит информационное сообщение о коммунистической пропаганде в Финляндии, а я должен буду его отнести в финское посольство. Я отказался. Но он уговаривал меня, и после долгих отпирательств я пошел в финское посольство. Там я был принят послом, которому показал информационное сообщение, и он направил меня к посольскому секретарю. Секретарь проверил мой паспорт, записал мое имя и адрес, оставил сообщение себе и заплатил мне под расписку 40 рейхсмарок, поставив условие, что если сообщение окажется ложным, я должен буду вернуть 40 рейхсмарок. Разговор как с послом, так и с секретарем велся на французском языке. Информационное сообщение было написано на немецком. Через некоторое время я позвонил в финское посольство и спросил, получили ли они из Финляндии сведения относительно этого информационного сообщения, на что получил отрицательный ответ. Больше я от них ничего не слышал. Из 40 рейхсмарок Елагин получил 20 рейхсмарок.
После того как дело с финским посольством выгорело, и посольство не предприняло никаких дальнейших шагов, я стал храбрее и по совету Елагина мы оба начали заниматься изготовлением новых информационных сообщений. Материал для них Елагин брал из телефонных справочников разных стран, из которых выписывал имена и адреса. Сопутствующий текст он выдумывал. Елагин всегда писал сообщения сам. Иногда я предлагал к продаже сообщения, написанные им, иногда же мне приходилось их сначала переписывать, потому что во многих местах почерк Елагина уже знали. Большинство сообщений предлагал к продаже я, но некоторые и сам Елагин под фамилией П о п о в – к примеру, в болгарское и литовское посольства и во французское консульство. Каждый раз, когда Елагин проворачивал дело сам, он меня не извещал, я узнавал всегда об этом от него позже, причем он всегда путался, то говорил, что у него ничего не взяли, то говорил, что получил деньги. Содержание сообщений было всегда одним и тем же, мы использовали лишь разные имена и географические названия.

Документ, обозначенный здесь при допросе № 1, написан Елагиным. После того, как он его закончил, он позвонил в японское посольство, и я пошел туда и принес сообщение. В японском посольстве я говорил с посольским советником д-ром Того. Д-р Того забрал у меня сообщения, после того как я показал ему свой паспорт, и сказал, чтобы я пришел через два дня. Когда через два дня я был принят д-ром Того, я получил 100 рейхсмарок, и он сказал мне, что сообщения отправлены для проверки в Японию, и ответ поступит примерно через четыре недели. Если содержание подтвердится, я получу еще больше денег. Примерно через четыре дня я снова пошел к нему и принес листок, на котором Елагин написал около четырех имен людей, которые якобы должны поехать в Токио. За это я снова получил 50 рейхсмарок, точнее, д-р Того сперва спросил меня, сколько я хочу получить, и затем заплатил мне. При этом Того сказал, что было бы лучше, если бы я смог добыть фотографии этих людей. Я передал это Елагину. Тогда Елагин пошел к русскому посольству и потребовал от них формуляры для въездной визы, с которыми вернулся домой. Из этих формуляров Елагин вырезал один кусок, а именно тот, где на краю была надпись "Консульство СССР в Берлине, Виза №..." На него он наклеил фотографию, которую получил от неизвестного мне фотографа. Фотографу он якобы сказал, что фотографии нужны ему для рекламных целей. Таким образом Елагин изготовил четыре фотографии, а я снова пошел к д-ру Того и получил за них 150 рейхсмарок. Во время последнего визита Того сказал мне, что теперь мне нужно ждать, когда придет ответ из Японии. Деньги, которые я получил в японском посольстве были поделены нами пополам. Чтобы получить от посольского советника д-ра Того еще больше денег за 4 фотографии, Елагин написал прилагающееся письмо от 30.11.1931 и сообщил, что едет в Штеттин и в целях получения информации ему нужны деньги. Но ответа он не получил.
Read more...Collapse )

33 comments | Leave a comment

12.08.2017
10:19

[Link]

марксисты, евреи и гарвардский проект (в ретроспективной оценке б. ольшанского)

М-ру И.Лондон 1.
Научно-исследовательская группа по изучению
проблемы связи и взаимопонимания между народами.
Бруклинский колледж, Нью-Йорк.
10 апреля 1956г.
КРАТКАЯ ЗАПИСКА
по вопросу работы Гарвардской Экспедиции в Германии.
1. Общее замечание.
Прежде чем перейти непосредственно к теме "Записки" считаю необходимым преподать к сему, в максимально краткой форме, обстоятельства (обстановку), при которой мне пришлось довольно близко и на много месячный промежуток времени столкнуться, как с работой Института Изучения Истории и Культуры СССР (Мюнхен, Германия), так и с деятельностью прибывшей в Мюнхен экспедиции Гарвардского Университета (Америка).
Находясь в Западной Германии с момента моего ухода на Запад2 (с 1948 года), я в ноябре 1950 года в связи с вызовом по вопросам моей эмиграции в США, находился в городе Мюнхене, а будучи журналистом в эмигрантской антикоммунистической печати и в деловом и товарищеском контакте с политической организацией СБОНР3, я, понятно, по приезде в Мюнхен, познакомился с Б.А. Яковлевым4, состоявшим в то время одним из руководителей СБОНРа. Мне пришлось близко наблюдать и деятельность Института Изучения Истории и Культуры СССР и экспедиции Гарвардского Университета. Помимо того я, будучи до того лично знакомым с эмигрантским политическим деятелем и журналистом Д. Далиным5, смог познакомиться с его сыном А. Далиным6, занимавшим должность администратора в экспедиции Гарвардского Университета. От своего отца А. Далин имел указания использовать мои знания СССР, как послевоенного и тогда новейшего эмигранта.

2. О роли Института Изучения Истории и Культуры СССР.
Как мне известно, экспедиция Гарвардского Университета приехала в Германию для проведения исследовательской работы среди беженцев из СССР в октябре 1950 года. Управление и администрация экспедиции остановились в Мюнхене и тотчас же вступили в деловой контакт с Институтом Изучения Истории и Культуры СССР. Точнее, контакт, как до приезда экспедиции на место, так и по приезде, был установлен лично с Б.А. Яковлевым, идея организации Института находилась в самом начале своего осуществления. Незадолго перед тем были сняты временные помещения для небольшой тогда канцелярии и библиотеки Института. Работниками Института являлись тогда сам Яковлев, секретарь непостоянно функционировавшего тогда Ученого Совета г-н Марченко7, заведующий канцелярией г-н Гроссер (Козлов)8, библиотекарь г-н Чернецкий9 (позднее – ныне возвратившийся в СССР В. Залесский10). Этими лицами ограничивался штат Института и Русской библиотеки. В установлении делового контакта с экспедицией Гарвардского Университета большую и решающую роль сыграли Д. Далин и Б. Николаевский11 (последний взял в свои руки "идейно-руководящую роль" по отношению Б. Яковлева).
С приездом экспедиции Гарвардского Университета материальное положение Института улучшилось, так как за содействием работы экспедиции администрацией последней выплачивалась Институту субсидия. Институт являлся контрагентом (платным посредником) экспедиции Гарвардского Университета по поставке исследуемого материала, то есть, беженцев из СССР, а канцелярия Института – канцелярией по первичному отбору интервьюируемых, сам Яковлев - на время работы экспедиции – платным сотрудником экспедиции.
Против подобного разрешения вопроса о проведении исследовательской работы в принципе возразить нельзя. Нет ничего предосудительного, что экспедиция Гарвардского Университета решила опереться в своей работе на формально внепартийное, научное эмигрантское учреждение (последнее обстоятельство на первый взгляд только придавало солидность и объективность в работе), ничего нельзя возразить и против получения институтской группой работников материального вознаграждения за содействие.
Однако, при ближайшем и пристальном рассмотрении обнаруживается иное, заставляющее внести значительные коррективы в вышеуказанную оценку. Первое: директор Института Яковлев не являлся беспартийным эмигрантом, а напротив, председателем политической организации СБОНР. Совершенно естественно, что в практике подбора людей для исследовательской работы предпочтение отдавалось им членам СБОНР. Автор настоящей "записки", состоя в то время в дружеских отношениях со СБОНР, попал на интервью помимо Яковлева (еще не был знаком с ним), как новейший эмигрант, по рекомендации Д. Далина.
Более того: Яковлев, как в СБОНРе, так и по отношению экспедиции Гарвардского Университета, явился упорным и ловким проводником влияния Б.И. Николаевского, члена группы бывшей РСДРП (меньшевиков), марксиста с сильно выраженным маккиавелизмом в практических взаимоотношениях с людьми и в работе, с недостатком терпимости (толерантности) к инакомыслящим. "Сталин в эмиграции" - прозвище, данное Б.И. Николаевскому одним из послевоенных эмигрантов. – Сколько в вышеуказанной позиции Яковлева по отношению к Николаевскому было из личных левых убеждений, сколько от материальной (карьеристской) заинтересованности – трудно определить, вероятно, и то, и другое были и удачно сочеталось вместе, но в конечном счете, это и не имеет внутреннего значения для оценки разбираемого вопроса о роли Института в работе экспедиции Гарвардского Университета.
Read more...Collapse )

Tags: , ,

10 comments | Leave a comment

07.08.2017
07:57

[Link]

готовится к печати


В издательстве Кэмбриджского университета готовится к печати вот такая книга, речь о (со)участии различных европейских стран в нападении Германии на СССР в 1941 году.
В том числе есть глава про ранний советский коллаборационизм, которую написали Олег Бэйда и я.

36 comments | Leave a comment

04.08.2017
14:29

[Link]

потребность в духовном окормлении русских солдат
Kомандование 2 танковой армии.
Отдел Ic/A.O.
Штаб-квартира армии, 25.12.42
Кому: Командованию группы армий Центр.

В настоящий момент при армии сформировано 13 восточных батальонов и 5 отдельных восточных подразделений. Кроме того к войскам приставлено в настоящий момент около 10000 хиви, в дополнение к которым должно быть привлечено еще 10000. Кроме того около 20000 человек собраны в батальоны народной стражи и используются в борьбе с бандами. Таким образом под ружьем находится всего около 36000 человек1.
Особенно сейчас, во время Рождества, становится заметна потребность в духовном окормлении русских солдат. При этом нужно учитывать, что духовное окормление русских будет в немалой степени привязывать их к нам. Вероятно, любое побуждение к тому, чтобы перебежать, будет подавлено в зародыше, так как для упомянутых лиц невозможно любое возвращение к коммунизму.
Поэтому армия просит призвать на службу православного священника Грипа-Киселева2, Берлин-Халензее, Хекторштрассе 20, и направить его в штаб 2 танковой армии в качестве православного священника3. Грип-Киселев – фольксдойч и не эмигрант4. Тем самым представляется гарантированным, что он будет прилагать усилия исключительно в полезном для нас смысле5.

BArch RH 21-2/705. Перевод и примечания мои.

1 - Вероятно, общее число несколько завышено. Хиви в большинстве своем не были вооружены. Численность восточных батальонов (в том числе находящихся в процессе формирования) на тот момент составляла около 7000, численность "народной стражи" Каминского 6500, других батальонов "народной стражи" – чуть меньше, что составляет в сумме (без учета хиви) около 20000 человек "под ружьем".
2 - Речь идет об Александре Киселеве, будущем духовнике центрального штаба ВС КОНP и авторе книги "Облик генерала А.А. Власова". Вероятно, пропагандисты 2 танковой армии познакомились с ним осенью 1942 г., когда посещали Германию с ознакомительной экскурсией.
3 - Штаты вермахта предусматривали наличие католического и лютеранского военных священников. Официальное введение в штат православного священника стало бы на тот момент новшеством для восточного фронта.
4 - Во второй половине 1942 года командование вермахта предпринимало определенные шаги к уменьшению в рядах немецкой армии числа белоэмигрантов, не имевших немецкого гражданства.
5 - Прошение успеха не имело.

Tags:

16 comments | Leave a comment

03.08.2017
13:18

[Link]

плюс один
Видите ли, мы были близнецы - мы с покойником,
нас перепутали в ванночке, когда нам было всего
две недели от роду, и один из нас утонул.
Но мы не знали, который. Одни думают, что Билл.
А другие - что я.

(М.Твен. Разговор с интервьюером.)
Для тех, кто думал, что с зыковской энигмой покончено, новый сервис "Памяти героев Великой Войны 1914-1918"
(огромное спасибо инициаторам и всем причастным к запуску) предлагает новую загадку:



Итак, что мы имеем.
1) Аптекман Николай Александрович 24.11.1916 поступает в московский госпиталь
2) Ярхо Мелетий Александрович 22.03.1917 едет в отпуск в Екатеринослав из Петроградского политехнического института, после чего его призывают на военную службу, а через три года при аресте в Крыму он называет себя Ярко-Аптекманом Николаем Михайловичем.

То есть у нас все-таки два "Коли Аптекмана", они погодки, первый, вероятно, 1899 г.р., другой 1898 г.р. Первый из Ростова, второй из Екатеринослава. Первый призван в 1916 г., второй в 1917 г. Первый - "ефрейтор, вольноопределяющийся", второй (по данным 1920 г.) - вольноопределяющийся. Первый именует себя "казак, дворянин", второй в анкете 1922 г. назовет себя "казак-интелегент". У первого - хронический бронхит, у второго - туберкулез.

Таким образом, цитата из письма Б.Лавренева о герое "Рассказа о простой вещи"
И мой Орлов сложился из нескольких большевиков-подпольщиков, которых я знал в те годы на Украине и в Крыму. Среди них были и погибшие от рук белых в Коктебеле комсомолец Коля Аптекман и Сергей Ляшенко, и многие другие несгибаемые, крепкие борцы за наше общее счастье, за наш справедливый общественный строй. У одного я взял внешность, у другого — манеру говорить, у третьего — знание французского языка и т. д. и т. д., и вот понемногу сложился образ человека, которого я назвал Дмитрием Орловым. Такой человек жил в душе каждого большевика,
вполне возможно, относится к Н.А. Аптекману, а не к Н.М. Ярко-Аптекману, как я предполагал раньше. У Лавренева речь идет о событиях 1919 г., Ярко-Аптекман, судя по всему, попал в Крым только в 1920 г.

Но в целом, энигмы снова прибавилось.

Tags:

8 comments | Leave a comment

21.06.2017
12:55

[Link]

с.а. алексиевич o самой прекрасной идее на земле
В новом интервью С.А. Алексиевич я опять обратил внимание на любопытный эффект вытеснения, чем-то напоминающий аналогичный эффект в текстах коллаборационистов, например, Лидии Осиповой.
Обвиняя советскую власть в различных преступлениях перед белорусским народом (желание сделать Белоруссию частью России, насильная русификация, уничтожение интеллигенции), С.А. Алексиевич настаивает, что всем этим занимались некие "Вы" (т.е. Россия, которую олицетворяет молодой интервьюер).

Тот факт, что, работая в журнале Союза писателей Белорусской ССР "Неман", сама С.А. Алексиевич как минимум активно содействовала соответствующим пропагандистским мероприятиям, прославляла "ленинскую гвардию" вообще и западно-белорусских большевиков в частности (правильным местоимением в этом случае должно являться "мы"), очевидно, забыт, т.е. собственный коллаборационизм ею полностью вытесняется.

В связи с этим републикую еще один коллаборационистский материал С.А. Алексиевич из журнала "Неман" (№5, 1978):

"Особое это племя – старые большевики. Узнаешь их и наполняешься горделивым чувством, становишься сильнее в вере. И обнаруживаешь крепчайшую нерасторжимую связь..."

"Я нащупываю мыслью связь, и в моем сознании сплетается воедино: ленинская забота о больном наркоме, железнодорожном билете для женщины-телеграфистки, и та забота, которой в польской дефензиве окружили своего товарища белорусские коммунисты. Это были люди одного дела, одной идеи. Самой прекрасной идеи на земле."

"Когда-нибудь наши дети и внуки, вглядываясь в оставшиеся молодые портреты многочисленной ленинской гвардии, спросят нас: какими они были? Что любили? Что ненавидели? Вы же их видели, скажут внуки, слышали живой голос, ловили живое дыхание...
Как им рассказать?
И потому я берегу эти письма.
"
полный текст очеркаCollapse )

Tags:

198 comments | Leave a comment

13.06.2017
11:13

[Link]

принять для гвардейских частей
Возможно, кто-то соскучился по Милетию Александровичу.
Нашелся документ по призыву.



ЦАМО, СПП Московского ГВК, Оп. 179515, Д. 36

Тут возникает два вопроса.
1. Адрес "Карла Маркса, 22, кв.58" известен, по этому адресу после войны жила Н.Д. Малькова, супруга Зыкова. Журналистка Э.Максимова, напечатавшая в 1997 г. в "Известиях" статью "Скрывшись за своей фамилией", добралась тогда даже до домовой книги и выяснила, что Н.Д. Малькова умерла в 1953 г. Упоминания Зыкова, она, по всей видимости, в книге не обнаружила (по крайней мере, о нем не написала).
Однако, странно, что Зыкова со Старой Басманной призывает Фрунзенский военкомат.
До сего момента я (ошибочно) исходил из того, что призвали его по старому адресу Мальковой (ул. Кропоткина, д.5, кв. 14); судя по телефонному справочнику она жила там еще в 1939 г.
Возможно, они переехали незадолго до призыва.

2. "28 о/м" - вероятно, 28 отделение милиции, в зоне ответственности которого находилась ул. Карла Маркса. (благодарю уваж. certus за подсказку и указание на карту).
Но что вообще означает эта пометка? Что он состоял на учете?

Зато вот подпись под документом имеет некоторую схожесть с зыковской.

Tags:

7 comments | Leave a comment

11.06.2017
17:18

[Link]

первый рейс "ледокола"
Был, господа, в Москве молодой человек, комсомолец.
Звали его - Адам. И была в том же городе молодая девушка,
комсомолка Ева. И вот эти молодые люди отправились однажды
погулять в московский рай - в Парк культуры и отдыха.
Не знаю, о чем они там беседовали. У нас обычно молодые люди
беседуют о любви. Но ваши Адам и Ева были марксисты и,
возможно, говорили о мировой революции.

Рассказ господина Гейнриха (И.Ильф, Е. Петров. "Золотой теленок", 1931)

Уваж. Михаил Тягур (gercenovec) посвятил несколько постов истории появления термина "ледокол революции" (1, 2). Речь идет о теории, согласно которой Сталин и советское правительство способствовали приходу к власти Гитлера с тем, чтобы последний разбил "европейский лед" и подготовил почву для мировой революции.

Юрий Фельштинский, биограф Б.И. Николаевского, настаивает на том, что именно Борис Иванович впервые использовал этот термин:
... в самом начале Второй мировой войны Николаевский составил для себя конспектик, план будущей, так и не написанной им книги, которую он хотел назвать "Судьбы Коминтерна". Я когда увидел эти полстранички текста, то подумал, что за эти несколько строк ему можно было бы засчитать как докторскую диссертацию по истории. Тем более что в этом тексте присутствует знакомое нам по Виктору Суворову определение "ледокол революции", которое в научный оборот впервые ввел не Суворов, а именно Николаевский.
Действительно и в "Социалистическом вестнике" в 1941 г. и в "Новом журнале" в 1943 г. в статьях Николаевского встречается такой оборот, через того же Николаевского он мог попасть и в анонимную статью "Россия, война, Сталин" в журнале "За свободу", которую цитирует Михаил Тягур.

Тем не менее несколько лет назад мне попался другой след: во власовской газете "Воля народа" от 10.1.1945 была опубликована статья "Ледокольная теория", которая, как, нетрудно видеть, в свою очередь, ссылается на швейцарскую газету "Weltwoche" от зимы 1940 г.
Read more...Collapse )

Tags:

70 comments | Leave a comment

[<< Previous 20 entries]

My Website Powered by LiveJournal.com