?

Log in

No account? Create an account
Игорь Петров Below are the 20 most recent journal entries recorded in the "Игорь Петров" journal:

[<< Previous 20 entries]

31.12.2019
17:55

[Link]

вместо оглавления
публикации, материалы к биографиям, события, документы, рубрикиCollapse )

142 comments | Leave a comment

16:50

[Link]

гарвардский проект: список интервью
Read more...Collapse )

Tags:

18 comments | Leave a comment

20.05.2019
13:21

[Link]

"последний защитник брестской крепости в сентябре 1939": к историографии вопроса
Сюжет, о котором пойдет речь ниже, на редкость кинематографичен, эффектен и символичен. Судите сами: у знаменитых советских защитников Бресткой крепости были героические предшественники. В сентябре 1939 года они сражались в крепости сначала против немецких агрессоров, а затем против советских агрессоров. Если немного поупражняться в боевой риторике, то можно сказать даже, что они защищали крепость от немецко-советских захватчиков, тех самых, которые совместно развязали вторую мировую войну. Подлинность сюжета не вызывает особых сомнений, он вполне закрепился и в польском, и в российском узусе, см. например статьи в Википедии (1, 2, 3), публикации в прессе (Rzeczpospolita, "Независимое военное обозрение") и книги, в частности, ее можно встретить в справочнике "Мемориала" "Убиты в Катыни".

Первым, переложившим историю капитана В. Радзишевского на русский язык был историк В. Бешанов, воспользуемся его рассказом из книги "Брестская крепость" (2009):
Поздним вечером [16 сентября], когда огонь немецкой артиллерии стал менее интенсивным, из крепости через Саперные ворота вышли командование и штаб обороны, маршевые батальоны 34-го и 35-го полков, караульные батальоны, артиллеристы, рота связи, обоз и машины с ранеными. С наступлением ночи дорога на Тересполь была запружена отступавшими польскими частями. Прикрывать отход остались солдаты 82-го маршевого батальона.[...]
В Кобринском укреплении гремел бой. Два связных, посланных к капитану В. Радзишевскому с приказом отходить, не вернулись. Позднее выяснилось, что командир заявил своим подчиненным, что разрешает им отступить, но сам будет сражаться. Солдаты решили остаться на позициях вместе с ним.
[...]
Ночью 17 сентября остатки батальона при одном орудии скрытно покинули позиции на Кобринском укреплении и, преодолев железнодорожное полотно, вновь заняли оборону в форту Сикорского. В течение двух суток немцы занимались очисткой крепости и, считая, что форт пуст, не обращали на него внимания.
19 сентября появился мотоциклетный патруль с парламентерами, предложившими полякам сдаться в связи с бессмысленностью дальнейшего сопротивления. Это предложение не было принято. Германские солдаты блокировали форт, установили несколько гаубиц и с утра 20 сентября начали систематический обстрел укреплений. Однако артиллерийский огонь фугасными снарядами среднего калибра не мог причинить гарнизону особых потерь, а пехота противника не атаковала. Форт находился на хорошо просматриваемой и простреливаемой с высоких валов открытой местности, и генерал Гудериан решил передать эту «занозу» русским.
Вечером 22 сентября после мощного артиллерийского налета в форт попытались ворваться два советских бронеавтомобиля. Первый из них поляки подожгли выстрелом из пушки, второй свалился в ров. Затем в атаку трижды поднималась советская пехота и каждый раз была подбита
[sic!] с потерями. 23 сентября "братья по оружию" были заняты приемосдачей Бреста и крепости. 24-го и 25-го вновь были предприняты попытки овладеть фортом Сикорского атаками с разных направлений.
Наконец, 26 сентября советские военачальники подошли к делу серьезно: была применена тяжелая артиллерия и предпринят массированный штурм. Защитники форта в этот день понесли тяжелые потери, но снова удержали позиции. Вечером перед фортом появились советские парламентеры, выразившие "недоумение" по поводу сопротивления польских солдат, ведь Красная Армия пришла, чтобы помочь полякам, а потому они должны сложить оружие и сдаться. На это В. Радзишевский ответил, что если русские не являются врагами, то должны оставить в покое польский форт. Однако все ресурсы обороняющихся были исчерпаны. Ночью капитан собрал последних защитников, поблагодарил за службу и посоветовал всем способным передвигаться самостоятельно пробираться домой. К утру в форту остались только тяжелораненые. Капитан В. Радзишевский с небольшой группой добрался до деревни Мухавец. Здесь в доме местной жительницы они переоделись в гражданскую одежду, оставили документы и разошлись в разные стороны. Радзишевский направился в Брест, а затем в Кобрин, где должна была находиться его семья. Он нашел жену и дочь, но скоро по доносу был арестован, передан в НКВД...
[и впоследствии расстрелян в Катыни]

Источник этих сведений у В. Бешанова, как часто бывает в современных российских публикациях, не указан. К счастью, определить его не слишком сложно. Весь текст выше является переводом на русский язык показаний бывшего капрала Яна Самосюка от 5 сентября 1981 года. Показания опубликованы польским историком Ежи Срокой в его книге "Obrońcy twierdzy brzeskiej we wrześniu 1939 roku" (1992).
Вот польский оригинал рассказа:
Read more...Collapse )
При взгляде на оригинал обнаруживаются любопытные детали. В. Бешанов умолчал не только об источнике своих сведений, но и о комментарии польского публикатора: показания капрала Самосюка вызывают известные сомнения, особенно в части того, какой именно форт обороняли солдаты капитана Радзишевского. Дело в том, что форт Сикорского, он же форт Граф Берг, расположен к северу от Брестской крепости, именно оттуда наступали немецкие войска и пройти незамеченными сквозь их позиции, да еще катя с собой орудие, представлялось Ежи Сроке, который более 30 лет занимался историей крепости, невозможным.
Таким образом, все пересказы В. Бешанова в русской википедии являются малодостоверными и в который раз поднимают вопрос о качестве источников, используемых авторами "добротных вики-статей".

Read more...Collapse )
Ежи Срока недаром пытался передвинуть место действия рассказа Яна Самосюка с севера на юг, в форт V. Он знал, что существует еще одно свидетельство, той самой местной жительницы, в доме которой Радзишевский и его спутники "переоделись в гражданскую одежду", и этот дом расположен в деревне к югу от Бреста (В. Бешанова подобные нюансы не интересуют вовсе, если на пути в форт Радзишевский прошел незамеченным через немецкие позиции, то почему бы на обратном пути ему не пройти незамеченным через позиции советские: эффектный сюжет важнее пошлой географии). Но прежде чем обратиться к свидетельству Анны Требик, бросим взгляд на сохранившиеся немецкие документы, ведь в них рассказ Самосюка должен найти подтверждение. К сожалению, документы 20 моторизованной дивизии вермахта за 1939 год не сохранились вовсе, а документы XIX армейского корпуса доступны лишь частично. В частности, доступны приказы по корпусу от 15 до 25 сентября, в них нет ни слова о том, что после 17 сентября в крепости или одном из ее фортов продолжалось сопротивление (ЦАМО Ф. 500 Оп. 12478 Д. 82 Л. 3-12, 15-16). В приказе на отход 10 танковой дивизии от 23 сентября об этом тоже нет ни слова, хотя говорится, что следует опасаться вражеской (т.е. польской) кавалерии, все еще действующей в Беловежской пуще и к западу от нее (там же, Л. 14). К слову, это предупреждение привело к первому советско-немецкому бою той войны, 23 сентября под Видомлей, когда немецкий разведбатальон принял советских кавалеристов за польских, в результате перестрелки два советских солдата были убиты и двое ранены (там же, Л. 20), впрочем, еще 17 сентября самолет с советскими звездами обстрелял маршевую колонну 68 пехотного полка вермахта - один убитый и трое раненых (ЦАМО Ф. 500 Оп. 12474 Д. 289 Л. 27).
Ни слова нет об оставшемся в Бресте очаге сопротивления и в соглашении о передаче города, в котором регулируется, в частности, вопрос о параде / торжественном марше германских и советских войск (там же, Д. 286, Л. 10-11, русский перевод Л. 13-16). Так как по соглашению немцы оставляли своих тяжелораненых в госпитале Бреста, отсутствие упоминания об опасности, которая теоретически могла бы грозить этим раненым со стороны продолжающих сопротивление польских солдат, выглядит не по-немецки легкомысленно. Тем не менее следует признать, что просмотренные немецкие документы слишком фрагментарны, чтобы на них можно было уверенно опираться.

Вернемся поэтому к показаниям Анны Требик. Они были записаны все тем же Ежи Срокой по ее устному рассказу 10 августа 1969 года. Однако, она не просто сообщила о своей встрече с польскими офицерами, отступавшими из Брестской крепости, но и передала их личные документы, которые они у нее оставили, что, конечно, существенно повышает достоверность ее свидетельства. Анна Требик жила в деревне Муравец (переименованной В. Бешановым в Мухавец) к югу от Бреста:


Эти показания опубликованы Яном Кински в биографической статье "Вацлав Радзишевский" в цикле публикаций Pro Memoria о жертвах катынского расстрела. ("Wojskowy przegla̜d historyczny", №3, 1994, s. 462-463) и оказались обойдены вниманием исследователей. Между тем, в них Анна Требик два раза повторяет дату "18 сентября". Если она встретила капитана Радзишевского и его людей 18 сентября в Муравце, где они переоделись в гражданскую одежду, вероятность того, что они после этого вернулись в крепость, нашли там орудие и принялись оборонять форт - пренебрежительно мала. Итак, показания капрала Самосюка опровергнуты? Этого мнения придерживается второй известный польский исследователь истории Брестской крепости Йозеф Гереш ("Twierdza niepokonana", 1994, s. 54, свидетельство Самосюка названо сомнительным).
Однако, не все так просто. В конце концов, оба свидетельства - и Яна Самосюка, и Анны Требик - в научный оборот ввел один и тот же человек - Ежи Срока. В своей книге он обходит противоречие в дате, просто не упоминая его, получается, что Анна Требик встретила офицеров не 18, а в конце сентября ("Obrońcy twierdzy brzeskiej we wrześniu 1939 roku", s. 103). Разумеется - при всем уважении к автору - это ненаучно, расхождение в датах требовало разъяснения. Срока не приводит никаких сведений о капрале Самосюке и, очевидно, не пытался задавать ему дополнительные вопросы - что, однако, можно объяснить нежеланием лезть на рожон, живя в социалистической Польше.

Как бы там ни было - капитан Вацлав Радзишевский действительно стал жертвой советского преступления и погиб в Катыни. Единственное доступное на сегодня свидетельство о его участии в защите одного из фортов Брестской крепости от советских войск - слишком противоречиво, чтобы на него полагаться. Что, разумеется, никак не помешает эффектному сюжету о его подвиге в Бресте и дальше жить полноценной общественной жизнью.

50 comments | Leave a comment

18.05.2019
11:07

[Link]

к вопросу об антисемитизме и.л. солоневича
Обсуждая в фб эту афишу, Г.А. Морев заметил, что сам по себе антисемитизм в среде борцов с советской властью не являлся чем-то исключительным и был широко распространен. Я согласился с этим утверждением, но тем не менее отметил, что современные биографы И.Л. Солоневича тему антисемитизма аккуратно обходят и происходит это не столько из-за содержания высказываний Ивана Лукьяновича, сколько из-за их тайминга.

Если в первых выпусках "Голоса России" взгляды Солоневича довольно близки к описанию в википедии (Иван Лукьянович никогда не был юдофобом, оправдывал революционность евреев антисемитизмом, всегда осуждал погромы и впоследствии осуждал "зоологический" антисемитизм, распространенный в правой среде), то после переезда в Германию и получения финансирования от министерства пропаганды тональность его высказываний заметно изменилась, они стали куда более резкими. Наконец, после войны, перебравшись в Южную Америку, он возвращается на "болгарские" позиции: глядя со стороны, описывает ужасы нацистского преследования евреев, а на Р.А. Абрамовича и других меньшевиков-евреев нападает лишь в рамках политической борьбы (как он ее понимал).

Теперь подкреплю свое обобщение конкретными цитатами.

Вот Солоневич "болгарского периода":
Не так давно я писал о том, что ежели никто в России от этой великой и безкровной не выиграл ни на копейку, то ни на копейку не выиграло и еврейство. Если в Наркоминделе, в Наркомвнешторге и прочих заведениях евреи составляют подавляющий процент, то приблизительно такой же подавляющий процент они составляют и среди тех, кого сейчас великая и безкровная ставит к стенке. Иностранная печать по этому поводу начинает говорить об антисемитизме Сталина. Это, конечно, вздор. Дело не в сталинском антисемитизме, а в том, что вся эта международная компания, большинство которой составляют евреи, зарвалась окончательно и что разделка идет с теми атаманами и подъатаманами, которые имеют наименьшую опору в массах, т.е. с евреями. Никакой еврей никакой опоры в русских массах иметь не может. Еврейские агитаторы в дореволюционной деревне и в предреволюционной армии еще могли производить некоторый эффект. Сейчас это невозможно абсолютно. Это, по существу, не есть народный антисемитизм. Это есть ощущение, которое я бы очень схематически сформулировал бы так: "не наш, не по нашему думает, опять заведет в болото".
Поэтому, когда я несколько возражаю против перегибов в еврейском вопросе, то я исхожу из вот этого самого национального ощущения: теперь уж нас не проведешь.

("Голос России", №35, 23.02.1937 С. 1)

А вот Солоневич "немецкого периода":
На всех наших путях — на всех решительно — нам придется бороться с еврейс[тв]ом. В нашей антибольшевицкой работе — с еврейством Кремля и Коминтерна и с еврейством мировой и нашей собственной печати, в которой за поэтическими "Андрей Седых" скрываются прозаические Цвибаки. В нашей национальной работе — с попытками всяких Рубинштейнов представительствовать наши интересы. В нашей культурной работе — с попытками заменить свод законов Талмудом и Марксом. В нашей экономической работе — с попытками захватить над нами власть, если не дубьем, так ружьем, — если не сталинскими пулеметами, то ротшильдовскими франками. Здесь просто на просто ничего не поделаешь: придется.[...]
На Палестину еврейство имеет такие же права, как Швеция на Петербург, как Англия на Нью-Йорк, как Польша на Берлин. В незапамятные времена пришли в обетованную страну, вырезали ее население, превратили ее в пустыню и две тысячи лет тому назад рассеялись по своей диаспоре. Любая "земская давность" давным-давно прошла. Но насилие, совершаемое евреями, — насилием, как известно, не является. Вопрос же о Палестине для нас имеет не только теоретическое значение. Он рано или поздно станет перед нами в таком, весьма практическом, аспекте: куда нам девать своих евреев? Ну, не всех, конечно. Не все три половиной миллиона. Но хотя бы тех, кто останется.

("Наша газета", №2, 26.10.1938, С. 1-2)

Статья в "Ангриффе", опубликованная уже после вторжения немецких войск в СССР, использует ходульный образ "еврейского комиссара":
Еврей, который расстреливает.
В своих довоенных статьях в "Ангриффе" я писал: "Никакие патриотические и национальные лозунги не смогут отвратить ненависть русского народа от его истинного врага - еврейского комиссара". Во время финно-русской войны двухсотмиллионная советская империя оказалась бессильной против маленькой и почти безоружной Финляндии. Враг мужика сидел не в Гельсингфорсе, он сидел в Москве. Ни этот мужик, ни русский рабочий ничего не знают о плутократах. Они не знают, что плутократия - ничто иное как стратегический ход правящего миром еврейства, они не знают, что еврейство держит человечество в клещах - из буржуазных миллиардов и пролетарской революции. Н е у д а с т с я о д н о, т а к в о з м о ж н о у д а с т с я д р у г о е. Но е в р е й с к и й к о м и с с а р, в распоряжении которого находятся танки и самолеты, который убивает и расстреливает, этого комиссара мужик знает очень хорошо, он знает его л и ч н о. Впечатление от этого личного знакомства не смоет никакая пропаганда. Для русских народных масс еврейский большевизм - это враг №1, давнишний враг, враг нации и враг Отечества. Русский народ сражается с этим врагом оружием и саботажем уже 23 года. Никакая ложь и никакие напоминания о Суворове не вытеснят запечатлевшуюся в народном сознании картинку еврейского комиссара, который в случае победы уничтожит не только мужика и рабочего, но и всех крестьян и рабочих в Европе. Русская пословица гласит: "Ложью свет пройдешь, да назад не вернешься". Годы большевистского владычества были наполнены кровью и ложью, и сейчас для большевизма нет пути ни вперед, ни назад.

("Der Angriff", №159, 03.07.1941, S. 4)

И, наконец, Солоневич "аргентинского периода". Взгляд со стороны:
В Берлине в 1942 году два немецких СС[овца] — из русских немцев — в присутствии моем и ген. В.В. Бискупского написали, подписали и клятвенно заверили свои свидетельские показания об истреблении евреев в Польше. Потом они оба покончили самоубийством. Их показания вероятно погибли вместе с ген. Бискупским. Я не буду приводить их. Но там была такая сценка:
Несколько сот еврейских детей подлежали истреблению паром, довольно обычная в наш просвещенный век методика, утверждения истинной философии. Несколько необычный штрих в данной процедуре заключался в том, что температура пара была плохо рассчитана, и что детей сварили не слишком быстро. Да еще и в том, что в силу каких-то технических неполадок кое-кому из них удалось вырваться — их ловили и доваривали...

("Наша страна", №1, 18.09.1948, С. 1-2)

Политическая борьба:
Несколько менее очевидно утверждение, что Р. Абрамович и Ко разжигают антисемитизм. Однако, и это вовсе не так парадоксально, как кажется: Национальная Русская Армия будет все равно. Ее основной кадр — Власовское Движение. Меньшевики травят власовцев за их антисемитизм. Очень вероятно, что средний власовец, видя мелькание Р. Абрамовичей, воспринимает РСДРП как еврейскую партию и делает из этого соответствующие выводы. Антисемитизма же во Власовской Армии не было вообще никакого, хотя бы по одному тому, что Власовскую Армию интересовал вовсе не еврейский, а р у с с к и й вопрос. О реальном положении еврейского вопроса в гитлеровской Германии долгое время вообще никто ничего не знал и ген. Бискупский был первым человеком, который получил и распространил информацию о страшных истребительных лагерях для евреев. Но так как одновременно с этим лагерями были такие же лагеря и для русских [военнопленных] — и эти последние власовцам были известны по личному опыту, то для антисемитизма не было ни времени, ни почвы. Хотя, конечно, были кое-какие заявления в стиле гитлеровской фразеологии — ничего не поделаешь, на чьем возу едешь, тому песенку и пой. Но если меньшевики Р. Абрамовича ищут антисемитизм там, где его и вовсе не было, то почему власовцы не найдут семитизма там, где его, может быть, тоже нет?
("Наша страна", №87, 15.09.1951, С. 1-2)

Tags:

25 comments | Leave a comment

11.05.2019
15:10

[Link]

"пишем вам из перми": об исчезновении преступников
В 2004 году немецкий историк Ханнес Хеер издал книгу "Vom Verschwinden der Täter" ("Об исчезновении преступников"). Речь в ней шла о том, как послевоенное немецкое общество вытесняло из своего сознания собственные преступления: в них были виноваты Гитлер, казненные в Нюрнберге бонзы, эсэсовские айнзацкоманды... простые же солдаты, младшие офицеры или мелкие чиновники оккупационной администрации ничего не знали о преступных планах нацистской верхушки и лишь исполняли приказы.

Пятнадцать лет спустя мы можем с удивлением констатировать, что преступники исчезают снова, в этом случае речь, однако, идет о вытеснении не собственных, а чужих преступлений. Я внимательно прочитал полдюжины публикаций к 9 маю в оппозиционных российских масс-медиа, в том числе программные статьи Кирилла Мартынова в "Новой Газете" и Глеба Морева в "Ведомостях" (1, 2, 3, 4, 5).
Вот краткая выжимка их содержания: фашистский СССР, дым Победы, эксплуатация чужого подвига, бездарные генералы, чудовищные жертвы, нет права на праздник, своих расстреливали сотнями тысяч, нечем гордиться, советский тоталитаризм, завалили трупами, время после беды, наводящие порядок в войсках разнообразные мехлисы (трогательно, что автор П. Гутионтов дословно повторяет пассажи из берлинской "Зари" 1943 года), людоедская сталинская система, милитаристская мишура, масштаб катастрофы, заградотряды, преступления сталинского государства...

Заранее хочу отметить, что с частью интенций авторов относительно современности я согласен: наклейки "можем повторить" и "на Берлин" нельзя охарактеризовать иначе, как идиотские; георгиевская ленточка превращается (превратилась?) из символа в текстильно-графический ширпотреб; российская пропаганда ужасна; забота о последних оставшихся в живых ветеранах подменяется показухой, а на высоких трибунах появляются ветераны ряженые. И, конечно, я согласен с тем, что сталинский режим совершил множество преступлений, прежде всего против собственного народа.

Но все прочитанные мной статьи, посвященные, напомню, дню победы, объединяла еще одна общая черта: при всех многословных диатрибах против Сталина и его присных, в них нет ни слова ни о нацистских преступлениях, ни о планах Гитлера касательно жизненного пространства на востоке. Повторю, в полудюжине статей ко дню победы в крупнейших российских оппозиционных сми - ни слова о бесчеловечных планах и преступлениях тех, кого удалось - действительно, ценой огромных жертв - победить. Разумеется, это не случайно. Я уже разбирал идеологический конструкт, положенный в основу лекции А.Б. Зубова о Второй мировой войне: в нем добродетель олицетворяют западные демократии, злодейство - Советский Союз и лично Сталин, а для Гитлера не остается роли, так как существование двух главных злодеев противоречит законам жанра. У Зубова Гитлер представал потому фигурой амбивалентной, в нынешних интерпретациях он отсутствует вовсе, выпрыгивая из кармана нарратора лишь в те редкие моменты, когда необходимо приравнять сталинизм к нацизму.

Восприятие операции Барбаросса как стороннего обстоятельства, тусклого фона, на котором идет разговор о просчетах советского руководства и лично Сталина в начале войны, об их преступном безразличии к судьбе гражданского населения или военнопленных, о бесталанности и жестокости советского командования, представляется общим местом пермского дискурса. Представим себе обсуждение разбитой тарелки, в ходе которого подробно говорится о ее уродливости, о неумелости гончара, ее слепившего, о зловещем криминальном прошлом этого гончара, о том, что тарелка стояла на самом краю полки... но полностью игнорируется тот факт, что она разбилась от удара молотком.

Да, следует объяснить, почему я называю этот дискурс пермским. Около десяти лет назад известная ученая-социолог в одной из дискуссий заметила: "Вы ведь не думаете, что Гитлер дошел бы до Урала? Все-таки, Россия слишком большая страна, чтобы целиком ее оккупировать. Где-то остановился бы. Так что... я вполне бы могла быть. Жила бы в какой-нибудь Перми." Подобное сочетание твердой идеологии, очаровательной наивности и чудовищной исторической безграмотности является характерным для немалой части постсоветской интеллигенции, что и отражается в пермском дискурсе.

В комментариях к одной из статей, упомянутых выше, я задал вопрос о том, почему в ней нет ни слова об агрессоре и его преступлениях, и получил ответ: ведь они и так общеизвестны. Я усомнился в том, что аудитория автора знает, например, о действительных причинах массовой гибели советских военнопленных в немецком плену и действительно немедленно был одарен ссылкой на приказ 270, должной, по всей видимости, продемонстрировать, что в массовой гибели военнопленных виновны вовсе не нацисты .

Укажу на примечательное противоречие пермского дискурса - при подчеркнутой ориентации на западные демократии и восхвалении их достоинств - его носители и аудитория совершенно не в курсе западного исторического мэйнстрима. Если спросить у читателей "Новой газеты", знают ли они о плане голода (Hungerplan), являвшемся частью подготовки к Барбароссе, и предложить три ответа: "1) да, нацистское руководство исходило из того, что на оккупированной территории от голода умрут десятки миллионов жителей; 2) нет, это советская пропаганда; 3) в голоде на оккупированной территории виноват Сталин" - предполагаю, что третий ответ победит с изрядным отрывом. А ведь план голода только за последнее десятилетие обсуждался в работах Герлаха, Поля, Р.Д. Мюллера, Браунинга, Маттойса, Велера, Арнольда, Туза, Кэя, Хюртера и других авторов и спор идет лишь о том, существовал ли четкий план или лишь концепция, реализация которой конкретизировалась по ходу войны. Вместо знакомства с западной исторической наукой пермский дискурс удовлетворяется отечественными авторами, зачастую никогда не работавшими с немецкими архивами и даже не знающими языка, зато предлагающими исторический эрзац, хорошо ложащийся в идеологический шаблон.

Разумеется, идеология здесь вообще превалирует над историей, ведь политическая борьба ведется в современности, недаром автор одной из обсуждаемых статей в качестве ответа общества на милитаризацию страны призывает создать массовое пацифистское движение. Я с уважением отношусь к российским оппозиционерам (пусть и не ко всем) и, кстати, являюсь убежденным пацифистом (правда, полагаю, что для хорошего пацифизма нужны двое), но не могу не отметить, что кривая тропинка умолчания и игнорирования нацистских преступлений заканчивается - где-то за Пермью - тупиком.

153 comments | Leave a comment

20.04.2019
07:09

[Link]

-

52 comments | Leave a comment

09.04.2019
17:37

[Link]

10 заповедей монархиста
О том, что у арестованного после убийства В.Д. Набокова П.Н. Шабельского были найдены "10 заповедей монархиста", общественность узнала 13 июля 1922 года из газеты "Руль", которая процитировала некоторые из них.
Read more...Collapse )
В уголовном деле отложился, однако, оригинальный документ, который ниже и публикуется с сохранением орфографии.



Заповѣди,
данныя нашимъ Вождемъ 18го ноября 1920 года, въ Мюнхенѣ, на Barerstrasse, въ гостинницѣ "Marienbad"
Сережѣ

Слушайте, дети мои, обѣщанныя Заповѣди.

1. Я — монархистъ, внѣ партiй; чуждъ личнаго "Я", честостяжанiя, корысти и компромиссовъ.
2. Как монархистъ — я интернацiоналенъ и сознаю, что мои Вѣра и Вѣрность Идеаламъ моимъ не должны быть узкими: въ Священномъ Союзѣ съ единомыслящими, я сливаюсь воедино. [нрзб] светлое Имя [вписано:] Государя Императора Николая Александровича Царево для меня стоитъ прежде всехъ именъ Монарховъ. Но за каждого изъ Нихъ я готовъ умереть.
3. Всѣ понятiя своего счастья, Родины и дѣятельной работы моей неразрывно связаны съ Царемъ. Онъ для меня не человѣкъ, а Божiй Наместникъ. Царю я клянусь посвящать всѣ мои силы, дарованiя и порывы. Переживанiя Царя — Его горе и радости — это мои. Его враги — мои смертельные недруги. Безъ Царя — нетъ у меня Родины, нетъ счастья...
4. Всѣ, кто ни объявляетъ себя монархистомъ, долженъ быть чистъ. Правый стягъ не долженъ прикрывать преступленiе. Для меня мои единомышленники не по словамъ, а по дѣлу.
5. Я дѣйствую тайно, не хвалясь никогда тѣм, что сдѣлалъ и избѣгаю похвалъ. Царская похвала одна: другая мною исключается.
6. Ради торжества монархическихъ началъ, я готовъ пролить кровь: за это я отвѣтственъ Богу и Царю.
7. Борьбу съ масонами я веду всѣми способами и средствами — въ нихъ предтечи Антихриста, слуги Сатаны, враги Вѣры Христовой и Миропомазанниковъ Божiихъ.
8. Я, не принадлежа самому себѣ, не боюсь никого, ничего и ни за что: упадокъ духа я восполняю молитвой — Святому Великомученику Iоанну Воину и Святителю Гермогену. Имъ я ввѣряю свои муки, горе и сомнѣнiя, только имъ однимъ!
9. Каждый изъ насъ долженъ быть остороженъ, молчаливъ, замкнутъ, кромѣ своихъ братьевъ по Кресту, на которомъ дана клятва.
10. Слово Помазанниковъ Божiя для меня — законъ. Крестъ и Скипетръ Самодержца — для меня величайшiя Святыни, ибо въ нихъ заключается отраженie моихъ идеаловъ и санкцiя завѣтовъ.
Ѳ.Винберг.

Tags: , ,

37 comments | Leave a comment

17.03.2019
17:22

[Link]

допросы лонгина иры (3)
Первый допрос
Второй допрос

(Третий) допрос Лонгина Иры, 27 сентября 1946 года.


Read more...Collapse )Д.: Откуда вы получали свои донесения?
ИРА: Ниоткуда. Из своей головы.
Д.: Каждое отдельное донесение из головы?
ИРА: Каждое отдельное донесение и о России и вообще.
Д.: Донесения Макса и Морица были вами выдуманы?
ИРА: Да, на основе рассказов людей о том, что они слышали.
Д.: Скажите ему: мы здесь не для того, чтобы внимать сказкам.
ИРА: Да, было два источника. У меня были швейцарские газеты.
Д.: Хорошо. То есть ваша версия в том, что все донесения Макса и Морица выдумывались в вашей голове и единственной информацией были новости, которые вы получали от других людей?
ИРА: Да, я и другие.
Д.: То есть истории, которые вы рассказывали ТУРКУЛУ, были ложью?
ИРА: Да. Но генерал ТУРКУЛ с этим никак не связан. Это было полной ложью. После войны он часто расспрашивал меня об этом.
Д.: Итак, вся история, например, о САМОЙЛОВЕ, была ложью?
ИРА: Да. САМОЙЛОВ существует и находится в России, но не имеет к этому никакого отношения.
Д.: Но из каких радиопередач, в первую очередь, из британской зоны, ваши люди узнавали номера и названия военных и авиационных частей?
ИРА: Все было в газетах. Я знаю, что вчера вы блефовали, сказав, что все это не было помощью ни Германии, ни вам.
Д.: Британские коммюнике или британские газеты не содержали названий или номеров частей.
ИРА: Я не слушал британское радио, но [номера] британских дивизий не приводились.
Д.: Откуда же вы их брали?
ИРА: Из болгарских газет…
(ДЖОНСОН: Он хочет объяснить нам, что касательно Ближнего Востока у него никогда не было обилия номеров, а некоторые он узнавал из запросов, передаваемых ему КЛАТТОМ. В целом их было мало, по русскому фронту больше.)
Д.: Откуда вы брали имена командиров британских частей?
ИРА: В болгарских газетах было полно этих имен.
Д.: И тем же способом вы получали информацию о русских номерах, названиях частей и имена командиров?
ИРА: Из газет и из русских новостей. Этого было много в русских радиопередачах, поскольку всегда, когда дивизия отличалась, они, что довольно глупо, раздували из этого огромные истории, упоминая номера и имена людей. Там, все было ясно: Первый украинский фронт, Второй украинский фронт и т.д.
Д.: Таким образом, когда он сообщал о передвижениях русских войск или судов, все донесения были лишь догадками?
ИРА: Да, сочетание работы головой и новостей из газет.
Д.: Но каким образом немцы никогда не обнаружили, что все эти выдумки ложны?
ИРА: Это и меня интересует. Вчера я сказал, что чувствую Россию сердцем, даже Украину и поэтому могу выдумывать такие штуки. У немцев не было этого чутья.
Д.: Но как быть с историей о конвое в Черном море, которую немцы верифицировали?
ИРА: Это была чистая логическая дедукция. Поэтому четыре или пять раз во время войны меня трясло: вдруг они смогут проверить, и информация не подтвердится.
Д.: И каков был мотив, который двигал вами, пока вы сидели в Софии и выдумывали эти истории?
ИРА: Еще раз, вчера вы уже спрашивали, зачем я передавал донесения Морица. Сейчас я скажу то, что действительно хочу. Во время войны русские эмигранты были разделены...
Д.: Мы не интересуемся эмигрантской политикой.
ИРА: Мой мотив заключался в том, что немцы и русские должны обескровить друг друга...
Д.: Но каким образом стопка ложных сведений позволит немцам обескровить русских или наоборот?
ИРА: … пока не произойдет [анти?]коммунистическая революция...
(ДЖОНСОН: Он хочет, чтобы мы поверили...)
Д.: Вы хотите, чтобы мы поверили в то, что с 1941 по 1945 годы вы изготавливали по полудюжине выдуманных донесений в день, а немецкий генеральный штаб был не в состоянии обнаружить, что они вовсе не стоят многих тысяч марок?
ИРА: Не знаю, что думал немецкий генеральный штаб, поскольку никогда не получал реакцию от него. Если бы у меня была прямая связь с генеральным штабом, возможно, они сказали бы мне, и я бы испугался. Возможно, они говорили КЛАТТУ, но он мне не передавал.
Д.: Тем не менее немецкий генеральный штаб хотел не просто платить, но и увеличивать оплату за рассказы обо всем на свете, которые вы выдумывали в Софии просто на основе публично доступной информации.
Read more...Collapse )

Tags: , ,

25 comments | Leave a comment

13.03.2019
17:59

[Link]

к новой жизни или снова раннее творчество тов. зыкова
см. также много всестороннего материала по ряду вопросов или раннее творчество тов.зыкова

Вестник нового мира
– Ты побеждена, природа!
Видишь? – Вон реет, забираясь в твои неприступные выси могучая птица...
Она таранит своим стальным телом твою грудь, бесстрашно врезается в перистые облака.
Ты побеждена, природа!
Эта птица – создание рук человека.
Слышишь как гудит пропеллер? – Он поет победную песнь, песнь торжества силы и разума над насилием, темнотой и невежеством...
Глядите и вы, – служители вымышленного бога!...
Каждый взмах могучих крыльев гигантской птицы разрезает сотканную вами паутину лжи и невежества!
Смотрите и бойтесь!...
Ваш дряхлый бог, в которого вы сами не верите, потерял свой последний кусок славы...
Он побежден!...
В его царство – заоблачную высь пробралась могучая птица из стали и аллюминия.
Ты побежден ненавистный бог угнетателей...
Пытливый ум управляет птицей. Он возвестит твое поражение, он на весь мир прокричит о вековой лжи слюнявых служителей церкви!...
* * *
Дрожи старый мир насилия, тунеядцев!...
Этот стальной орел несет яркий флаг.
Ты видишь его цвет? – Он напоен лившейся из века в век, кровью рабочих и крестьян.
Посмотри на рисунок его могучих крыльев.
Ты бледнеешь? – Да! На них пятиконечные звезды с эмблемой царства труда – серпом и молотом.
Да! Бледней, трясись, как трясется порочный старик, перелистывая перед смертью страницы прожитой жизни.
* * *
Старый мир! – Твоя карта бита!...
Так оберегаемая тобой наука, стала достоянием рабочего класса.
Воздушным кораблем управляет могучий великан с мозолистыми руками.
Он теперь знает все и не верит больше твоим лживым бредням.
Он создал на страх тебе эту птицу.
Он создал ее, не доедая, не досыпая, на свои скудные средства.
И творя, он посылал тебе проклятья, о, гнилой старый мир!!
Имя этому великану – р а б о ч и й.
Слышишь, что гудит пропеллер?...
Он поет свою победную песню.
– Тысячи стальных птиц покроют синее небо!...
– Они черной тучей взовьются над миром насилья!...
– Прочь с дороги, темнота, невежество и угнетенье!
– Рассыпься старый мир!
– Вечно могучий, вечно прекрасный новый мир, мир труда и справедливости выслал своих вестников в лазурное поднебесье, чтобы возвестить всей вселенной, что он – мир счастья – родился.
Н.Я.
"Наковальня", Екатеринослав, 16.09.1923

Read more...Collapse )

Tags:

11 comments | Leave a comment

10.03.2019
18:10

[Link]

допросы лонгина иры (2)
Первый допрос

(Второй) допрос Лонгина Иры, 25 сентября 1946 года.


Д.: Когда вы потеряли свой глаз?
ИРА: На гражданской войне под Черниговым в ДЕНИКИНСКОЙ армии.
Д.: Когда вам вставили стеклянный глаз?
ИРА: Этот? В Мюнхене.
Д.: Интересно. Мы слышали, что вы потеряли ваш глаз вследствие болезни, а не в результате боевых действий.
ИРА: Нет, у меня была контузия, я ослеп и примерно в 1941 [1921] году глаз удалили.
Д.: Мы слышали, что это произошло существенно позже. Ваши слова не согласуются с тем, что мы недавно услышали.
ИРА: У меня была операция, и она была следствием войны, я ослеп в 1921 году.
Д.: Где вы находились?
ИРА: В Чехословакии.
Д.: Т.е. операцию провели в Чехословакии.
ИРА: Да, в Мукачево.
Д.: Когда вы впервые встретились с генералом ТУРКУЛОМ?
ИРА: На гражданской войне, в Крыму.
Д.: Вы хорошо его знали?
ИРА: Да, конечно, но лишь как самый младший офицер знает генерала.
Д.: Но генерал ТУРКУЛ хорошо знал ваше имя?
ИРА: Нет. Я был там, когда он приехал с Кавказа.
Д.: Но когда вы бывали в офицерской столовой, вы встречались?
ИРА: Не в столовой. Он был командующим.
Д.: Когда вы вместе были в Крыму, генерал ТУРКУЛ знал уже ваше имя?
ИРА: Нет, ведь он был генералом.
Read more...Collapse )

Tags: , ,

10 comments | Leave a comment

19.02.2019
14:26

[Link]

127 ненужных фактов, выпуски 1-12
Записи из рубрики, которую я веду в фейсбуке.

Выпуск 1.
По некоторой необходимости два дня бороздил архив хитрой организации под названием Межрабпом (международная рабочая помощь, не путать с МОПР - международным обществом помощи борцам революции). При нэпе эта организация не на шутку увлеклась хозяйственной деятельностью и завела себе рыбный промысел в Астрахани, колхоз под Казанью, ресторан в Москве и пр., причем общее руководство осуществляли иностранцы-коминтерновцы в Москве, а конкретными хозсубъектами руководили агенты на местах. Дополнительно по всей стране рассылались агенты для сбора помощи голодающим Германии, пока суд да дело последних должен был утешать иллюстрированный журнал "Not und Brot" ("Нужда и хлеб")
Отсюда типичная повестка дня: "В субботу, 26.1.24 г. в 2 часа состоится заседание Правления. Порядок дня: 1) пропаганда, 2) помощь Германии, 3) рыбные промысла, 4) ресторан, 5) текущие дела." (под рестораном подразумевается хозсубъект, а не то, что вы подумали).

Однако, увы, дух, явленный в ходе возгонки иностранных коммунистов с советскими нэпманами оказался вовсе не духом грядущей коммунистической экономики.
Одного из контрагентов Межрабпома где -то на Украине звали (из документа слова не выкинешь) Сруль Страшный. Не могу сказать про него ничего дурного, но вот некоторые другие агенты Межрабпома оказались, судя по всему, страшными ср... аферистами, благодаря чему постепенно перекочевывали из папки отдела кадров в папку переписки с ОГПУ. Впрочем, в последней встречается и более абстрактная тематика: "19.11.23 г. прибыл из Берлина тов. Ф.ШУЛЬЦ, который в качестве заведующего Кино-бюро Межрабпома предполагал производить киносъемки на самых отдаленных окраинах России и для этой цели захватил с собой 'маузер' среднего калибра."
Или:"Гражданину Неймарк.
Москва, Остоженка 37.
С некоторых наших сотрудников мы собрали деньги и обязались, что Вы будете обслуживать их за это как парикмахер.
Вы уклонились от исполнения Ваших обязанностей и поэтому мы предлагаем Вам возможно скорее уладить этот вопрос, пока не предприняты против Вас более решительные меры.
Российское отделение центрального комитета Межрабпома
"
(к сожалению, мне не удалось найти в адресной книге ни парикмахера Неймарка, ни парикмахерскую на Остоженке, что не позволило приоткрыть завесу тайны между производственными силами и производительными отношениями.)
В итоге у лохматых и небритых иностранных коммунистов постепенно изымали один хозсубъект за другим. Когда к концу 1924 года один из агентов добрался до Читы и доложил оттуда, что приступил к сбору хлеба для помощи Германии, ему лапидарно ответили, что помощь Германии ликвидирована, а собранное следует раздать собственным нуждающимся губерниям. И то хлеб.

И тем не менее одно ответвление этого наивно-нелепого проекта вошло в историю. Кооперативная кинокомпания "Межрабпом-Русь" сняла фильмы, ставшие классикой отечественного кино: "Аэлита", "Закройщик из Торжка", "Процесс о трех миллионах" и т.д.
Что подтверждает сугубую универсальность замечания классика о терпентине.
Read more...Collapse )

Tags:

69 comments | Leave a comment

08.02.2019
12:18

[Link]

шпион, взявший самоотвод
Несколько лет назад я разбирался с загадочной историей "майора Капустина" - старшего лейтенанта РККА, затем осужденного, которого отправили в Берлин с заданием устранить Власова. Он был разоблачен, посажен в тюрьму, а после войны сначала загадочным образом раздвоился (включая двух жен), а затем пропал.
дело майора капустина
поиски майора капустина

Сегодня - вбоквел к этой истории.

Как и следовало ожидать, в январе 1943 года мы находим Семена Николаевича Капустина в Казани, в списке лиц, осужденных военным трибуналом по ст. 193-7 ("самовольная отлучка").
Read more...Collapse )

Tags:

40 comments | Leave a comment

02.02.2019
16:35

[Link]

служба утерянных цитат - 15
Цитата.
"На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались."

Вариации.
"Когда начинают часто говорить о патриотизме – значит опять, сильно проворовались".
"Если патриотизм, значит, небось, проворовались".
"Заговорили о патриотизме. Как видно, украсть что-то хотят"
"Если в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли." и т.д.

Авторство.
Народное. Ошибочно приписывается М.Е. Салтыкову-Щедрину.

Использование.
"Сейчас вот опять на патриотизм стали напирать. Напрашивается продолжение от Михаила Евграфовича – «...видать, проворовались»" (Г. Бовт. Есть ли жизнь после Путина. 2017.)
"Как прекрасен и вечен Салтыков-Щедрин! Я однажды час читал по радио цитаты из него – и был завален письмами повторить... Когда в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли. И так далее, так далее; самый вечно живой из всех русских классиков." (М. Веллер. Огонь и агония. 2018)
Вот вы, допустим, совершенно случайно натыкаетесь на такую фразу "На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались". И если эта фраза не была бы подписана именем Салтыкова-Щедрина, едва ли бы вы сообразили, что речь там идет о второй половине XIX века, а не о начале XXI. (Л. Рубинштейн. Знаки внимания. 2018. См. также в колонке 2011 г.)
А уж если о своем великом патриотизме стали усердно разглагольствовать очень большие начальники – об этом феномене исчерпывающе высказался еще Салтыков-Щедрин: «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». (Б. Акунин. 2015).
Причем какие-то меры надо предложить конкретные — а из конкретного в голове только Салтыков-Щедрин: «О патриотизме заговорили — значит, проворовались». (Д. Гудков, 2016)
А также десятки других писателей и журналистов.

Происхождение.
Вероятно, из публицистики начала 90-х гг.
В "классическом" виде зафиксирована в январе 2007 г. на anekdot.ru.
Несколько иной вариант использовал в 2005 г. А. Кох:
Для другой группы людей, которая, я ещё раз подчеркну, составляет значительное меньшинство, по сравнению с первой группой, приоритетом является человек, его права и, безусловно, его жизнь. Ради этих ценностей, а не ради территориальной целостности и суверенитета, опять же никакие жертвы не бессмысленны. Вообще, все эти тезисы о территориальной целостности и суверенитете – не более, чем злонамеренное зомбирование людей с целью сохранения власти. Так думает это самое меньшинство. У Салтыкова-Щедрина есть фраза: «Что-то больно на патриотизм напирает, наверное, проворовался»... Это классическая артикуляция позиции меньшинства.
Наконец, самая ранняя пока найденная формулировка несколько неожиданно отсылает к статье К. Борового "Личность и государство: кто для кого?":
Есть в таком государственном патриотизме, проповедуемом действующими чиновниками, бывшими и будущими, одна черта, которая подмечена еще Салтыковым-Щедриным: что-то о патриотизме стали часто говорить, значит сильно воруют... (Сборник "Мифы и факты: 50-летие победы : гуманные ценности и патриотизм", 1995).

Что говорил Салтыков-Щедрин?
Первый вопрос, который разъясняют последние события, — это вопрос об отношении к идее патриотизма бесчисленных паразитов, наполняющих мир... Почти на каждом шагу приходится выслушивать суждения вроде следующих: «правда, что N ограбил казну, но зато какой патриот!» или: «правда, что N пустил по миру множество людей, но зато какой христианин!» — и суждения эти не только не убивают нашу совесть, но даже не удивляют нас. Стало быть, несовместимость таких явлений, как казнокрадство и патриотизм, вовсе не настолько ясна, чтобы можно было считать поставленные выше вопросы окончательно упраздненными.
Причина сближений столь странных и неожиданных бесспорно заключается в общей путанице наших обыденных воззрений на жизнь. Благодаря обилию фантастических элементов, переполняющих наше воспитание, жизнь с детства кажется нам разделенною на две половины, из которых в одной складываются интересы высшего порядка, в другой — интересы порядка низшего. Связи между этими двумя половинами не полагается, а следовательно, не может быть речи и о взаимном питании. Если низшие интересы представляют сброд неосмысленных мелочей, очутившихся рядом без всякого порядка, то интересы высшие представляют совершенно призрачный мир, доступный всевозможным толкованиям и перестановкам. Пользуясь этой разрозненностью, человек может свободно переходить из одной половины в другую и, не возбуждая ни в ком удивления, уравновешивать самые гнусные поступки высокопарными и бессодержательными фразами. Заведомый шулер может утверждать, что человек без добродетели — все равно что тело без души; заведомый прелюбодей может удостоверять, что человек, не соблюдающий семейной чистоты, — все равно что пламя, горящее тусклым и негреющим светом; заведомый казнокрад может объясняться в любви к отечеству...
Идея, согревающая патриотизм — это идея общего блага. Какими бы тесными пределами мы ни ограничивали действие этой идеи..., все-таки это единственное звено, которое приобщает нас к известной среде и заставляет нас радоваться такими радостями и страдать такими страданиями, которые во многих случаях могут затрогивать нас лишь самым отдаленным образом. Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве.
Напротив того, идея, согревающая паразитство, есть идея, вращающаяся исключительно около несытого брюха. Паразит настолько подавлен инстинктами личного эгоизма, что не может сознавать себя в связи ни с какою средою, ни с каким преданием, ни с каким порядком явлений. Хотя же и случается, что он предпочитает одну территорию другой и начинает называть ее отечеством, но это не отечество, а только оседлость. Воспитательное значение паразитства громадно: в этой школе вор мелкий развивается в вора всесветного.
До сих пор произвольное деление жизни на две половины мешало сознавать это различие, но практика взяла на себя труд обозначить его с определительностью почти осязательною. Отныне нет больше сомнений. Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, то есть сегодня патриотом, а завтра проходимцем. Всякий должен оставаться на своем месте, при исполнении своих обязанностей.

(статья "Сила событий", 1870 год)

Рядом с величайшей драмой [Крымской войны], все содержание которой исчерпывалось словом "смерть", шла позорнейшая комедия пустословия и пустохвальства, которая не только застилала события, но положительно придавала им нестерпимый колорит. Люди, заведомо презренные, лицемеры, глупцы, воры, грабители-пропойцы, проявляли такую нахальную живучесть и так укрепились в своих позициях, что, казалось, вокруг происходит нечто сказочное. Не скорбь слышалась, а какое-то откровенно подлое ликование, прикрываемое рубрикой патриотизма. Никогда пьяный угар не охватывал так всецело провинцию, никогда жажда расхищения не встречала такого явного и безнаказанного удовлетворения... Среди этой нравственной неурядицы, где позабыто было всякое чувство стыда и боязни, где грабитель во всеуслышание именовал себя патриотом, человеку, сколько-нибудь брезгливому, ничего другого не оставалось, как жаться к стороне и направлять все усилия к тому, чтоб заглушить в себе даже робкие порывы самосознательности.
(статья "За рубежом", 1880 год, указано уваж. Григорием Гольдштейном)

Кто, если не Салтыков-Щедрин?
Русский поэт Алексей Михайлович Жемчужников.
В его поэме "Сказка о глупом бесе и мудром патриоте" (1881-1883) есть вложенный в уста беса вопрос:
А что ж никто из вас, меж тем
Того презреньем не покроет
Кто родине и куры строит
И вместе как ближайший друг
К ней лазит запросто в сундук?
Как завелось у вас однажды,
Так, видно, будет и вперед:
Хоть грабит патриот не каждый,
Но что ни вор, то — патриот.


По иронии судьбы, Жемчужников послал поэму в "Отечественные записки", но она была отвергнута редактором журнала М.Е. Салтыковым-Щедриным.
Read more...Collapse )

Tags:

43 comments | Leave a comment

31.01.2019
12:26

[Link]

"все самочинцы произвола..."

Статья в Неприкосновенном Запасе про убийцу В.Д. Набокова: "Все самочинцы произвола...": подлинная биография Сергея Таборицкого.

Это самый безумный - по крайней мере, из известных мне - сюжет в русской эмиграции 20 века.

И лучшая - по крайней мере, по охвату материала - моя статья.

Так что буду весьма признателен за отзывы и распространение.

P.S. С заголовком забавная история: все, что написано в статье - верно, но на самом деле, изначально это четверостишие из стихотворения С. Бехтеева "Не верь лжецам", т.е. неосознанный или даже сознательный плагиат.

Tags:

66 comments | Leave a comment

20.01.2019
15:15

[Link]

открывает архивные документы с целью подрыва демократии
Чтобы юзеру Viktor7@sgvavia не было скучно в одиночестве, к нему присоединяется мой бывший знакомый С. Сумленный:

Петров - удивительно токсичная личность (группа подрядчиков и подпевал российского пропагандиста Дюкова). Даже когда он постит правду и открывает действительно неизвестные ранее архивные документы, он делает это - как мне кажется - с целью подрыва демократии и установления гибридного режима "ничего не правда, все плохие". Отсюда его постинги в поддержку РТ и пр. Ну а на теме Украины он очень давно сидит, она у него идея фикс (на чем он и спелся с Дюковым, у которого идея фикс - страны Балтии).

Tags:

65 comments | Leave a comment

10:31

[Link]

белая церковь. август 1941 г. документы (III)
Ровно год назад я опубликовал перевод документов о массовых убийствах евреев в Белой Церкви в августе 1941 г.

Впоследствии мне удалось поработать с материалами белоцерковской управы, сохранившимися в ДАКО, несколько документов публикуются ниже.
Это три объявления, не нуждающиеся в дополнительных комментариях, список сотрудников управы и самый ранний сохранившийся список милиционеров Белой Церкви (вероятно, начало сентября).

Из списка милиционеров (предположительно участвовавших в расстрелах) бесспорно идентифицируем Антон Васильевич Шпак, бухгалтер местного маслозавода, впоследствии эмигрировавший в Канаду и живший там под именем Анатоля Белоцерковского, активно сотрудничая в эмигрантских украинских организациях.
Я обязательно продолжу сбор материала и постараюсь подготовить и опубликовать итоговую статью.
Read more...Collapse )

Tags: ,

32 comments | Leave a comment

18.01.2019
10:17

[Link]

по косноязычию безразлично какого из языков
В связи с публикацией допроса полковника Козлова был в очередной раз разоблачен бдительным энтузиастом:

Меня смущает то обстоятельство, что на штампе читается "Panzergruppe 2" и дата 03.11.41, как известно "Panzergruppe 2" была 05.10.41 преобразована во 2 танковую армию (2. Panzerarmee). Использование штабом армии, а никто другой не допрашивал бы пленного такого ранга, старого штампа месячной давности невероятно... Кто и зачем использовал этот штамп?
Насколько достоверен сам документ? 2. Panzerarmee входит в Heeresgruppe Mitte и вместо передачи протокола допроса по инстанции получает оный в обратном порядке? Для немецкого делопроизводства допустимо лишь как копия для информации, такого примечания на приведённом не видно...
Протоколы допросов или показания всегда и везде подтверждаются подписью допрошенного. Я подписи Козлова там не вижу...
Я не знаю, кто эти люди-анонимы скрывающиеся под никами "gistory" и проч. и кто и зачем их снабжает "документами". У меня нет желания разыскивать, кто такой "лабас" и где являются ли проявления слабости в знании немецкого языка подгонкой под результат или же просто элементарное незнание.
"Гистори" получает "документ" от Федина. Нажимаешь на его ссылку, и видишь чьего поля ягода этот Федин, или то, что за этим профилем скрывается. В друзья нынешней России его записать ну никак невозможно. Не зная ни "лабаса", ни "гистори", ни "Федина" могу сказать, что моё ощущение таково, что их кредо - нечем вам гордиться! Зачем и кому это выгодно, нетрудно догадаться...
Группа "недоброжелателей" Путина и Со, это ведь он... требует держать в памяти наших героев войны, пытается всё и вся поставить под вопрос. За деньги присылают или деньги присылают, да в добавку ещё и "нужные" документы?
Такой перевод по незнанию и косноязычию безразлично какого из языков, или же умышленная попытка преставить всё в "нужном" виде?...
Что мы знаем о "парнях"? Кто они и зачем? Для меня пока их деяния выглядят на отрабатывание бабок по типу "навальных".

Tags:

32 comments | Leave a comment

16.01.2019
12:55

[Link]

überall trete ich auf eine harke
Очередная забавная история из немецкой журналистской жизни.
Как известно, председатель союза немецких журналистов (DJV) Франк Юбералль (Frank Überall) выступил против лицензии на вещание для канала RT Deutsch.
Тут нечего особенно комментировать, примерно как и тот факт, что в России некоторая часть интеллигенции, именующая себя либеральной, поддерживает 282 статью. Был, как говорится, категорический императив, да сплыл.

Но про RT Deutsch и DJV есть предыстория.
В 2017 году DJV резко высказался против того, что бывший министр-президент Бранденбурга Матиас Платцек дал интервью RT Deutsch. В обосновании говорилось, что RT Deutsch "запустил историю о мнимом изнасиловании и тем самым вызвал дипломатические осложнения". Как известно, историю о "девочке Лизе" действительно запустил российский канал, но Первый, а не RT Deutsch. В результате уже известный нам Франк Юбералль вынужден был извиняться: "Первоисточник 'дела Лизы' - не RT Deutsch! Утверждать иное было ошибкой, за которую мы просим извинения".

И вот теперь тот же Франк Юбералль дал короткое интервью о своем призыве не выдавать RT Deutsch лицензию на вещание. В частности, его спросили: "Вы жалуетесь, что в прошлом RT постоянно выдумывала истории. Какие сюжеты RT Deutsch были выдуманными историями?" Он ответил: "Возьмите дело Лизы, в котором массированно пытались возбудить недовольство беженцами". Даже если оставить в стороне тот факт, что "делу Лизы" минуло уже три годочка, нетрудно заметить, что 1) оно не было выдуманной историей и 2) в конкретном репортаже о нем RT Deutsch (видео, транскрипт) нет никаких обвинений в адрес беженцев. К репортажу можно и нужно предъявлять претензии: он дает одностороннее освещение событий, а большую его половину занимает беседа с корреспондентом Первого канала И. Благим, которому, по правде говоря, после "дела Лизы" следовало оставить журналистику и полностью посвятить себя животноводству. И вообще "дело Лизы" - большой ляпсус российской пропаганды. Но конкретные претензии, которые предъявил Юбералль, не соответствуют действительности, он снова наступил на те же грабли и спутал RT Deutsch с Первым.

Хотел бы быть понятым правильно. Безусловно, RT Deutsch - российский пропагандистский канал. Но если взять определение пропаганды из энциклопедии "Британика": "...У пропагандиста есть конкретная цель или набор целей. Чтобы достичь их, пропагандист преднамеренно отбирает факты, аргументы и символы и представляет их так, чтобы достичь наибольшего эффекта. Чтобы максимизировать эффект, он может упускать существенные факты или искажать их, и может пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации " и сопоставить его, например, с аннотированной библиографией статей, теле- и радиопередач немецких масс-медиа, посвященных ЧМ-2018, то обнаружится совпадение практически по всем критериям. Так может быть правильнее начинать не с запрета чужой пропаганды, а с попытки понять, почему столь неэффективна своя? Как говорится, Клаас Релоциус рекомендует...

via NachDenkSeiten

Tags:

42 comments | Leave a comment

14.01.2019
14:54

[Link]

делопроизводитель
В материалах 112 пехотной дивизии вермахта, которая до начала октября подчинялась XXXXIII армейскому корпусу, удалось найти приказ командующего корпусом, перевод которого публикуется ниже:
Командный пункт, 8.10.41
Командование XXXXIII а[рмейского] к[орпуса]
Отдел Ic. Nr. 3243/41 (1027) geh.
В связи с: AOK 2, Ic / A.O. Abw.III
Nr. 2075/41 g. Br.B.Nr. 1295/41 vom 2.10.41.
Тема: борьба с партизанами.

Дополнительно приказывается следующее:
1) За дела по борьбе с партизанами и сопутствующие этому вопросы в воинских частях и подразделениях (с батал[ьонного] уровня) отвечают офицеры по контрразведке. При штабах дивизий и штабе корпуса – офицеры Ic [разведка и контрразведка].
2) В тесном контакте с гражданским населением установить с помощью переводчиков, имеются ли партизанские логова и где именно, а также где совершались налеты и акты саботажа.
Если в ходе этих выяснений возникнет подозрение, что в определенном районе находятся партизаны, задачей див[изии] является выявить и устранить партизанские логова в зоне своей ответственности. Для этого от случая к случаю див[изии] создают подвижные отряды и задействуют их против партизан.
Зоной ответственности див[изии] считается:
а) если див[изия] находится на передовой, зона в 20 км за линией фронта
б) если див[изия] или ее подразделения находится на отдыхе или по месту расквартирования - место расквартирования.
3) Об установленных или предполагаемых партизанских логовах за пределами зон ответственности докладывать офицеру Ic корпуса. Командование корпуса примет необходимые меры. Указанные в распоряжении AOK 2 донесения о действиях партизан подавать офицеру Ic корпуса постоянно вместе с ежедневными разведсводками.
4) Относительно проведения [антипартизанской] разведработы при помощи населения, а также партизанских методов ведения боя указывается на разосланный офицером Ic корпуса до батал[ьонного] уровня приказ "Действия войск в отношении деятельности партизан" (от 29.9.41).
5) Лейт[енант] Бейтельшпахер, корпусный батальон связи 443, немедленно переводится в штаб корпуса на должность ответственного по партизанским делам.
Ему поставлена задача в непосредственном контакте с див[изиями] и в тесной связи с гражданским населением разъяснить партизанскую обстановку в расположении корпуса.
Подписано в подлиннике:
Хейнрици

В начале 2015 года нам удалось установить идентичность лейтенанта Бейтельшпахера из батальона связи 443 с ученым-почвоведом, автором диссертации "Методы установления малых количеств калия в почвенных растворах" (1933), которой предпослана следующая автобиография:
Я, Ханс Бейтельшпахер, родился 20 сентября 1905 г. в семье инженера Ханса Бейтельшпахера в Розенфельде под Одессой. После окончания начальной школы в Розенфельде, я в 1913 г. поступил в одесское реальное училище им. св.Павла, которое посещал до 1920 г. После сдачи экзаменов на аттестат зрелости в Нейфрейдентале в 1922 г. я на семь месяцев посвятил себя практической работе в сельском хозяйстве. С зимнего семестра 1922/23 по зимний семестр 1925/26 я изучал химию в Новороссийском университете в Одессе. С зимнего семестра 1925/26 я изучал сельское хозяйство в высшей школе сельского хозяйства Хоэнхайм, где защитил в 1928 году диплом агронома. В летнем семестре 1928 г. я изучал химию в технической высшей школе Штутгарта, где и начал работу над этой диссертацией. С 1928 по 1930 г.г. я работал ассистентом в институте питания растений в Хоэнхайме, с летнего семестра 1930 г. продолжил изучение химии в технической высшей школе Штутгарта.

Во второй половине 30-х Ханс Бейтельшпахер служил доцентом в университете Кенигсберга, пока не был призван в армию. Благодаря знанию русского языка он обратил на себя внимание командующего корпусом генерала Хейнрици, а в начале октября, когда корпусу стали активно досаждать партизаны, Хейнрици назначил Бейтельшпахера на специально созданную должность ответственного по партизанским делам. Слово "Sachbearbeiter" (прямой перевод "делопроизводитель") пахнет штабной рутиной, но Бейтельшпахер не удовлетворился одним лишь "разъяснением обстановки". Поясняя, что жаждет отомстить за погубленную и сосланную большевиками родню, Бейтельшпахер принялся охотиться за партизанами и прочими подозрительными лицами и творить скорые и бессудные расправы. Даже в записях самого Хейнрици сквозит нотка удивления.
2.11. Л[ейтенан]т Бейтельсбахер вчера в Лихвине, а сегодня поблизости отсюда прикончил в общей сумме 12 партизан. Никогда бы не подумал, что этот маленький незаметный человечек настолько энергичен.
5.11. Наш русский переводчик крайне энергично взялся за борьбу с ними. Население не раз уже информировало нас о партизанах, так как боится, что они будут его притеснять. Партизан можно схватить только с помощью крестьян. Переводчику за истекшие три дня удалось поймать и прикончить 15, среди них нескольких женщин. Партизаны клятвенно преданы друг другу. Они позволяют себя расстрелять, но не выдают товарищей.
6.11. Бейтельсбахер только 6-го поймал 60 человек, из них 40 красноармейцев, 20 он сумел привести и прикончить. Одного молодого парня они повесили в городе, т.е. он забирает у полевой жандармерии эту безрадостную работу и выполняет ее сам...
7.11. Я сказал Бейтельсбахеру, чтобы он не вешал партизан ближе, чем в ста метрах от моего окна. Не самый приятный вид с утра.
8.11. Снова и снова с полевыми жандармами и тремя преданными ему красноармейцами (крестьянскими детьми) он уходит на задание и никогда не возвращается, не пристрелив или не повесив нескольких разбойников.

Молодого парня, повешенного 6 ноября в Лихвине, звали Александр Чекалин, в честь него впоследствии этот город был переименован. В январе 1942 года Хейнрици получил назначение на пост командующего 4 армией, а его бывший корпус был переброшен под Юхнов. С началом весны партизанское движение, активно поддерживаемое из Москвы, расширилось и окрепло; в новых реалиях "ответственными по партизанским делам" стали люди, чьи имена остались на слуху и после войны (например, Каминский, Кононов или Бишлер), а маленький, но "крайне энергичный" военный преступник оказался забыт и оставался бы забытым по сей день, если бы не дневник Хейнрици и – теперь – этот нашедшийся приказ (материалы отдела Ic самого XXXXIII армейского корпуса за 1941-42 гг. не сохранились).

С конца 40-х годов доктор Ханс Бейтельшпахер жил в Брауншвейге и работал начальником отдела в институте биохимии почвы. Коллеги вспоминают его как авторитарного руководителя, хотя и приятного в личном общении человека. Институт поддерживал контакты с советскими почвоведами, и когда они приезжали в командировки в Брауншвейг, Бейтельшпахер толмачил и покорял гостей обходительностью (очевидно, от дальнейшей мести большевикам он решил отказаться). Порой на институтских застольях он рассказывал байки из своего военного прошлого, но о виселицах в них не говорилось.
В 1970 году он вышел на пенсию, умер в конце 1970-х.

В соавторстве с Олегом Бэйдой. Пользуясь случаем, соавторы напоминают, что книгу "ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ. Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици" можно приобрести как прямо в издательстве, так и в книжных магазинах.

На иллюстрации слева приказ Хейнрици о назначении лейтенанта Бейтельшпахера "ответственным по партизанским делам", справа – доктор Бейтельшпахер в своей лаборатории в Брауншвейге.
Read more...Collapse )

Tags:

104 comments | Leave a comment

08.01.2019
13:26

[Link]

к вопросу о "криминализации украинского подполья 1940-х годов"
Читатели этого журнала может быть еще помнят забавную историю с рецензией на "Политический дневник Альфреда Розенберга", опубликованной в журнале "Ab Imperio".

Тогда рецензент, украинский историк Юрий Радченко, обвинил меня как редактора книги в том, что, цитируя постановление II Великого Сбора ОУН от апреля 1941 г., я перевел "украинскую галицийскую форму этнонима “жид”" на русский словом "жид", а не словом "еврей". В этом рецензент усмотрел "определенную предвзятость", а также использование "неакадемических приемов, чтобы подчеркнуть антисемитизм ОУН". Мне пришло в голову проверить, как сам коллега Радченко переводит "украинскую галицийскую форму этнонима" в своих русскоязычных статьях на ту же тематику. Оказалось, что столь же "неакадемически" и "предвзято" как и я. В последовавшей за этим короткой дискуссии в фейсбуке коллега Радченко признал, что прежде действительно использовал подобный перевод, но пообещал постфактум отредактировать его во всех своих статьях, доступных онлайн. Разумеется, я не проверял, выполнил ли он свое обещание, но увидев новую статью коллеги Радченко на тему ОУН, решил узнать, как в ней обстоят дела с академизмом сиречь предвзятостью.

Результаты представлены на иллюстрации ниже. Слева украинский оригинал статьи, справа - собственный перевод автора на русский язык.



Действительно, в этом случае автора-переводчика трудно упрекнуть в предвзятости; он переводит совершенно непредвзято: то так, то эдак. С другой стороны, никакой академической закономерности в выборе русского этнонима не просматривается. Очевидно, придется сойтись на том, что коллега Радченко - просто рассеянный молодой ученый.

Сама обсуждаемая статья посвящена побиванию В. Вятровича; дело, конечно, благое, тем более что побивание ведется вполне аргументированно. Понятно, что и диатрибы в адрес "российской пропаганды" являются необходимым в нынешних политических условиях элементом художественного оформления текста.
Впрочем, на одном замечании хотелось бы остановиться. Коллега Радченко пишет: "В России много пропагандистских учреждений работают только в одном направлении - криминализировать украинское подполье 1940-х годов". В словосочетании "криминализация ОУН(б)" (а именно о бандеровцах идет речь в цитате) присутствует известная тавтология. ОУН(б) никогда не была организацией, в задачи которой входила раздача фиалок на сельских праздниках. Она ставила своей целью создать самостоятельное украинское государство, идеология ее была праворадикальной, в том числе резко антисемитской. В своих интересах она охотно использовала террор, как индивидуальный, так и массовый по этническому признаку. Перед операцией "Барбаросса" она пошла на сотрудничество с нацистами, извлекая из него ситуативную выгоду, но через несколько месяцев нацисты отказались от задействования ОУН(б), так как не собирались предоставлять Украине независимость и стремились сохранить право на террор в оккупированных областях исключительно за собой. Более того, даже после войны, когда былые антисемитские лозунги были неловко заметены под ковер, ОУН(б) оставалась организацией террористического (т.е. криминального) толка, доказательства чему нетрудно найти в американских или украинских эмигрантских документах.

Вероятно, коллега Радченко хотел сказать что-то типа: Кроме реальных преступлений, которые совершала ОУН(б), порой в пропагандистском раже ей приписывают и чужие преступления, так [этот пример приведен в статье - ИП] вопреки мнению В.Р. Мединского в 118 шуцманшафт-батальоне, который сжег Хатынь, служили не бандеровцы, а мельниковцы.
Такое утверждение было бы, очевидно, менее жестким, но более верным.

Tags:

55 comments | Leave a comment

[<< Previous 20 entries]

My Website Powered by LiveJournal.com