Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

зыковиана (11)

На этом известные мне мемуарные источники заканчиваются. За дополнения буду признателен.
Я старался отбирать только тех авторов, которые лично были знакомы с Зыковым. Именно поэтому я не использовал, к примеру, статей Б.Николаевского или книгу С.Стеенберга.
Хотя братья Дудины и протоиерей Киселев никаких подробностей личного общения не сообщают, с Зыковым они скорее всего были знакомы, так что, хоть и условно, но под критерий подходят.

24. Константин Кромиади (1893-1990)
Мелетий Александрович Зыков, лет сорока, попал в плен к немцам, будучи политкомиссаром, и уцелел тогда чудом, ибо, помимо его социального положения (был приказ ликвидировать комиссаров), и наружность его выдавала в нем еврея. В прошлом он был сотрудником центральных столичных газет, был близок к Бухарину и в родственных связях с Бубновым. Короче говоря, он принадлежал к той советской элите ленинцев, которую Сталин разгромил. После расстрела Бубнова и Бухарина, заместителем которого являлся Зыков (со слов самого Зыкова), арестовали и его и после всего пережитого в застенках НКВД отправили в концлагерь в Сибирь. А через четыре года, когда началась война, его, как и многих других недострелянных, досрочно освободили, восстановили в правах и отправили на фронт политкомиссаром.
Такой редкий советский экземпляр по тогдашним установкам гитлеровцев мог уцелеть только случайно и только потому, что он попал к таким культурным и сердобольным людям, как капитаны фон Гроте и Дюрксен. Они, рискуя многим, его схоронили, спрятали от посторонних глаз. И тем не менее, когда его спасители узнали про его антисталинские настроения и предложили ему работать вместе с немцами, он ответил, что, если "немцы пойдут освобождать мою родину, пойду с ними, а сели идут ее закабалить, то отказываюсь". Сошлись на том, что он пойдет работать вместе с теми немцами, которые, как и он, борются за освобождение России.
Зыков с первого раза показал себя человеком светлого ума, колоссальных дарований и больших знаний. О нем рассказывали легенды, что, мол, он может в один прием продиктовать машинистке содержание газеты, начиная с ее названия до объявлений включительно, и номер получится прекрасный. Он прекрасно знал литературу, экономику и другие науки, а также поэзию и был хорошим декламатором. Я сам с Зыковым в деловой обстановке не встречался, он жил и редактировал газету "Заря" в Дабендорфе, а я находился в Далеме, в штабе. С Зыковым мы встречались, когда он приходил к Андрею Андреевичу в гости. Тут он бывал веселым, разговорчивым, остроумным собеседником, но, да простит мне читатель это мое заявление о покойном, да еще о власовце: мне он не нравился. От него на расстоянии чувствовалась советчина, в самом худшем значении этого слова. В своем обращении с окружающими он бывал заносчивым, грубым и бесцеремонным. Мне он представлялся человеком, считающим себя единицей, а всех остальных — нулями, и это свое пренебрежительное, бесцеремонное отношение к нулям он даже не считал нужным скрывать.
К Власову он относился с большим уважением и преданностью. Со своей стороны, Власов тоже ценил его дарования, исключительную работоспособность и относился к нему дружелюбно и заботливо, поскольку среди окружающих Зыков нажил гораздо больше врагов, чем друзей. За ним установилась слежка Зихерхейтдинст, и его дабендорфские недруги не раз обращались к Власову с просьбой убрать Зыкова. Он, мол, не наш человек, он с нами только потому, что обижен Сталиным, а нутром он такой же, как и те, против которых мы боремся. Но Власов Зыкова берег, таких крупных работников, как Зыков, у нас больше не было. Вокруг Дабендорфа поселились агенты СД из кругов старой эмиграции и стали строить козни не только против Зыкова, но и против самого Власова, но с ними быстро справились. Тем не менее дело этим не кончилось, а пошло дальше.
Весною 1944 года вдруг Зыков и бывший при нем в качестве переводчика и адъютанта лейтенант Ножин исчезли накануне серьезного задания, в связи с которым Зыков, Жиленков и другие должны были выехать на фронт. Исчезли они из городской загородной квартиры Зыкова, куда он переселился с женой и адъютантом. Извещенные о случившемся органы СД отказались послать по горячим следам своих людей, заявив, что у них нет бензина для машины. Одновременно был пущен слух, что якобы Власов послал Зыкова через партизан на ту сторону, к советским. Власов потребовал вести следствие по делу Зыкова. Следствие затянулось, ибо все следы вели к органам власти. Короче говоря, их украли люди, относившиеся к врагам Власова и его идеи. Много позже один из СД признался Деллингсхаузену в том, что СД вынуждено было убрать Зыкова как марксиста-коммуниста, которого никак иначе отстранить не могли. К тому же Зыков был евреем. Нужно заметить, что в рядах Освободительного движения было немало евреев, но все они вели себя скромно, и неприятностей ни с кем из них не было [...]
Из преподавательского состава доцент Зайцев и Штефанов, будучи сугубо национально настроенными, не раз своими смелыми высказываниями приводили в восторг курсантов, а Штрикфельдта и Деллингсхаузена [вынуждали] быть начеку, чтобы отстоять их от СД. Кстати, до Штрикфельдта дошли сведения, что СД собирается арестовать Зайцева и Боярского, в связи с чем возникла необходимость обоих на время отправить в Данию, пока СД не остынет. Надо полагать, что те же господа из СД выкрали и Зыкова с его адъютантом и переводчиком, поручика Ножина. Эти же типы потом попытались вмешать Власова в их грязные дела, но своевременно были выданы одним из дабендорфцев, и Власов потребовал произвести следствие по этому делу, и виновные были куда-то убраны. Кстати, это были два брата из парижской русской эмиграции.

Из книги "За землю, за волю" (1980)

25. Григорий Ламздорф (1910-2004)
- Знали ли вы Мелетия Зыкова, в прошлом редактора "Известий", который у Власова руководил всей антикоммунистической пропагандой?
- Конечно, знал. Все его знали. Это была фигура. Советскую власть он очень хорошо понимал. В "Известиях" делал карьеру, коммунистов ненавидел. Он был еврей, хотя никогда об этом не говорил. Власов, зная, что он еврей, пекся о нем, как о сыне, приставил к нему круглосуточную охрану. Так его и похитили с охраной: кто-то выдал. Его расстреляли. Кто – неизвестно до сих пор. Это могли быть и смершевцы, и гестапо.

Из интервью. "Совершенно секретно" (№12, 2002)

26. Александр Киселев (1909-2001)
Переходя к вопросу об идейных вдохновителях РОД, надо указать на обычно упоминаемые два источника: Мелентий Зыков и НТС. Широко распространено мнение, что именно им надлежит приписывать зарождение идеологического самоопределения Власовского Движения.
На вопрос, кто был Мелентий Зыков, точного ответа нет. Это до сих пор остается неясным, так же как и сдача его в плен и загадочное его исчезновение. Во всяком случае, это был далеко незаурядный человек: одаренность, разнообразие знаний, журналистические способности... все Зыкову было отпущено в большой мере. От подозрения, что он "подброшенный" советский провокатор его спасало то, что было почти доказано его еврейское происхождение. Оба подозрения – провокатор и еврей – смертные грехи в национал-социалистической Германии – карались расстрелом. Каково же должно было быть его уменье "балансировать", чтобы спасать себя и от того и от другого обвинения.
Он говорил о себе, что принадлежал к Ленинской гвардии, был, якобы, женат на дочери Бубнова, комиссара Народного Просвещения, и делал блестящую карьеру будучи заместителем Бухарина в редакции "Известий". Он был марксистом до мозга костей и его огнедышащая ненависть к Сталину зиждилась на измене последнего классическому марксизму. Зыков подал немцам свой разработанный проект победы над Сталиным...
НТС, председателем которого был тогда В.М.Байдалаков, уже давно работал в Берлине над русской проблемой. Значит ли это, что на некоторые мысли проекта Зыкова оказали воздействие солидаристы? Мы этого не знаем, но нужно сказать, что идейное звучание у Зыкова и НТС было разное. Если Зыковым двигала ненависть к Сталину, прежде всего как к нарушителю идей интернационального марксизма, то НТС дорога была Россия национальная.

Из книги "Облик генерала А. А. Власова." (1978)
Благодарю сайт ricolor.org за оцифровку книги


27. Лев Дудин (1910-1984)
Из всех сотрудников генерала Власова большую активность развивал в это время только фактический начальник его пропаганды, капитан М. А. Зыков - человек большого ума и таланта и чрезвычайной трудоспособности. Он буквально выбивался из сил, чтобы пробить непроницаемую стену, воздвигнутую различными берлинскими ведомствами вокруг ОДНР. Немцы относились к нему враждебно, многие утверждали, что он еврей, но все же долгое время его не трогали, не имея никаких компрометирующих документов' и, против воли, преклонялись перед его исключительной талантливостью. Но дни его были сочтены. Однажды, он исчез, вместе со своим адъютантом-переводчиком В.Ножиным, причем произошло это при весьма странных и подозрительных обстоятельствах. Немецкие официальные круги утверждали, что он бежал или был похищен советскими агентами, но медлительность и полная безрезультатность следствия, проводившегося берлинской полицией по этому делу, заставляла предполагать, что он был захвачен органами СД, а затем брошен в один из концентрационных лагерей или, вернее, просто физически уничтожен.
Уже после войны я узнал, что капитан Зыков был расстрелян немцами. Такую награду получил этот выдающийся человек за свои труды по созданию союза между Россией и Германией.

Из книги "Великий мираж" (1970)
Благодарю сайт elan-kazak.ru за оцифровку книги


28. Рюрик Дудин (псевдоним Роман Днепров, 1924-1989)
Весной 43-го в одном из зданий главного командования германской армии, в Берлине, на Виктория- штрассе 10, размещался отдел, который, по замыслу , должен был превратиться в штаб уже признанного Освободительного Движения Народов России. Одной из красочных фигур этого времени был майор Мелентий Александрович Зыков, по слухам - еврей, по слухам же - один из сотрудников Николая Бухарина в бытность его заведования в полуопале "Известиями" и, безусловно, один из идеологов ОДНР. С ним всегда неразлучен был его адъютант Валентин Ножин, не расстававшийся с крамольным томиком Антуана де Сент-Экзюпери. Потом, если не ошибаюсь, уже осенью того же 1943 г., работники германской службы государственной безопасности вызвали Зыкова с квартиры на деловое свидание, и после этого он исчез. Несомненно, его убили - то ли за то, что был евреем, то ли за то, что был бухаринцем, , то ли за то, что был русским патриотом. Кто знает? Заодно убили и Валю Ножина. А убив, начали потихоньку распускать слушки, что Зыков-де, кажется, с самого начала являлся агентом советской разведки!

Из статьи "Власовское ли?" ("Континент, №23, "1980)
Благодарю сайт vtoraya-literatura.com за оцифровку журнала


29. Николай Покровский (1924-2002)
Редакция газет Заря и Доброволец помещалась у нас в лагере, поэтому у нас всегда были свежие новости. Редактором газет был в то время капитан Зыков - личность весьма антипатичная. В Красной Армии он был комиссаром. Однажды, когда он был дома, его вызвали по телефону. Он вышел из дома и исчез. Германская полиция следов найти не могла, и распространился слух, что Зыкова как работника очень хорошего (это правда), постарались убрать большевики. Многие думали, что его арестовали немцы. Спустя месяц, когда я работал уже у Власова, мне удалось раскрыть это темное дело. Зыкова арестовали немцы, и я даже нашел человека, который его арестовал. После Зыкова редактором газет стал князь Эристов. Газеты были неважные, вранья было в них много, но у нас придерживались принципа
"врать для пользы дела" [...]
Было еще одно обстоятельство, вредившее Власову: у него был политический противник, претендент на место руководителя движения. Это был Иван Иванович Иванов. Под этим псевдонимом скрывался один из видных советских работников, человек очень умный и стоявший, пожалуй, в интеллектуальном отношении выше Власова. Немцы долго колебались между ним и Власовым, вплоть до опубликования манифеста. Он организовал раскол власовцев. Приверженцев у него было много, и он добился сравнительно больших успехов. Так, например, он взял в свои руки печать, когда редактором газет стал князь Эристов. Вся редакция состояла из его приверженцев. Можно предположить, что арест Зыкова - это дело его рук. Он часто устраивал собрания у себя на квартире, стараясь как можно больше людей привлечь к себе. Его приверженцем был также профессор Этерлей (ленинградский профессор диалектического материализма). В числе его приверженцев была большей частью аристократия, сильно "правая" (если так можно сказать), и люди, сильно обиженные советской властью. Они считали Власова большевиком, не верили ему (на том основании, что Власов ничем советской властью не обижен и был всегда ее сторонником) и старались всячески ему навредить. Перед опубликованием манифеста он поехал к Гитлеру. Добрался он до него или нет - неизвестно, но приехал он с пустыми руками. Его поездкой решался вопрос - быть ему или быть Власову. Власов победил, и он в скором времени был арестован гестапо. Подобного рода интриги были и еще, но менее значительные.

Из статьи "Воспоминания о российском освободительном Движении" ("Сборник Записки Русской академической группы в США", т. 31, 2001)

30. Яков Чугунов (1916-?)
16.7. я был доставлен в Берлин в гестапо.При обыске в комендатуре, у меня обнаружили орденскую книжку,за что после избиения посадили в одиночную камеру. Через месяц в мою камеру привели ст.политрука Зыкова Милетия Александровича,который, по его словам, якобы сдался в плен сам. Зыков рассказал мне свое прошлое, что он как будто шурин Бубнова и в одно время работал зам.редактора газеты "Известия", а затем,якобы, 5 лет находился в ссылке, как оппозиционер. Последнее время он будто бы работал директором одной из московских текстильных фабрик и в марте 1942г. был призван на фронт. Этот Зыков стал предлагать мне работать в газете для военнопленных, которую, по его словам, ему должны были на днях поручить редактировать.
Когда я отказался сотрудничать в газете и изменять своей родине, Зыков пытался запугать меня будущим, стремился доказать,что он мне делает услугу и.т.д. Через два дня я снова остался один. Чувствовал большую потерю силы, часто не мог даже подняться. Кормили раз в сутки боландой, утром и вечером кружка кофе и 270 грамм опилочного хлеба.
Через несколько дней в камеру пришел немецкий подполковник и стал вновь предлагать мне сотрудничать с Зыковым в газете. Прекрасно давая себе отчет,что значило бы сотрудничать в газете, я вновь отказался работать и на этот раз.

Из "Объяснительной записки о пребывании в плену немецко-фашистской армии", РГАСПИ, ф.69, оп.1, д.751

31. ? (агент "Никифор")
Руководитель оперативной группы, действующей в районе Борисова Минской области БССР, майор госбезопасности Золотарь представил доклад своего агента "Никифора" об организации и методах обучения в школе пропагандистов РОА, находящейся в м. Вульгайде, близ Берлина "Никифор" окончил эту школу в начале 1943 г.
"В апреле 1942 г. по инициативе немецкого командования в м. Вульгайде, близ Берлина была открыта школа для подготовки пропагандистов "Русской освободительной армии".
Первый курс этой школы был укомплектован главным образом высшими и старшими командирами Красной Армии, попавшими в плен к немцам.
На этом курсе в качестве слушателей занимались: генерал-майор Малышкин Ф.М., генерал-майор Благовещенский, военюрист Мальцев, полковник Бушманов Н.С., полковник Антонов, полковник (или полковой комиссар) Зыков*, полковник Власов, подполковник Соболенко Дм., майор Пшенич­ный, техник-интендант 3-го ранга Чуприна АЛ., старший лейтенант Мура­вьев Т., воентехник 1-го ранта Ливенцев и другие.
Рукоюдителем 1-го курса был зондерфюрер лейтенант фон дер Ропп.
Из лиц, окончивших первый курс, наиболее грамотные и способные были оставлены при школе в качестве руководителей и преподавателей последующих курсов, менее подготовленные были посланы в лагеря военнопленных в качестве пропагандистов...
все экзамены заключались в том, что один слушатель задавал вопрос другому, а тот, в свою очередь, должен был отвечать на поставленный вопрос.
Экзаменами руководили полковник Бушманов Н.С. и немецкий зондерфюрер лейтенант фон дер Ропп.
После экзаменов слушатели 6-го и 7-го курсов были объединены для слушания лекций преподавателей "Русского комитета" - генерал-майора Малышкина, генерал-майора Благовещенского и полковника Зыкова...
В апреле 1943 г. в м. Дабендорф состоялась первая антибольшевистская конференция советских военнопленных, на которой присутствовали пропагандисты и немецкие офицеры. Конференция была организована министерством пропаганды. Конференцию открыл полковник Зыков, отметивишй достижения "Русского комитета".
10 апреля на конференции выступал генерал-майор Малышкин, его доклад был напечатан в газете "Заря". Речь его является обычным антисоветским вымыслом, свойственным для всех деятелей так называемой Русской освободительной армии. В конце он призвал участников конференции к борьбе на стороне Германии против Советской России..."

* - Зыков, он же Ярко, он же Гранин, он же Демьянский Мелентий Александрович, он же Николай Михайлович, кличка "Николай Москвич" - преподаватель в 1943 году, затем заместитель редактора газет "Заря" и "Доброволец". В прошлом заместитель редактора газеты "Известия", бывший комиссар Красной Армии.

Из сборника "Органы государственной безопасности СССР в годы Великой отечественной войне", т.4, кн.2" (2003)
Зыков упоминается еще в нескольких документах сборника, но дополнительной информации в них нет.
Tags: дудин, зыковиана
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments