Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

довольно подозрительные типы

Многоуважаемый Владимир Васильевич.
К сожалению, вашего поручения в Мюнхене я выполнить не мог, так как был в положении курицы, которая хотела снести яйцо и не находила места. К тому же следуя вашим указаниям - лучше не так скоро, но зато основательно - я решил это написать в спокойной обстановке дома.
Соловьев до капитуляции известен под фамилией Бобров-Голубовский (тоже вымышленная). До 41 года работал вначале на руководящей комсомольской работе, потом по партийной линии. Называет себя учеником Пятакова. Заведывал по его словам крупным советским сельскохозяйственным комбинатом, что явно не соответствует действительности.
С другой стороны ходит слух, который, кстати, он сам и распространяет, что он был редактором крупной армейской газеты. Это более похоже на правду, так как в издательском деле он имеет немалый опыт. С приходом немцев он редактирует в Бобруйске газету кажется "Новый Путь". Деятельно отстаивает русские интересы, но весьма своеобразно - везде с собственной фюрерской тенденцией. Использовая свои связи, он пытался протолкнуть какое-то новое свое движение взамен власовского. В 43-44 он переезжает в Минск и редактирует независимую от власовского движения газету "Руль" - орган антибольшевистских сил. Газета маленькая и дрянная.
Кстати, в этом "Руле" были довольно подозрительные типы. Один из них лейтенант Федотов - эмигрант из Белграда - беспринципный политически, сотрудничал в Белграде с младороссами, а позже и с коммунистами. По заданию Руля остается в советском плену. Потом при довольно странных обстоятельствах выходит на немецкую сторону, вынося даже свой Soldbuch.
Начинает деятельно заниматься просоветской пропагандой, за что и был арестован в Линце и просидел 3 месяца. Потом освобожден и получив повышение (старший лейтенант) перед самой капитуляцией едет на юг Австрии и сейчас, как говорят, служит у Тито в Озна1.
Во власовском движении Бобров работает в отделе пропаганды. Капитуляция застает его в Зальцбурге, где его садят вместе с 12 другими чинами РОА. Все же их не выдают и выпускают на волю. Осенью 46-го Бобров начинает издавать журнал "Колумб", беспринципный и никчемный орган, где смешаны вместе и криминальные романы и политические статьи. Потом он начинает издавать газету "Почта Колумба", а еще позже "Огни". Газеты резко антибольшевистские, в духе освободительного движения), но тоже весьма своеобразные - рядом с хорошей и смелой статьей об освободительном движении помещается сенсационное сообщение о беременном мужчине. Кроме того газетка довольно безграмотная.
С марта 48 Соловьев начинает заниматься политической деятельностью.Пытается все захватить в свои руки, но подчиняться никому не намерен, своеобразное соловьевское движение на основах РОД.
Соловьев - умный человек, энергичный и хороший организатор, но благодаря его самовлюбленности и хамовитости работать с ним очень тяжело. Карьеризм и холодный расчет в смысле и материальной и политической пользы для себя сопутствует всю его деятельность. Вот и все.
Привет супруге и Анатолию Ивановичу.
Уважающий Вас
[подпись: Русанов ?]2

Два комментария к письму.
1. Восстановить военную биографию М.С.Голубовского крайне непросто. Сам он рассказывал ее каждый раз заново, даже в двух параллельных гарвардских интервью он излагает две не вполне сочетающиеся друг с другом версии. Первая такова:
В марте 1941 я снова был арестован в связи с делом Бухарина. Затем после начала войны, так как я был офицером запаса, мне было предложено доказать свою лояльность режиму. Я был отправлен за линию фронта. В декабре 1941 я был схвачен немцами и стал военнопленным. Я был в лагере военнопленных на оккупированной территории России. Здесь , из-за плохих условий в лагере, я заболел тифом, однако жители города, в котором был расположен лагерь, "выкупили меня" за десять рублей. Таким путем местные жители спасали русских военнопленных. Выкупивший кормил меня, дал мне одежду, я восстановил свои силы и жил на оккупированной территории, однако, был снова арестован немцами и приговорен к смерти. Я был переправлен в Германию, но сбежал по пути и оставался в Советском Союзе до 19453

Не менее фантастична история, рассказываемая биографом Голубовского М.Е.Бабичевой
Осенью 1941г. в Подмосковье Соловьев раненным попал в плен к немцам. Движимый патриотическим чувством, бежал, чтобы сражаться с оккупантами, но, будучи уже ярым антисоветчиком и к тому же хорошо осведомленный о том, что ждало на родине побывавших в плену бойцов, предпочел остаться в немецком тылу. Под чужой фамилией он примкнул к одному из стихийно возникших партизанских отрядов, ставивших целью бороться за свободную Россию и против оккупантов, и против сталинского режима. По мере отступления немецких войск отряд, в котором сражался Соловьев в немецком тылу, оказался в Западной Европе.4

Продолжает достойный ряд боянов и сказителей американский вице-адмирал Лесли Стивенс, особо хотелось бы отметить эпизод с конем:
Большая война застала его в Москве. В группе генерала Рыбалко он был послан на Запад собирать остатки советских армий, разбитых неожиданной германской атакой; в Белоруссии он, по приказу Рыбалко, предпринял поиски генерала Ракитина. В критический момент во время обороны Москвы воинская часть, в которой находился Соловьев, оказалась отрезанной, настигнутой пулеметной очередью немцев.
В лесах Белоруссии Соловьев пустил свою последнюю пулю не в себя, а в своего раненого коня. В конце концов, он был захвачен в плен немцами.
5

Наконец, в гарвардском интервью А.Даллину Голубовский сообщает, что был в сентябре 1941-го в Мглине (уже оккупированном), затем в 1942-м в Бобруйске, а в 1943-м "исчез" из города и посещал его "тайно"6.
По данным ЦАМО
Лейтенант ГОЛУБОВСКИЙ Михаил Степанович состоявший в распоряжении командира 84 кавалерийского полка 55 кавалерийской дивизии пропал без вести в сентябре 1941г.7

Вероятно наиболее близкими к истине являются автобиографические данные, сообщенные самим Голубовским летом 1943-го сотруднику оперштаба Розенберга:
Голубовский Михаил Степанович (Псевд. Бобров)
[родился] 1908 на Северном Кавказе...
На фронте с сентября 1941. Взят в плен под Ямполем.
Ноябрь 1941 отпущен в Бобр
[уйск] для работы в газете.
С апреля 1942 главный редактор газеты "Новый Путь",

[отделившейся?] от смоленской газеты "Новый Путь". 8

Суммируя вышесказанное. В сентябре 1941-го Голубовский либо оказался на уже оккупированной немцами территории (в Мглине) и там был арестован, либо был взят в плен на фронте под Ямполем. Затем, в октябре-ноябре он попал в пересылочный лагерь военнопленных в Бобруйске, описание лагеря в послевоенной статье производит впечатление виденного своими глазами9. Затем его или выпускают или "выкупают" из лагеря, и он устраивается в местную газету "Новый Путь". В июле 1942 г. Михаил Бобров фигурирует в выходных данных в качестве редактора "Приложения к газете "Новый Путь" для крестьян освобожденных областей" "Новь"10, чуть позже он становится редактором самого "Нового Пути"11. Летом 1943-го слухи о его прошлом начинают сгущаться:
БОБРОВ Михаил работает ответственным секретарем газеты "Новый путь". Пишет много антисоветских статей в газете. После того как на него предполагалось покушение, переменил адрес...
За последнее время осведомитель немецкой контрразведки в Бобруйске Дударев (Синяков) Иван доносил, что Бобров Михаил выдает себя не за того человека, кем он на самом деле есть. В частности, он писал, что Бобров москвич и был корреспондентом газеты "Известия"...
12

В своей мемуарной книге служивший в Бобруйске пропагандист РОА А.Николаев публикует дневниковую запись от 30 августа 1943:
Немецкие армии повсюду отступают. В городе разместились прифронтовые отделы войск. Бобров с редакцией, говорят, переехал в Минск. Его место теперь занял редактор газеты из Орла - Октан13

Датировка неверна, что заставляет предположить, что дневник был написан постфактум.
На самом деле последний выпуск "Нового Пути" выходит в конце сентября, и Бобров в нем действительно символически передает эстафету "талантливому публицисту" М.Октану, чья газета "Речь" - "боевой орган популярный среди жителей освобожденных областей"14 была эвакуирована в Бобруйск из Орла.

Судя по нумерации выпусков, "Русская антибольшевистская газета" (позже "Русский антибольшевистский листок") "Руль" к этому времени уже выходит15, при этом ее редактирует И.Миронов. Лишь 5 апреля 1944 "Листок" снова трансформируется в "Газету" и редактором становится М.Бобров16 (при этом И.Миронов продолжает активно публиковаться в издании).
Что делал Бобров с сентября 1943-го по апрель 1944-го? Может быть, действительно был арестован немцами по подозрению в сокрытии настоящего имени? Косвенным подтверждением этому служит статья советского времени:
Во время войны Бобров-Голубовский добровольно сдался в плен немцам и с редкой подобострастностью начал прислуживать оккупантам. Вскоре его назначили редактором фашистской газетки "Новый путь", издававшейся гитлеровскими оккупантами в Бобруйске.
Дальше - больше. Однажды гестаповцы подсадили Боброва-Голубовского в камеру к советским военнопленным, которые готовили побег. Провокатор выдал их планы немцам. Многим отважным это стоило жизни. Фашисты инсценировали Голубовскому побег из лагеря. Впоследствии гитлеровцы дали ему чин капитана и приняли на службу в свои карательные органы.
17

В самом конце редакторства Боброва в "Руле" разворачивается еще одна история, которую со слов Д.П.Кончаловского пересказал А.Даллин:
Председателем минского отделения русской нацистской партии был Дмитрий Сошальский - псевдоним историка, преподававшего в московском университете... Несмотря на растущее разочарование в немцах, Сошальский продолжал надеяться на то, что он получит возможность для продуктивной работы и потому согласился занять пост, предложенный ему Хомутовым18
Он стал главой (или номинальным главой, как, должно быть, аргументировал Хомутов) минского отделения партии. Он годился для этой роли в силу своего возраста и биографии, равно как и потому, что находился в хороших отношениях и с русскими, и с немцами. За следующие три месяца - с марта по май 1944 г. - отделение привлекло в ряды партии несколько десятков человек. На самом деле, партии здесь было нечего делать. За все время были организованы лишь два открытых собрания, каждое из которых посетило человек пятнадцать - бывшие военнопленные, пара дам из общества, два или три журналиста и русские сотрудники местных немецких агентств.
Перед тем, как минский комитет прекратил свое бесплодное существование, случился небольшой переворот, за которым стоял один из местных членов партии Михаил Бобров. Под этим псевдонимом скрывался бывший советский журналист, который работал в московских газетах и на радио Коминтерна. При немцах он редактировал бобруйскую газету "Новый путь" (позже - "Руль") . Он попал в Минск вместе с отступающими немецкими войсками и присоединился к "комитету" по просьбе Хомутова. Вероятно, по соглашению с НТС, который устал от бездействия и церемонности Сошальского, амбициозный и энергичный Бобров решил возглавить минское отделение. После совещания с Каминским в Дятлово в конце мая он договорился с немецкими покровителями о снятии Сошальского с должности председателя.
На деле, эпизод оказался фарсом. Через несколько дней Минск был эвакуирован, и "деятельность" русского нацистского "движения" прекратилась раз и навсегда
19

Действительно, в начале июня в "Руле" публикуется несколько заметок о НСТПР и ее юношеском крыле СРМ (Союз Русской Молодежи)20, в частности о "Патриотическом слете русской молодежи", прошедшем в Минске 18.06.44:
Небольшой зал Дома НСТПР с трудом вместил всех пришедших на слет юношей и девушек... Слет русской молодежи принял приветствия солдатам и офицерам РОА, гитлеровской молодежи, союзной молодежи Белоруссии и комбригу Каминскому - вдохновителю и организатору Национал-социалистической трудовой партии России...
На слете с большим успехом выступили поэт Шамров и писатель Березов21.
Патриотический антибольшевистский молодежный слет - это первый шаг в организации русской молодежи на активную антибольшевистскую борьбу.
22

Газета "Руль" успела еще сообщить об участии СРМ в шествии по случаю "Праздника начала Великой освободительной войны" 22 июня23, после чего, как и сам Союз, прекратила свое существование естественным путем.
Голубовский же в ноябре оказывается в Берлине, где через несколько дней после оглашения пражского манифеста выступает с речью (в газетной стенограмме фигурирует как "капитан Бобров-Голубовский") на торжественном собрании. "Вдохновитель и организатор" комбриг Каминский уже мертв, и теперь генерал Власов
зовет нас... на путь жестокой и жертвенной борьбы во имя спасения Родины и народа... Я сам из простой крестьянской семьи когда-то благословенных казачьих мест24, превращенных теперь большевиками в пустыню, и я убежден, что крестьянство, также как рабочие и интеллигенты с великой охотой подпишутся под Манифестом25

Обстоятельства сотрудничества Голубовского во власовской пропаганде требуют дальнейшего изучения.

2. Факт того, что в редакцию Голубовского был внедрен советский агент, подтверждается советским источником:
В г. Бобруйске в редакции газеты "Новый Путь" работает заместите­лем редактора наш агент "Вольный". За период своей работы передал партизанам большое количество бумаги, на которой партизаны выпуска­ли свои листовки и газеты. Имеет большую связь с духовенством, среди которого узнал агентов гестапо и списки на них передал в особый отдел. В связи с тем, что газета "Новый Путь" передислоцировалась в город Барановичи, то и агент "Вольный" переехал на работу в Барановичи.26
.
Но как нетрудно заметить, совпадение со свидетельством из коллекции Позднякова неполное: речь идет не о "Руле", а о "Новом пути", да и к барановичской газете Голубовский никакого отношения не имел. Подписи "Федотов" в имеющихся номерах бобруйского "Нового Пути" и "Руля" также не найдено.
Тем не менее, возможно, небольшая зацепка есть - заместителя редактора барановичского "Нового Пути" звали В.А.Федоров27. Очевидно, он же редактировал журнал "Школьник", выходивший с июня 1942 в Смоленске28 и сотрудничал в смоленском журнале "На переломе".
О нем же вспоминает барановичский главный редактор Г.Б.Тер-Маркариан в своему мемуаре:
"Винета" помещалась на верхнем этаже огромного здания близ "Александер-платца"... Поднявшись наверх, я чуть не столкнулся с профессором Федоровым, бывшим моим заместителем по редакторству в Барановичах, откуда пришлось драпать врозь и о судьбе которого я ничего не знал. Он работал здесь пропагандистом и ввел меня в курс дел.29

Однозначно сказать идентичен ли этот Федоров Федотову из письма выше и/или "агенту Вольному" пока невозможно. Сведений о его послевоенной судьбе пока найти не удалось.


1 - вероятно, ОЗНА (Одељење за заштиту народа) - югославская служба госбезопасности. Благодарю [info]Az Nevtelen за любезное указание.
2 - BA-MA Msg 2/17841 (коллекция В.В.Позднякова). Датировка на письме отсутствует, вероятно, около 1949г.
3 - HPSSS, Schedule A, Vol. 19, Case 359, идентификация респондента по HPSSS, Schedule B, Vol. 2, Case 359 ("Conversation with Mr. Soloviev"). Перевод здесь и далее мой.
4 - М.Е.Бабичева "Писатели второй волны русской эмиграции: библиографические очерки", 2005, стр. 246-247
5 - М.Соловьев "Записки советского военного корреспондента", 1954, стр. 9 (предисловие)
6 - HPSSS, Schedule B, Vol. 11, Case 359, полный перевод опубликован здесь.
7 - ЦАМО ф.33, оп.11458, д.632. По ОБД Мемориал. Также указано имя жены МАМОНТОВА Клавдия Васильевна и адрес: г. Москва, ул. Горького д.17, кв. 136. Существует свидетельство жены племянника М.С.Голубовского о том, что она определенно видела Голубовского в его квартире на ул.Горького после ноября 1941-го (личное сообщение от 20.06.2012), причем человек, которого она видела - не похож на М. Соловьева (сравнение по фото в послевоенном издании книги М.Соловьева). Т.к. все остальные свидетельства противоречат этому, версия пока остается маргинальной.
8 - BA NS30/188. Благодарю за помощь при расшифровке почерка pirmdiena, bludnyj_son, oblomov_jerusal, bruja_aprendiza, albokarev.
9 - М.Бобров "Страшное безмолвие России". "Возрождение", Париж, №5, 1949.
10 - "Новь", Бобруйск, №2 от 04.07.42
11 - "Новый Путь", Бобруйск, №36 от 24.12.42, моя коллекция за 1942г. достаточно разрознена, предыдущий имеющийся у меня номер датирован 18.07.42, в качестве редактора указан А.Прокофьев.
12 - из протоколов допроса капитана Н.С.Веревкина от 28 и 30.07.43. РГАСПИ, ф.69, оп.1, д.751
См. также в мемуарах Б.Н.Меньшагина "... бывший редактор бобруйской газеты "Новый путь" Бобров, настоящая фамилия Голубовский. Я много лет до войны читал его статьи и заметки в газете "Известия" (FSO Bremen. F. 30.148, благодарю за любезное указание Г.Г.Суперфина)
13 - А.Николаев "А так это было", 1982, стр. 219
14 - "Новый Путь", Бобруйск, №62 от 29.09.43
15 - самый ранний имеющийся в моем распоряжении выпуск от 27.11.43 атрибутирован как №101. Место издания не указано: Feldpost 38925
16 - "Руль" №118 от 05.04.44
17 - "Советская Россия" от 05.12.58. См. также любопытное замечание в мемуаре главы НТС Байдалакова: Из Бобруйска по линии НТС в самом начале 1944 года, когда красные приближались уже к Киеву и Смоленску, поступает в центр НТС ходатайство дать санкцию на казнь русского журналиста, предающего всех Гестапо. Исполнительное Бюро НТС это ходатайство категорически отклонило. Ныне этот журналист всеми, нами в том числе, искренне уважается. Выздоровел. (В.М. Байдалаков "Да возвеличится Россия, да гибнут наши имена", 2002, стр. 58)
18 - Хомутов Григорий Ефимович, 1916-после 1944, старший лейтенант Красной Армии, позже член НТС, пропагандист Каминского
19 - A. Dallin "The Kaminsky Brigade", в сборнике "Revolution and Politics in Russia", 1973, стр. 274-275. Подробнее контекст см. в Д.Жуков И.Ковтун "Феномен Локотской республики. Альтернатива советской власти?", 2012
20 - "Руль" №134 от 03.06.44, №137 от 14.06.44
21 - Т.е. Леонид Павловский (Пылаев) и Родион Акульшин.
22 - "Руль" №139 от 21.06.44
23 - "Руль" №141 от 28.06.44
24 - следует отметить, что братья Голубовского прославились, воюя во время гражданской войны в рядах Первой Конной, один из братьев получил еще до войны с Германией чин генерал-лейтенанта.
25 - "За Родину", Берлин, №3 от 23.11.44
26 - Из докладной записки начальника оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при могилевском подпольном обкоме КП(б)Б в НКГБ БССР об агентурно-осведомительной работе в тылу врага (не позднее 17 апреля 1944). "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне", т.5, кн.1, стр. 326
27 - "Новый Путь", Барановичи, №16 от 26.02.44
28 - С.В.Жумарь "Оккупационная периодическая печать на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны", 1996, стр.36
29 - Кн. А Казбеги (Г.Б. Тер-Маркариан) "Взметенные годы" в "Русская жизнь", №8681 от 08.06.77
Tags: голубовский, документы: коллекция Позднякова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments