Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

зыковиана (8)

15. Алексей Несин
15.1 "О политических настроениях в РОА"
1. ШКОЛА ПРОПАГАНДИСТОВ РОА В ДАБЕНДОРФЕ.
"Тайна майора Зыкова", рассказанная А. Алымовым и опубликованная в „Часовом" (№ 302), является единственной статьей, написанной без предвзятости, на основании личных наблюдений. В статье интересны не только приведенные факты, но и те выводы, к которым пришел автор. А.Алымов вскрыл гнойник РОД, который лишил ген.А.Власова возможности организовать по настоящему Русскую Освободительную Армию.
Горько, но нужно признать, что в проигрыше русской акции повинны прежде всего мы - власовцы. Основную и роковую роль в этом деле сыграла школа пропагандистов РОА в Дабендорфе, которая считалась кузницей идейных кадров для будущей Русской Освободительной Армии.
Если к интересной статье А. Алымова добавить еще ряд фактов, то мы получим яркую картину тех политических провокаций, которые вполне справедливо можно назвать "зыковщиной".
Передо мной лежит солдатский календарь-дневник за 1943 г. Эта книжка содержит немногое, но главное. Для меня она интересна тем, что на ея страницах записаны имена друзей, цифры, даты, одним словом все то, что в свое время представляло тот или иной интерес.
Для многих читателей, да и для большинства бывших власовцев, она приподнимет завесу над тем, что творилось в самом сердце РОД.
Пять с лишним лет прошло с тех пор, как русские антикоммунисты прекратили вооруженную борьбу с коммунизмом. Времени прошло достаточно чтобы начать говорить правду о том порыве народов Сов. Союза, который вошел в историю под названием Русского Освободительного Движения.
Перехожу к дневнику.

Херсон.
4-го апреля 1943 г, в штаб генерала фон Клейста из штаба формирования добровольческих казачьих войск за получением документов для отправки в Берлин прибыло 25 человек. После раздачи документов к нам вышел сам ген. Клейст и пожелал нам доброго пути, одновременно подчеркнув, что мы едем в школу русского комитета, о чем мы услыхали впервые. Настроение у всех нас было приподнятое.
Берлин.
10-го апреля в 7 часов утра мы выехали в Дабендорф, в школу пропагандистов РОА. Нас встретил капитан Томилин (старый эмигрант ), милейший человек, каких в наше время мало. Его изысканное и в то же время отцовское обращение к нам было принято трогательно. Как впоследствии оказалось, капитан Томилин был вечным предметом насмешки со стороны лиц, захвативших командные посты в школе.
Прибывшие журналисты, работники печати и офицеры, занимавшие должности в отделах пропаганды в действующих частях, были зачислены в третий взвод пятой роты.
Дабендорф, 12-го апреля.
Сегодня первый день антибольшевистской конференции, посвященной дню второго выпуска пропагандистов РОА. В зале собралось более трехсот человек. Мы присутствовали как гости.
Сцена зала была украшена русскими национальными знаменами, Андреевскими флагами, цветами и зеленью.
Конференцию открыл генерал - майор Василий Федорович Малышкин. Речь его была патриотической в полном смысле этого слова. В своем выступлении генерал подчеркнул, что русские добровольцы, ведущие борьбу против коммунизма, никогда не считали и не считают себя наймитами немцев, как об этом распространяют ложные слухи наши враги и друзья коммунизма.
Каждый солдат должен твердо знать, что Германия является союзницей, ведущей совместную с нами борьбу с интернациональным коммунизмом. Первоначальная наша задача - это добиться от Гитлера признания за нашими добровольцами прав союзной стороны. Это - единственное правильное решение вопроса о РОА, которое приблизит час освобождения нашей Родины...
С преподавательским и офицерским составом школы, которые составляли так сказать костяк старожилов-Дабендорфовцев, у многих из нас установились довольно близкие знакомства. Я подружился с "завхозом" полковником В..., в прошлом нач. артиллерии одной из сов. армий.
Кто хотя один раз был в Дабендорфе, тот имел возможность убедиться в ярко выраженных противонемецких настроениях, культивировавшихся в лагере. Эти настроения распространялись, не встречая серьезного сопротивления. Прибывшие с фронта настороженно относились к этим настроениям, но агитация против Гитлера и Германии делала свое дело.
Я обратил внимание полковника В. на это обстоятельство. Полковник, не задумываясь, ответил:
"Там, где у руководства стоят коммиссары и политруки, созидательной работы быть не может. Не забывайте, мой друг, что здесь половина советчиков, из коих многие работают по заданию".
О ком конкретно говорил полковник, я не спрашивал, но дальнейшие события подтвердили полностью его слова.
Лекторский состав школы пропагандистов был укомплектован исключительно бывшими коммунистами, из коих часть вступила в организацию солидаристов. Таким образом, идейное воспитание Армии было поручено не тем кому бы следовало. Все дальнейшие трагедии и ошибки были следствием неправильного идеологического воспитания добровольцев.
Общие лекции читали майор Сафронов, Зайцев и другие. Наш взвод слушал их в общем лекторском зале. Специальные лекции - беседы, в нашей комнате, вели Ф.И.Трухин и зондерфюрер фон дер Роп....

Дабендорф, 24-го апреля.
Лекцию о большевизме читал майор Сафронов. Та часть, где он касался тезисов большевиков, ни у кого не вызвала ни малейшего сомнения, что лектор симпатизирует коммунизму. Создалось впечатление, что присутствуем на лекции о кратком курсе истории ВКП(б).
В средине лекции поднялась группа казаков и заявила, что она не желает слушать восхваления коммунизма, после чего вышла из лекторского зала. Поведение казаков на старожилов Дабендорфа произвело впечатление разразившегося грома на ясном небе.
На вопрос генерала Благовещенского, что случилось? Казаки ответили, что они прибыли в школу РОА не для того, чтобы слушать восхваление коммунизма. Если лекторы не в состоянии построить своих докладов в духе резкой критики коммунизма, то что же желает школьное начальство?
Дабендорф, 25-го апреля.
Сегодня прибыли три немецких офицера, которые посетили барона Деленгаузена (нач. лагеря ) и ген. Благовещенского. Разговоры происходили при закрытых дверях. Майор Сафронов от должности лектора отстранен.
Лекции Сафронова и его симпатии к марксизму нельзя считать актом, изолированным от общей обстановки в Дабендорфе. Несомненно, этот метод лекций был одобрен Зыковым. Выступление казаков против Сафронова было выступлением против той гнусной работы, которую проводили марксисты в школе пропагандистов РОА в Дабендорфе.
На следующей лекции, которую читал нам Федор Иванович Трухин, был задет вопрос о Сафронове. Так как в третьем взводе из казаков был только я один, то на мою долю выпало передать генералу настроения казаков, которые сводились в следующему:
"Если мы признаем Германию своим союзником в борьбе против коммунизма, то в школе пропагандистов нужно пресечь антинемецкие настроения, которые переплелись с коммунистической пропагандой и подчас трудно от нее отделимы.
Безусловно, если воспитание пропагандистов так будет продолжаться, то у нас нет никаких оснований полагать, что Германия доверит нам оружие. Более того, это может повредить казачьим добровольческим войскам, приступивших к формированию первой своей дивизии."
С Жиленковым и Зыковым я познакомился в Берлине в редакции газеты "Заря". Жиленков был законченным типом коммиссара высокого ранга. Человек он был не заурядным, но морально распущенным..
Вполне разделяю распространенное мнение, что Зыков был энергичным, деятельным и умным человеком. Со своей стороны добавлю: прекрасно знавшим свое дело и твердо уверенным в проводимой им работе. Эту уверенность объяснить только чертами его характера никак нельзя. От внимательного взора не ускользало, что за ним стоит власть имущий.
- Но, кто был, этот власть имущий ? Как известно, Зыков на немцев не работал, созидательной работой в РОА не отличался. Естественно, напрашивался вывод, что он работал на Сталина.
Бегство Зыкова, его поимка и расстрел говорят за то, что он был расшифрован. Другого объяснения этим фактам быть не может, ибо за нерадивую службу добровольцев в немецкой армии, а стало быть и в частях РОА, не расстреливали. Нарушителей отправляли в лагерь военнопленных и в редких случаях в конц.лагерь.
Как могло случиться, что Зыков, долгое время работавший против немцев и РОА, не был своевременно раскрыт и предан суду? Ответить на этот вопрос очень просто: Зыков работал не один. По всей вероятности, Зыков был резидентом, прекрасно организовавшим агентурную службу. Только при этом условии он мог долгое время занимать крупный пост в РОД.
Следует отметить, что друзья его и единомышленники, всячески старались распространять слухи о том, что Зыков - талантливый, энергичный человек. Все это искусственно раздувалось с целью создать убеждение, что Зыков незаменим, что Зыков - всему голова. Зыков умело пользовался специально созданной для него обстановкой и дерзко наносил удары в спину Русского Освободительного Движения.
Не безинтересно знать, кем же "гениальный" Зыков был окружен? Как я ранее указал, преподавательский состав школы пропагандистов РОА в Дабендорфе, а равно и сотрудников отдела пропаганды и печати, в основном укомплектовывался перекрасившимися в солидаристов, бывшими коммунистами и им сочувствующими. Инакомыслящие и беспартийные допускались, как исключение.
Не лишне будет упомянуть о мало значительном, но весьма характерном для Дабендорфских порядков факте. Через поручика Сероштанова для газеты "Заря" я передал статью о Добровольческих Казачьих Войсках. Статья была напечатана в очередном номере, но в таком искаженном виде, что ее было трудно узнать.
Впоследствии мной было установлено, что первоначальный текст статьи не вкладывался в изданные Зыковым инструкции. Ту часть, которую вообще не напечатали, на память привожу ниже:
"Казаки с оружием в руках выступают против интернационального коммунизма и будут вести борьбу до полного его уничтожения. Казаки идут в Россию не как мстители, а как освободители. Казаки категорически против допуска на командные посты бывших коммунистов. Но казаки представляют возможность бывшим партийцам в казачьих рядах своей кровью - доказать враждебность к коммунизму.
Особо отличившиеся в бою всегда будут пользоваться казачьей признательностью и уважением. Героям-фронтовикам прощается их заблуждение и они могут занимать командные посты в Казачьих Войсках".

Безусловно, такие положения не подходили, ибо они шли вразрез с намерениями Зыкова пропитать командный состав Р.О.А. сталинскими агентами.
Устами Казанцева Солидаристы стараются отмежеваться от Зыкова и утверждают, что Зыков не был членом солидаристской организации. Мы не станем спорить по этому поводу. Имел или не имел Зыков солидаристский партбилет, совершенно безразлично. Факты, однако, таковы:
1. Бывшие коммунисты, возглавляемые Зыковым, работали с некоторыми солидаристами заодно;
2. После бегства Зыкова в Берлине, а потом в Вене, Бреслау, Познани, Дрездене и Праге, гестапо разгромило солидаристские ячейки и арестовало многих солидаристов.
Капитан В. В., прекрасно осведомленный о политических настроениях в Дабендорфе, где он пребывал с дня организации школы до момента ее ликвидации, между прочим пишет:
"Зыков был идейным большевиком, воспитанником московского коммунистического института Маркса-Энгельса. Его доклад на съезде в июне 1943 г. в Дабендорфе внес не мало сумятицы и недоумения. К сожалению, звукохроника опоздала и немцам не удалось записать на пленку его выступление.
Жиленков - попроще и ближе к человеку от земли, он искренне мог порвать с большевикам".
К этому нужно добавить, что в РОА, а особенно в отделе пропаганды, таких, как Зыков, было много. Если НКВД на руководящую роль в РОД посадило Зыкова, то Зыков за время своего командования сумел оставить для РОД не один десяток своих "корешков".
Всяких коммисарсв, политруков, работников ТАСС, НКВД, крупных партийных работников, а равно агентов и провокаторов Сов.разведки в Р.О.Д. было много. Зыков для подбора надежных лиц недостатка в кадрах не ощущал.
В первые послевоенные месяцы обнаружились десятки б. власовцев, которые раскрыли свое инкогнито и оказались советскими агентами. Но более талантливые ушли с нами в эмиграцию для продолжения своей провокаторской работы.
По поводу гипотезы Николина, что "Зыков был довольно известным в СССР литературоведом - Цезарем Вольпе", можно сказать лишь, одно, что Николин жестоко ошибается. Те кто знал и Вольпе, и Зыкова, ехидно посмеялись над этой гипотезой.
Прежде всего, Цезарь Вольпе был старше Зыкова на добрых 10-15 лет. Вольпе проживал в Ленинграде и сотрудничал в журналах: "Звезда", "Литературный Современник", и долгое время был постоянным редактором по отделу критики в литературном отделе Государственного Издательства.
Зыков был экспансивным, энергичным человеком, Цезарь же Вольпе был флегматиком, нерешительным, застенчивым и к тому же мало разговорчивым. С 1939 г. он исчез с литературного горизонта.
Алексей Несин.
От редакции : Редакция, помещая статью г.А.Несина в порядке обсуждения вопроса о Дабендорфе, будет рада, если представители Н.Т.С. найдут возможным высказаться по затронутым автором вопросам. Цель редакции - только выяснить правду и отнюдь не наносить ущерба национальным группировкам зарубежья.

"Часовой", №310, июль 1951
Личность автора не установлена.
Публикуется с незначительными сокращениями.
Благодарю за оцифровку Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл.


15.2 Отрывки из статьи "Солидаристы и Русское Освободительное Движение"
Прежде чем приступить к настоящей статье, я особенно подчеркиваю, что покойный генерал А. А. Власов к делам школы пропагандистов РОА в Дабендорфе никакого касательства не имел и был только символом для добровольцев.
Школой руководил отдел пропаганды и только он единственный несет полную ответственность за ее действия. Отождествлять личную деятельность генерала Власова, пользовавшегося исключительной популярностью у добровольцев-антикоммунистов, с деятельностью отдела пропаганды, было бы кощунством над замученным нашим вождем.
Лекторский состав школы был укомплектован исключительно бывшими коммунистами, из которых большая часть сразу же стала членами организации солидаристов. Таким образом, идейное воспитание армии было поручено тем, кому не следовало. Все дальнейшие ошибки и их трагические последствия были результатом того ложного идеологического воспитания, которое давалось добровольцам дабендорфской школой пропагандистов.
Характерно, что солидаристы, наводнявшие дабендорфскую школу, всегда оставались в тесных отношениях с теми бывшими коммунистами, которые, как будто бы, к партии солидаристов не примыкали и сотрудничество солидаристов с бывшими коммунистами, типа Зыкова, Бушманова и им подобных, требует всестороннего освещения...
Публикуя в свое время материалы о Дабендорфе, я писал: "Кто хотя один раз был в Дабендорфе, тот имел возможность убедиться в ярко выраженных противонемецких настроениях, культивировавшихся в лагере. Эти настроения распространялись, не встречая серьезного сопротивления. Прибывшие с фронта настороженно относились к этим настроениям, но агитация против Гитлера и Германии делала свое дело".
Чтобы более конкретно осветить это мое заявление, я обращаюсь к некоторым фактам: руководителями солидаристического рассадника в Дабендорфе в то время были: ген. Феодор Иванович Трухин и старший лектор Зайцев. Ген. Трухин в нашем третьем взводе четвертой роты читал специальные лекции. Как правило, каждую свою лекцию о грядущей России он заканчивал проповедью о солидаризме. В лице Б. Ширяева, Л.Польского, Эристова и других, против своих солидаристических заскоков, он встречал серьезных противников. Трухин неоднократно поднимался уходить, так были жарки споры, но мы его уговаривали и он возвращался. В аудитории водворялась некоторая умеренность в суждениях и критике. Следует отметить, что из нашего взвода солидаризмом увлекся впоследствии лишь один человек; все остальные считали программу НТС неприемлемой для будущей России.
По этому поводу Е. Мамуков в своей статье "РОА и НТС" (см. "Вехи" № 17-18) пишет: "В этой статье мы хотим осветить один принципиальный вопрос, малоизвестный не только рядовым участникам РОА, но и части командного состава и верхам Освободительного движения, осветить роль Национально-Трудового Союза (НТС) в Освободительном движении и в РОА.
Под Берлином, в Устрау и в Дабендорфе, были созданы показательные лагеря-школы. Пять преподавателей школ были члены НТС"...
О том, что всей этой работой, вплоть до разоблачения его, как советского агента и его расстрела, руководил, как известно, Зыков, Мамуков, разумеется, также умалчивает...
Статью Б. И. Николаевского, напечатанную в "Новом журнале" за 1949 год и озаглавленную "Пораженческое движение и ген. Власов", солидаристы рекламируют, как труд объективный. Обратимся к этому труду и ознакомимся с тем, что в нем говорится о школе пропагандистов РОА в Дабендорфе. На стр. 223 и 224 напечатано следующее:
"В Дабендорф старались допускать только людей, которые были настроены против немцев".
"В Вульхайде … постепенно подобралась довольно сплоченная группа лекторов, позднее перешедшая в Дабендорф и игравшая большую роль в движении. В эту группу входили ген. Малышкин, ген. Благовещенский и другие (фамилии указываются только погибших), а также Бушманов, бывший коммунист, крупный партийный работник, который в 1944 году организовал "Берлинский комитет ВКП" и пытался выпускать прокламации с призывом к саботажу (он был арестован Гестапо и расстрелян)". (Заметим, что Бушманов был самым близким личным другом Зыкова. А. Н.)

"Набат", №34,35, апрель-май 1952

16. Е.Кузин "О политических настроениях в РОА"
ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
М. Г. Господин Редактор,
Не откажите в любезности поместить мое письмо, касающееся статьи Несина в №310 журнала "Часовой" - "О политических настроениях в РОА".
Я не имею чести знать автора статьи, но с полной ответственностью могу заявить, что даваемые им сведения совершенно не соответствуют действительности.
Капитана Зыкова я лично не знаю, но, будучи на фронте, часто читал редактируемую им газету "Доброволец". Среди фронтовиков эта газета пользовалась громадным авторитетом и служила пособием при проведении бесед с солдатами РОА и с вновь попадающими в плен на нашем участке красноармейцами.
Ни разу газета "Доброволец" по своему содержанию не дала нам повода не только заподозрить, но даже подумать, что в ее редакции находятся люди, имеющие отношение к советской агентуре. Наоборот, она всегда "дышала" глубокой ненавистью к кремлевским тиранам, и всегда была пропитана бодростью и уверенностью в конечной победе освободительных сил.
Прочитав в "Часовом" (№ 298) в статье Алымова - "Ставрополь - Берлин " заявление о том, что Зыков - сталинский агент, я был глубоко поражен и, вполне понятно, этим вопросом заинтересовался. Мне удалось побеседовать с целым рядом бывших офицеров Дабендорфа, лично знавших Зыкова, и не один из них не подтвердил заявления г-на Алымова, а наоборот отзывались о нем только как об умном, энергичном и честном человеке и явно антибольшевистски настроенном.
Впоследствии, прочитав в журнале "Борьба" № 11-12 за 1950 г. в статье „Кто Зыков?", показания целого ряда офицеров РОА и немецкого офицера, явно опровергающих заявление Алымова, у меня осталось глубокое чувство недоумения. Ради чего и зачем Алымов, не будучи вполне осведомленным, поднял вопрос о Зыкове?
"Тайна майора Зыкова" может быть будет раскрыта дальнейшими серьезными и беспристрастными исследованиями, но я категорически утверждаю, что сам Зыков никакого отношения к школе пропагандистов в Дабендорфе не имел, лекций там не читал и на руководство школы никакого влияния не имел. Утверждение автора, что: "... В дальнейшем из разговоров с ними (т. е. офицерами и унтер-офицерами ) можно было вывести заключение, что в школе велась в скрытом виде умелая большевистская пропаганда", в первую очередь бросает тень на имя героя-мученика генерала Трухина, бывшего Начальником школы. Неужели генерал Власов, создавая эту школу, имел ввиду вести или даже допустить в ней большевистскую пропаганду?
Далее автор пишет: "Таким образом результат командировки получился отрицательным и в частях интерес к школе пал. Немцы тоже на это обратили внимание... Все-же окончившие школу, постепенно по разным причинам были откомандированы из частей, т. к. они стали малонадежными людьми..." Кто дал право автору делать такие заключения ? Мне известно, что руководство РОА считало школу чрезвычайно положительным явлением, ибо люди, прошедшие 3-х месячные курсы, принесли в русские воинские части идею РОД и за это они нередко были откомандированы немцами, а некоторые даже посажены в тюрьмы и концлагеря.
Вполне возможно, что немцы считали таких идейных пропагандистов РОД людьми "малонадежными": ведь мы шли с немцами для свержения большевизма, а там наши пути резко расходились. Восстановление Свободной Великой России - была наша задача, а не немецкая...
Почему автор умолчал, что из числа людей, прошедших курсы, было не мало оставленных при школе для штатной работы ? Среди них были и старые эмигранты. Все они служили в школе до начала формирования частей, затем заняли командные должности в РОА, прошли лагеря выдач, многие из них погибли героями. Что же, они тоже были распропагандированы "умелой большевистской пропагандой?" Автор далее пишет еще, что : "... дабендорфская школа дала в большем числе старший командный состав для 1-й пех. дивизии РОА". А кто дал командный состав для 2-й дивизии, запасной бригады, офицерской школы, охранной роты, развертывавшейся 3-й дивизии, а также пропагандистов на все участки фронта и лагеря военнопленных ?
Разве это делала не Дабендорфская школа, выпустив более пяти тысяч курсантов?
Откуда автору известно, что - "... офицеров же, прибывших с тремя восточными батальонами для укомплектования дивизии (самыми лучшими батальонами по словам ген.Кестринга ) отчислили почти всех в резерв чинов, а солдат этих батальонов распылили по всем дивизиям".
В действительности все было совсем иначе : один из майоров был назначен Начальником тыла 1-й дивизии, один подполковник - командиром отдельного ударного батальона вместе с частью солдат фронтовиков. Капитаны были назначены командирами батальонов 1-й и 2-й дивизий. Случайно оставшиеся в живых находятся теперь в Бельгии. Солдаты же, как самые дисциплинированные, были действительно разосланы по всем частям для укрепления их и для примера - образца по службе.
Разве такие мероприятия не послужили для укрепления РОА ? И разве наша задача критиковать решения командования РОА ?
В примечании редакция указывает, что ее цель только выяснить правду. Правда была выяснена тогда, когда офицеры и солдаты, а вместе с ними и пропагандисты, окончившие Дабендорфскую школу, гибли героями на фронте, перенесли всю тяжесть репатриационных лагерей, резали себе горла и умирали предпочитая смерть большевистскому плену. Это ли не доказательство того, что Дабендорф сумел с честью подготовить глубоко преданных Освободительному Движению патриотов.
Е.Кузин

"Часовой", №312, ноябрь 1951.
Личность автора не установлена.
Благодарю за оцифровку Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл.


17. [В.Орехов] "Загадка майора Зыкова"
Опубликованные в эмигрантских органах печати, в том числе и на наших страницах, воспоминания и статьи, в которых упоминается имя майора (или капитана) Зыкова в связи с подрывной работой тайных советских агентов в рядах власовского освободительного движения, произвели на власовцев тяжелое впечатление. Многие из них приняли статьи за необоснованную клевету на героических руководителей РОА и потому обиделись, как на авторов статей, так и на издания, в которых статьи были напечатаны.
Мы думаем, что эта обида - плод недоразумения. Ни один автор, записывая свои воспоминания о Зыкове и РОА, и не думал бросить какую либо тень на власовское движение и на его вождей.
В равной мере это относится и к редакциям органов, печатавших эти материалы. Единственной, нам кажется, целью было иллюстрировать известными авторам фактами ту неоспоримую истину, что советская политическая полиция не стесняется никакими средствами для внутреннего разложения враждебных коммунизму организаций и движений, засылая в них своих тайных агентов и провокаторов.
Были ли в рядах власовского движения сталинские агенты ? Всякий беспристрастный человек ответит на этот вопрос утвердительно. Мы теперь совершенно точно знаем, что советские агенты были в штабах белых армий 1918-1920 г. г., были они и в организации ген. Кутепова, и в окружении ген. Миллера, и в десятках других боровшихся с большевиками групп. Нет никакого сомнения, что такие агенты имеются и в современных нам антикоммунистических эмигрантских группах и объединениях, в одних, особенно сепаратистских, в весьма большом числе, в других в числе малом.
В этом нет ничего удивительного. Наш хитрый и злой враг, имея в своем распоряжении почти неограниченные средства и возможности и не стесненный морально, конечно, прилагает все усилия к тому, чтобы оградить себя от грозящей ему со стороны антикоммунистических сил смертельной опасности. В наше смутное время нет недостатка в проходимцах, авантюристах, в людях с атрофированной совестью и честью и с свихнувшимися мозгами, которые за тридцать серебреников готовы делать самую грязную и подлую работу. Зная все это, руководители антикоммунистических организаций должны проявлять максимум бдительности и крайнюю осторожность в выборе сотрудников и исполнителей конспиративных решений, а также принимать все меры против проникновения на ответственные посты сомнительных по своим моральным качествам или не на сто процентов проверенных людей.

Кто был Зыков ? Все лично знавшие его лица единогласно утверждают, что он был человеком весьма энергичным, талантливым и хорошо образованным, и никто не знает была ли фамилия "Зыков" его настоящей фамилией. На этот счет высказывалось много всяких предположений, но вопрос так и остался вопросом. Но может ли проживание под чужим именем служить бесспорным доказательством, что Зыков был советским агентом? Конечно нет. Мы знаем, что десятки, если не сотни тысяч русских людей, попавших в плен или перебежавших к немцам, принуждены были по разным весьма веским соображениям принимать не только другие фамилии, но и менять свою национальность. С другой стороны, мы также знаем, что агенты НКВД всегда "работали" под псевдонимами. Поэтому справедливость заставляет нас признать, что лишь в том случае, если имеются другие основательные подозрения относительно кого либо, проживание под чужим именем может служить косвенным доказательством "подмоченности" этого человека.
Нет никаких оснований сомневаться в том, что Зыков играл во власовском движении некую ведущую роль: он был редактором предназначенной для офицеров и солдат РОА газеты, а также, как утверждают некоторые свидетели, лектором в Дабендорфской школе. О редакторской деятельности Зыкова имеются различные мнения. Одни считают эту деятельность безупречной с антисоветской точки зрения, другие относятся к ней скептически или даже с большим подозрением. Но это вопрос мнения, а не факта. К сожалению, комплекта редактировавшейся Зыковым газеты до нас не дошло, а потому составить себе ясное мнение о его писаниях мы лишены возможности.
Еще более противоречивы свидетельские показания о Дабендорфской школе. Опять - это вопрос не столько объективного факта, сколько мнения и политических убеждений. Кроме того, далеко не может считаться установленным то, что на ведение преподавания и на порядки в школе Зыков оказывал какое то влияние. Достоверно известно одно: школа выпустила несколько тысяч офицеров, доказавших на деле свою безусловную преданность антисоветской борьбе, а потому, если в ней и были прокоммунистические влияния, то они задели лишь отдельных лиц.
Более точные сведения имеются о политических взглядах Зыкова. По словам сталкивавшихся с ним людей, Зыков, в прошлом член ВКП(б), был марксистом, но не "сталинцем", а "ленинцем". Исповедание таких убеждений далеко не значит, что Зыков был секретным агентом НКВД. Мы знаем много тысяч бывших коммунистов, изживших свои "детские болезни" и сейчас являющихся врагами советчины. Такие люди зачастую стоят в первых рядах антикоммунистической борьбы во всех странах и часто приносят Сталину гораздо больше неприятностей, чем никогда не соблазнявшиеся коммунистическими цифрами и легендами лица. Был ли Зыков советским шпионом ? На этот вопрос никто из писавших о Зыкове ответить с полной уверенностью не мог. Одни это обвинение отрицают, другие высказывают сомнения и подозрения, не приводя однако, бесспорных и объективных доказательств справедливости своих мнений или сомнений.
Вообще говоря, доказательства шпионской или провокаторской деятельности хорошо засекреченного агента получить нелегко. Стоявший многолет во главе боевой организации партии социалистов-революционеров агент охранного отделения Азеф был разоблачен только по редкой случайности, хотя о его провокаторской работе и ходило много слухов. Этим слухам не верили, пока их не подтвердил в разговоре с Бурцевым директор департамента полиции Лопухин.
Столь же показателен пример и другого известного русским эмигрантам тайного агента Скоблина. Если бы он, после похищения ген. Миллера, в панике не сбежал, в эмиграции не было бы единодушного о нем мнения. Несомненно нашлись бы люди, которые отказались бы поверить в предательство белого генерала, доблестно дравшегося с советами всю гражданскую войну.
Резюмируя кратко все вышесказанное, мы должны признать, что вопрос о том, был ли Зыков советским агентом, должен оставаться открытым.
Неопровержимых доказательств его вины перед родиной у нас не имеется. Мы поэтому прекращаем обмен мнений о "загадке майора Зыкова" на наших страницах.
"Часовой ".

"Часовой", №315, январь 1952.
Авторство предположительное.
Благодарю за оцифровку Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл.


18. Григорий Тапешко (1898-?)
Ред[акция] "Зари" и "Добр[овольца]" собст[венно] была общей. Редактором был Ковальчук (до средины лета 1944). Потом стал главн[ым] Эристов, а редакторами - Нарейкис ("Доброволец").
Когда Эристов стал главн[ым] ред[актором], Тапешко стал главн[ым] секр[етарем]. Им подчинялись все редакции.
Когда Зык[ов] с группой собир[ался] в поездку на фронт, Эристов сказал шепнул Тап[ешко]: "Это его последняя поездка". Тогда Зыков случайно остановился с Бездетным около окна редакции: стоило Тап[ешко] лишь открыть и шепнуть. Он долго колебался: предупр[едить] или нет. И смолчал... "Кто его, мол, знает, кто прав, кто нет. О нем говорят, что он - агент. А я - чел[овек] малень[кий]"...
О Зык[ове]. Г[ригорий] И[ванович] Т[апешко] верил, что он - агент. Но Гарк[уша] и Бездет[ный] говорили другое. Отсюда раздвоенность.

Блокнот Петра Кружина за 1962 год.
Публикуется по копии оригинала, хранящегося в архиве Института Восточной Европы Бременского университета (ф.34)
Благодарю Г.Г.Суперфина и работников архива за любезное содействие и предоставление доступа к материалам.
Tags: дабендорф, зыковиана
Subscribe

  • человек, который дошел до берлина дважды

    Опубликованный в берлинском "Новом слове" 2 ноября 1941 года очерк "Дорога на Умань" сопровождала такая редакционная врезка: Ниже печатаемый очерк…

  • рекомендуемое чтение

    Так кто перед нами – писатель или монтажёр? А, может, автор тут что-то вроде фольклориста – мы благодарны ему за то, что он шёл по просёлкам,…

  • рекомендуемое чтение

    Однако руководство Славина не желало рисковать. Если бы советских офицеров задержали на контрольно-пропускном пункте с похищенным генералом в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments