Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

гиммлер о славянах (2)

Из речи на совещании группенфюреров СС в Познани, 4.10.43
[...]
Шумиха вокруг Власова.
И вот вы слышите новое заклинание. Оно гласит "Мы ошиблись в русских". Заклинание исходит от людей, восточного большей частью происхождения, они выросли там, кто-то из них написал очень хорошие книги, их мать - русская, и теперь они нам рассказывают. То же заклинание исходит от мелких политических проходимцев, которых мы распознали уже во время похода на Польшу и вышвырнули их. И сейчас они призванные как солдаты, как капитаны и майоры, используя форму нашего доблестного вермахта, продолжают свои интеллектуальные бесчинства. Подстрекаемые этой пропагандистской тенденцией – иначе это не назовешь – рассказывают там и сям, пишут в письмах домой (а сверху это просачивается вниз): Да, мы ошиблись в русских. Русский вовсе не такой робот (это выражение используется чаще всего), каким мы его считали в 1941-м. Сейчас на Востоке у нас открылись глаза. Это благородный народ и, куда там еще, просто сонм добродетелей. Надо их просто воспитывать в национал-социалистическом духе, создать НСРАП или что-то подобное. И тогда – тут следующий шаг – они станут освободительной армией под началом генерала Власова. И дальше - генерал Власов постоянно говорит нам: русских могут победить только русские, Германия никогда не побеждала Россию. Поэтому: дайте Власову от 500000 до 1000000 русских, хорошо их вооружите, обучите их по возможности на немецкий лад, и этот Власов так благороден, что он нападет на русских и поубивает их для нас.

Можно нести сколько угодно чушь и бессмыслицу, это не опасно. Но если эта чушь начинает действовать, если такая доблестная славная столетними традициями армия как немецкая начинает сомневаться в собственной силе вследствие трепотни мелких политически необразованных офицеров в чинах повыше или пониже и если мелкий отдельный болтун, который несет эту чушь, не замечает, как губительно она действует, если говорят: "Мы не можем победить русских, только сами русские смогут это сделать" - это уже опасно. Спросите кого угодно: "Что такое русская пехота?", услышите трогательно необдуманный (ведь одно с другим никак не сочетается) ответ: "Русская пехота – дерьмо. Мы ее лучше на голову." И тут же: Россию могут победить только русские.
Я не имею ничего против, если генерала Власова, как и любого славянского субъекта в генеральской форме, принимают к нам на службу, чтобы использовать в пропаганде против русских. Против этого я не возражаю. Вот и славно!

Бригадефюрер Фегеляйн и русский генерал
Наш соратник Фегеляйн тоже однажды поймал такого русского генерала. Видите, они недорого стоят. Это славяне. С присущим ему юмором Фегеляйн сказал своему штабу: "Будем обращаться с ним хорошо. Сделаем вид, будто признаем его генеральский чин. Когда он войдет, встать по стойке "смирно", обращаться к нему "Господин генерал", чтобы показать ему, как мы его почитаем". Конечно, это сработало. Вовсе ненужно внушать русскому генералу политические идеи, политические идеалы, политические планы на будущее – можно все получить дешевле, господа. Славяне тем и известны. Славянин не способен сделать что-нибудь сам и надолго. Не способен. Я позже к этому вернусь. За исключением некоторых личностей, которые Азия дает раз в пару столетий благодаря счастливому для Азии и несчастливому для нас смешению двух наследственностей, за исключением Аттилы, Чингисхана, Тамерлана, Ленина, Сталина, эта славянская помесь народов выглядит как низшая раса с вкраплением капель нашей крови, крови ведущей расы. Она не способна управлять собой и хранить порядок. Она способна к дискуссиям, к дебатам, к уничтожению, к сопротивлению любому начальству, к революции. Но поддерживать порядок этот человеческий брак способен сегодня не лучше, чем 700 или 800 лет назад, когда они позвали варягов, позвали Рюрика.

Каждый русский, каждый славянин охотно разглагольствует. Старая история. Если их подзуживают: "Скажите-ка, ваше мнение нам невероятно ценно. Мы можем у вас учиться", вы не найдете ни одного русского комиссара, который не попадется на эту щекотку павлиньим пером. Наш Фегеляйн так обращался со своим генералом, что тот рассказал нам все, что бравый и храбрый командир не имеет права рассказывать: начиная от расположения батарей и до планов развертывания и приказов его дивизий (у него была целая ударная армия). Он нам выдал все, что только можно. Потом ему стало ясно, что после этой болтовни – его не хватали за грудки, чтобы вытрясти информацию, нет – назад к батюшке Сталину ему дороги нет. А ведь у него был сталинский орден за номером 700, кажется, их большой рыцарский крест, который он подарил Фегеляйну. Фегеляйн передал орден фюреру, но фюрер вернул его назад в милой серебряной оправе. Но это так, к слову.

Снова о Власове.
Когда Фегеляйн рассказал мне историю про генерала, я сказал: "Само собой, мы можем все. Пообещать ему все, что угодно и сдержать обещание. Он получит пенсию немецкого генерал-лейтенанта (сам он – русский генерал-лейтенант). Он получит хорошую еду, шнапс, баб". Это все ужасно дешево. Одна торпеда, стоит, не знаю, 10000 марок, если мы промазали. Подготовительный артиллерийский огонь только одной дивизии или одного корпуса стоит несколько сотен тысяч. Мы и знать не знаем, настолько ли это действенно как покупка русского генерала задешево. Конечно, не так, что ему говорят: вот вам 100000 марок, становитесь предателем. На это он не пойдет. Тут у товарища славянина есть понятия о чести. Нужно действовать иначе. Посчитайте сами. Что у него за пенсия? 1500 марок в месяц. Это 18000 марок в год. Пусть он проживет десять лет, выходит 180000 марок. Прочие расходы еще 20000 марок. В сумме 200000 марок. Это же дешево, если за это получить русскую ударную армую. И так можно действовать с каждым русским генералом, с каждым. Только нельзя воспринимать их всерьез. Если бы мы могли так себя вести, дела бы шли на лад. Но мы, немцы, ведем себя неправильно, должен сказать, и в государстве и в вермахте, да еще отдельные партийцы клюют на удочку и попадаются.

Господин Власов выступал в Париже, в Брюсселе, в Берлине. И люди из немецкого руководства толпились у его ног, раззявливали пасть и свешивали язык от удивления: надо же, какой способный большевик. И они позволяли этому подручному мясника говорить. Я потрудился прочитать одну его речь. Я выскажусь о ней подробно и пришлю вам свое мнение в ближайшее время. Итак, господин Власов говорит: Позор, что немцы так обращаются с русским народом. Мы, русские, уже столетия назад отменили телесные наказания (Они их отменили. Вместо них они расстреливают. И вправду, иной способ, гораздо более действенный). Вы, немцы, опять ввели телесные наказания, тьфу, как некрасиво, какое варварство. Весь зрительный зал краснеет от стыда. Через несколько минут он же говорит: Насколько в русских силен национальный дух – вы должны обращаться к душе нации – вы можете увидеть на примере победителя фельдмаршала Паулюса, генерала Х. (его имя я забыл), который годы провел под арестом ГПУ, его били, лупили и пытали так, что у него по сей день остались боли в бедре и тяжелое повреждение головы. И вот из чистого национализма он победил под Сталинградом фельдмаршала Паулюса. Никто не возражает. Мне-то казалось, что русские отменили телесные наказания. Очевидно, у русских избивают только генералов, чтобы они добивались большего. Эта власовская шумиха обошла Германию, не встречая возражений. Вместо того, чтобы искусно с помощью пропаганды разлагать русскую армию, эта пропаганда частично обернулась против нас самих и из-за заблуждений и ложных предпосылок парализовала волю и силу к сопротивлению в наших собственных рядах.

Владычество с помощью меньшинства
Я счел своим долгом высказаться об этом открыто без каких-либо уколов в чью бы то ни было сторону. Все, что сегодня все еще делается нами неправильно, все, что мы еще не умеем - как вести себя с другими народами, как править чужекровными массами при помощи небольшой прослойки меньшинства - всему этому еще предстоит научиться. Наш старый рейх - я имею в виду Германию в прежних границах - всего лишь 70 лет от роду. У нас еще не было возможности управлять с помощью немецкого меньшинства большими политическими меньшинствами или даже большинством, так как это делали австрийцы в прежней империи, где на меньшинство в 12 миллионов немцев приходилось 40-50 миллионов чужих балканских народов. Возможности владычествовать над миллионами, сотнями миллионов при помощи меньшинства, как это делает Англия и чему она выучилась за 300 лет, у нас просто не было.

Надо видеть вещи так, как они есть. Мы тоже будем учиться, и если бы мы смогли встать из земли через сто лет, мы бы увидели, что наши внуки и правнуки освоили это умение гораздо лучше. Я хочу обучить СС таким вещам. Я полагаю, что благодаря надежной расовой позиции мы наименее уязвимы для подобных промахов. Но и сами мы должны еще многому научиться. Мы будем управлять, как мне кажется - выражусь поскромнее - наименее плохо и с наименьшим числом ошибок.

Психология славян
Но вернемся к славянам! Я считаю необходимым, чтобы мы обговорили этот вопрос. Неважно, был ли то Петр Великий или последние цари, или Ленин, или Сталин, они знали свой народ, они знали совершенно точно, что понятия "верность", "никого не предавать", "не плести заговор" не входят в словарный запас русских. Все, что вам расскажут о русских - чистая правда. Правда, что часть этих русских - истово набожна, истово верит в казанскую или еще какую богоматерь, чистая правда. Правда, что бурлаки на Волге прекрасно поют, правда, что в настоящее время русский выказывает себя прекрасным импровизатором и техническим специалистом. Правда, что большая часть русских даже любит детей. Правда, что русский может прилежно работать. Но ровно такая же правда и то, что он ужасно ленив. Ровно такая же правда, что он распоясавшийся изверг, который может пытать и мучить других людей так, что и дьяволу в голову не придет. Ровно такая же правда, что русский, из высших слоев или низших, склонен к дичайшим извращениям вплоть до поедания своих товарищей и хранения печени соседа в своем вещевом мешке. Шкала ценностей и чувств этих славянских людей объединяет все. Зачастую это лишь вопрос везения, какой жребий ему сейчас выпадет, а для того, кто плохо знает эту бестию огромная загадка: что же этот тип собирается предпринять.

Сами русские знают себя хорошо и придумали практичную систему: при царях это была Охрана, при Ленине и Сталине - ГПУ или НКВД. Если четверо русских собираются вместе: батюшка, матушка и деточки, то из этих четверых или пятерых ни один не знает, кто кого предает, кто же доносчик: отец, мать или дочь? А кто наоборот доносит на них? В сомнительных случаях в семье бывает по 2-3 осведомителя. Я не преувеличиваю. В городах это подтверждается безусловно. Насчет сельской местности наши товарищи, находящиеся на востоке, могут рассказать, что в каждой деревне после ухода большевиков осталось по 20-30 осведомителей и агентов НКВД. Поэтому можно быть абсолютно уверенным, что никакой заговор невозможен без того, чтобы этот аппарат сексотов не доложил бы о нем наверх. Тут появляется пистолет или ссылка, и таким образом этим народом и управляют.

Ложная сердечность
В корне неверно было бы обращать к чужим народам всю сердечность нашей бесхитростной души, наш добрый нрав, наш идеализм. Это верно, начиная с Гердера, который написал "Голоса народов" очевидно в подпитии, и тем самым принес нам, своему потомству, безграничные тяготы и нужду. Это верно, начиная с чехов и словенцев, которым мы привили национальное чувство. Сами они не были на это способны, и мы придумали его для них.

Для эсэсовца должен всегда действовать принцип: быть честным, верным, порядочным к людям своей крови, относиться по-товарищески к ним, но больше ни к кому. Каково приходится русскому или чеху мне совершенно безразлично! Всю хорошую кровь нашего вида мы заберем себе, при этом, если необходимо, мы будем похищать у них детей и воспитывать у себя. Живут другие народы в довольстве или загибаются от голода меня интересует лишь постольку, поскольку мы нуждаемся в рабах для нашей культуры, все прочее меня не интересует. Падет ли без сил при выкапывании противотанкового рва десять тысяч русских баб или нет меня интересует лишь в свете того, что противотанковый ров для Германии будет выкопан. Без необходимости мы никогда не станем жестокими и бессердечными, это ясно. Мы немцы, единственные в мире, кто пристойно относится к зверям, и к этим зверолюдям мы станем относиться пристойно, но заботиться о них и создавать им идеалы было бы преступлением против нашей собственной крови, ведь нашим детям и внукам придется с ними еще сложнее. Если кто-то придет ко мне и скажет: "Я не могу копать противотанковый ров с помощью женщин и детей, это бесчеловечно, они при этом гибнут", тогда мне придется ответить: "Ты сам - убийца своей собственной крови, ведь если противотанковый ров не будет выкопан, погибнут немецкие солдаты, а это дети немецких матерей. Это наша кровь." Это то, что я хочу прививать СС и - как мне кажется - уже привил как одну из священных заповедей на будущее: наша забота и наш долг это наш народ и наша кровь. Об этом мы должны заботиться, думать, работать над этим и сражаться за это и ни за что другое. Все остальное должно быть нам безразлично. Я хочу, чтобы СС именно с этих позиций подходило к проблеме всех чужих, не германских народов, особенно русского народа. Все прочее - мыльные пузыри, обман собственного народа и помеха на пути к будущей победе в войне.

Русские солдаты на нашей стороне
Само собой разумеется в этой войне: лучше, когда умирает русский, чем когда умирает немец. Если мы используем русских, то их следует перемешивать с немцами в пропорции 1:2 или 1:3. Лучше всего использовать отдельных русских, тогда можно ездить с ними в танке. Русский в танке с двумя или тремя немцами - прекрасно, никаких проблем. Но вы не должны позволять этому русскому встречаться с другими русскими, которые ездят в других танках, иначе эти ребятки устроят заговор. Если вы по какой-либо причине хотите иметь целую роту, составленную из русских, то позаботьтесь о том, господа - и это не просто какая-то идея, это приказ, господа - что в этой роте внедрен ваш аппарат осведомителей, аппарат вашего НКВД. Тогда можете спать спокойно. Кроме того - это одно из самых первых поучений, которые я давал - обращайте внимание на то, чтобы эти унтерменши всегда смотрели на вас, всегда смотрели в глаза своему начальнику. Это как со зверями. Пока он смотрит в глаза своему укротителю, ничего не происходит. Уясните себе: перед вами зверюга. С таким подходом вы сможете использовать русских, с таким подходом мы всегда будем превосходить славян. С другим - нет.
[...]
Док. PS-1919. IMT том XXIX, стр.117-124, перевод здесь и далее мой.

Из речи перед рейхсляйтерами и гауляйтерами в Познани, 6.10.43
[...]
И вот мы обнаруживаем русского генерала, господина Власова. С русскими генералами статья особая. Наш бригадефюрер СС Фегеляйн поймал одного русского генерала в феврале этого года. Я гарантирую Вам, почти из каждого пойманного нами русского генерала мы сможем сделать Власова. Это невероятно дешево. Почти ничего не стоит. Русский генерал, которого мы поймали, был корпусным генералом в ударной армии. И вот наш Фегеляйн смеха ради сказал своим людям: обращаемся с ним и ведем себя как будто он настоящий генерал. Когда он зашел, все бодро вскочили. К нему обращались: "Господин генерал то, господин генерал сё". Такое любому приятно слышать. Во всем мире так. И это сработало.
У него был, заметим, орден Ленина за номером 770, который он потом подарил бригадефюреру Фегеляйну. Когда Фегеляйн позже получал от фюрера Дубовые Листья, он позволил себе отдать фюреру орден Ленина. Фюрер поместил его в серебряную оправу и вернул Фегеляйну, но это к слову.
Итак, с этим генералом мы обращались правильно, ужасно вежливо. Любовь к разглагольствованиям – типично славянская черта, ему сказали: "Да вы лучше осведомлены" и умильно слушали и подзуживали небольшой дискуссией, и он выдал все свои дивизии, все планы развертывания, все что у него было, все, что он вообще знал.

Цена за это предательство? На третий день мы сказали генералу примерно следующее: что назад вам пути нет, вам должно быть ясно. Но вы человек значительный, и мы вам обещаем, что, когда кончится война, вы получите пенсию немецкого генерал-лейтенанта, а в ближайшее время – шнапс, сигареты и баб. Такого человека можно купить так задешево. Видите, в таких вещах, нужны трезвые подсчеты. Такой человек стоит нам в год 20000 марок. Пусть он проживет 10 или 15 лет, это 300000 марок. Опасно лишь создавать из эдакого славянина политическую программу, которая в конце концов обернется против нас.

Вся затея с власовской пропагандой меня всерьез напугала. Я не пессимист и не прихожу в раж от каждого пустяка. Но это дело показалось мне опасным. Оно показалось мне опасным, когда я стал получать от немецких солдат письма, в которых стояло (буквально в каждом): мы недооценили русского человека. Он не робот и не унтерменш, которого мы знаем по нашей пропаганде.
Это благородный народ, который угнетали. Мы должны дать им национал-социализм и основать русскую национал-социалистическую партию. У русского есть национальные идеалы. И тут идут мысли господина Власова: Германия еще никогда не побеждала Россию. Россия может быть побеждена лишь русскими. Эта русская свинья, генерал Власов, предлагает нам свои услуги. И этому человеку некоторые наши старцы хотят вручить миллионную армию. Этому типу, на которого нельзя положиться, они хотят дать оружие и снаряжение, чтобы он выступил против России, а может, в один прекрасный день, что весьма вероятно, и против нас.

Сила наших немецких солдат и всего немецкого народа в вере, в сердце и в убеждении, что мы как раса и как народность ценнее других. Это, господа, фундамент, предпосылка нашего исторического существования. Народ, расположенный в центре Европы, окруженный со всех сторон врагами, переживший Тридцатилетнюю войну, после которой осталось три с половиной – четыре миллиона человек, и который поднялся до исторических масштабов Великой Германии и будущего германского рейха, такой народ существует лишь благодаря своим качествам, своей расовой ценности. В момент, когда мы начинаем сомневаться в своей вере, в этой расовой ценности, Германия, германец терпят поражение. Потому что других больше, чем нас. Но мы ценнее, чем они. Наша задача в следующих поколениях, в следующие столетия, как когда-то в седой древности, добиться того, чтобы нордический человек снова стал над целыми материками, чтобы он правил миром. В момент, когда мы начинаем подкапывать и взрывать этот фундамент, говоря по собственной инициативе, что мы не можем победить русских и что лишь русский может победить русского, в этот момент мы начинаем убивать себя сами. И в этом большая опасность власовского движения. Поэтому оно должно быть запрещено. Фюрер его настрого запретил и поэтому среди нас, в наших рядах, оно тоже должно быть изничтожено до конца.

Теперь к проблеме славян вообще. Хочу вам, мои соратники, кое-что сказать. Мы должны обращаться со славянином, будь то серб, чех или русский лишь так, как с ним в истории славянских народов всегда обращались те, кто им на самом деле правил. Те, кто умел управляться со славянами, к примеру, Петр Великий или еще раньше на азиатской территории Чингисхан или в наши дни господа Ленин и Сталин, знали свой народ. Подумайте, к примеру, о Чингисхане, который дал своему вернейшему слуге, предводителю его армии или его народа (внутри партии можно сравнить с тем кругом. который здесь собрался), особую привилегию, согласно которой тот вправе семь раз его предать и лишь на седьмой раз ему отрубят голову. Это доказанный исторический факт. Таковы правила на этой территории: там предают и плетут интриги. И лишь на седьмой раз тот, кто однажды проявил себя и спас жизнь [властителю], будет казнен.

Люди у власти прекрасно знают славянскую особенность вести дискуссии, ставить все мысленно под сомнение. Разодрать все на кусочки - вот философия славянина. Возьмите в качестве яркого примера польский народ. Никогда не способен что-то произвести самостоятельно и что-то организовать, но зато всегда способен плести заговоры, чтобы свергнуть нынешнего правителя. Кто не знает эту особенность характера славян, кто не оценивает его как он есть, по всей шкале справа налево, со всеми его расовыми внешними признаками, которые по законам наследственности собрались в этой помеси народов то из монголов, то из германских расовых частичек - тот потерпит неудачу со славянином. Разумеется, мы найдем и такого славянина, из которого просвечивает прежде хорошая раса. Тогда мы хотим забрать его детей и увезти в Германию. Если он будет против, то мы его убьем. Если он будет за, то мы примем его, как всю германскую кровь, но никакую иную, в общность нашего народа, воспитаем его и никогда не отпустим обратно.

В русских содержится вся шкала чувств, которые может иметь человек: от истовой молитвы богоматери и от икры до людоедства, от готовности помочь и братского поцелуя до вероломного убийства или жесточайших пыток. Вопрос исключительно везения, какую клавишу эта тварь сейчас нажмет. И на этот вопрос мы, неславяне, видимо, никогда не сможем ответить. Но и те, которые владычествовали над славянами, тоже очевидно, не слишком-то на них полагались. Даже батюшка Сталин не очень-то полагается на собственную расу, иначе он бы не создал такую разветвленную, типично азиатскую систему доносительства и наблюдения. Если четверо соберутся вместе, это могут быть отец, мать и дети, то никто из четверых не знает, кто кого заложит, кто за кем следит и кто кого предает. Ни один из четверых не знает. Часто в сомнительных случаях двое из четырех - агенты НКВД. Как нам удалось выяснить, даже в деревнях, из которых мы уже удалили самых явных агентов НКВД, все еще остается 20-30 осведомителей НКВД. Из этого можете делать вывод, с каким числом доносчиков работали эти люди.

Восточные народы могут помочь нам, лишь если мы будем использовать их представителей поодиночке. Одиночного русского, которого вы как раз привезли, вы можете - если он не политрук, не коммунист и не комсомолец - посадить в немецкий танк. И он поведет его, если он водитель танка, против своих товарищей. Но если вы позволите 20 водителям танков спать в одном помещении, то вы не сможете предвидеть, когда они нападут на своих начальников, когда они что-то уничтожат и когда они перебегут. Поэтому русских и славян в больших количествах можно использовать лишь тогда, когда вы организовали - подобно самим русским - среди них систему осведомительства или когда они в достаточных пропорциях перемешаны с немцами. Полицейские охранные подразделения, в которых я смешивал одного немца с двумя-тремя чужаками, дают терпимый результат даже в нынешних напряженных условиях. Это все о партизанах, генерале Власове и славянстве.
[...]
NARA, T175 Roll 85, цит. по "Heinrich Himmler. Geheimreden 1933 bis 1945 und andere Ansprachen", 1974, стр.163-166.
Tags: брошюра "унтерменш", гиммлер, привалов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →