Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

письма из берлина (3)

начало
продолжение

07.01.34
Данное Гитлером обещание, что в этом году каждый немец будет иметь у себя дома елку - действительно было сдержано. Из фонда Винтергильде выдавались елки и украшения к ним бесплатно, а также к столу сладкие булки, масло, молоко и жиры. Выданные же ранее брикет и картофель обеспечили теплом и сытостью семьи безработных. В канун Рождества на всех перекрестках значительных улиц были зажжены электрические свечи на осыпанных блестками и золотым дождем высоких елках, что придало городу уютный и красивый вид. 25 утром первым поздравил по радио с праздником Рождества Христова весь немецкий народ - Гитлер, а затем Геббельс и другие министры национал-социалистического правительства и пожелали населению веселого праздника. Весь день 25 и 26 декабря раздавались пение и речи вождей Германии.
На днях нам удалось беседовать с одним лицом, очень близко стоящим к германской политической полиции и вот это лицо сообщило нам следующее. "Никакой концентрации русских людей, никакой их организации на Германской территории мы не допустим". "Но ведь началось же существование РОНДа и успешная его работа" - возразил я. "Мы допустили это исключительно с целью выявить политическую идеологию русской колонии в Германии и добились результатов, превышающих наши надежды. Как только же его деятельность вышла из предуказанных нами рамок, мы переименовали эту организацию и поставили ее в определенные рамки". "Скажите", - спросил я, - "разве при германском национал-социалистическом невозможна вполне соответствующая по идеологии русская национал-социалистическая организация, которая вела бы подготовку для борьбы против общего врага?"
"Наше правительство в национал-социализме преследует цели, помимо отрыва от коммунизма еще и мобилизацию национального эгоизма и самосознания немецкого народа и среди русской молодежи национал-социализм может быть допущен лишь как мост к переходу в наше подданство и отнюдь не более." На этом наш разговор и закончился.
Письма, полученные из Малороссии, рисуют, что продовольственный вопрос принял там характер ужасной катастрофы. Автор одного из сообщений, студент Киевского Политехникума, мобилизованный в ударном порядке на сбор урожая, пишет: "После работы вечером мы группой отправились в близлежащее селение. Кроме двух-трех тощих собак на улице никого не видим. Входим в хату - там два умерших от голоду и почти в каждой. У оставшихся в живых не хватает от истощения сил хоронить". Невольно вспоминается разговор с [нрзб] молодыми евреями, бывший у меня в Константинополе, бежавшими в 1921 из Малороссии от погромов: "Мы им покажем [?]" со злобой говорили они. Очевидно, что обещание их сбывается.
Праздники Рождества Христова здесь коснулись и концентрационных лагерей. Многим дана амнистия. В нашу колонию прибыло оттуда немало и русских. "Как вы попали в лагерь и какой там режим?" - спрашивают все у прибывших. В Германии обычно держат в лагере 4 месяца. Всех лагерей 6. Режим там суровый. Если сравнивать прибывшего оттуда с тем, что он был до этого, то узнать его трудно. Из [нрзб] человека он обращается с понурого инвалида, с трудом загибающего на руках пальцы. Наших русских в большинстве забирали или по оговору или по письменному доносу, по обвинению в большевизме, исходящему обычно от своих же русских в порядке сведения личных счетов.
В.Н.
Берлин

29.04.34
Национал-социалистическая "революция" является в настоящее время делом прошлого. Новый режим прочно установился и потому теперь, не рискуя оказаться в стане его врагов - что между прочим очень опасно, так как врагов национал-социализма причисляют к коммунистам и бьют нещадно - можно приподнять завесу закулисной его стороны и причин его водворения.
Национал-социализм пришел в Германию после провала нынешней политики социал-демократического кабинета канцлера Брюнинга, главным образом в отношении Советской России, а именно после выхода ее из орбиты Германии, выразившегося в заключении франко-советского пакта о ненападении.
Для Германской промышленности. страдающей от перепроизводства на внутреннем рынке, лишиться своего бесконтрольного преобладания в сов.России, что могло бы случится в результате сближения сов.России с Францией, было бы настоящей катастрофой. Между прочим германские фабрики и заводы, несмотря на короткий срок, так хорошо себя рекламировали в сов.России, что и теперь несмотря на сокращение заказов сов.правительства в Германии, из Украины здесь постоянно поступает масса запросов от инженеров и частных лиц с просьбой о высылке каталогов.
Опасность катастрофы на внешнем фронте совпала с недовольством населения социал-демократической политикой, которая господствовала в Германии, вот тут-то кстати и пришелся Гитлер, стремящий поднять Германский народ от повседневной суеты к решению исторических задач, [нрзб] Германию, обратить ее экспансию на Восток и урегулировать отношения с Францией. Приходу к власти Гитлера предшествовал длительный политический кризис на верхах, причем говоря, что дело это было сделано не без трения и что в конечном результате верховное управление Германией сложилось в виде триумвирата - Президента, Гитлера и вице-канцлера фон Папена, что означало, что наряду с правящей партией национал-социалистов к власти пришла и партия "Стального шлема", имеющая более консервативную программу и личный состав.
Пожар стеклянного купола Рейхстага был официальным [нрзб] коммунистической опасности или даже почти готового к осуществлению коммунистического переворота. Пожар этот пришелся очень кстати. Говорят. что когда министру Герингу доложили, что Рейхстаг горит, он вынул свои карманные часы, и, посмотрев на них, ответил: "Уже?". [нрзб] жертва этого пожара Лубэ сидел на процессе с понурой головой, отвечал [нрзб], напротив обвиняемые болгары держали себя "козырем" и даже вступали в пререкания с министрами Герингом и Гебельсом. Действительно ли установлено участие в этом деле коммунистов, трудно ответить, потому что в современной Европе суды находятся под столь большим давлением сил, творящих политику страны, что говорить об их полной объективности не приходится, и, видимо, на голове Лубэ столковались вожди красного и белого интернационалов - Москва и Женева.
Германский национал-социализм вызвал к жизни и таившиеся силы национально мыслящей русской эмиграции. Однако, руководители русского движения с самого начала были взяты под неусыпный контроль местной политической полиции, которая с ними играла как "кошка с мышкой", не давая ему ни развернуться, ни тем более встать на самостоятельный путь. Достаточно сказать, что Пельхау-Светозаров, сам будучи членом национал-социалистической партии и лично знакомый с г.Розенбергом на собрание входил не иначе, чем окруженный вооруженными "наци". Во всяком случае русским "погреться у чужого костра" явно не удалось, очевидно потому, что он был зажжен не для националистического движения вообще, а всего лишь для Германского.
Интересно коснуться также так называемого "гонения на евреев". Оно выразилось всего лишь в однодневном бойкоте еврейских магазинов в одну из суббот, когда большинство их из-за еврейского праздничного дня не работает вовсе, а также в увольнении некоторого количества чиновников-евреев, причем только тех из них, которые не были на последней войне и которые не докажут, что их прадеды не были Германскими подданными. Право на торговлю и собственность осталось нетронутым. Более строгого "гонения" не могло и быть, так как евреи пустили в Германской жизни слишком глубокие корни.
Очевидно, что практическая цель этого "гонения" заключалась в желании освободиться от назойливого влияния в Германской жизни того еврейского элемента, который там оказался в результате дружбы с большевиками. После же этих "гонений" весь этот элемент к обоюдному удовольствию обеих союзных сторон возвратился в сов.Россию - при этом без видимого вмешательства Германии во внутренние дела большевиков.
Что же касается нашей эмиграции, то одно можно сказать - "горе побежденным". Недавно мне пришлось посетить русское православное кладбище в Тегеле, здесь лежат рядом погребенными лица самых противоположных политических взглядов, причем мой спутник глубокомысленно заметил: "наша эмиграция за рубежом может объединиться лишь на своих кладбищах" и действительно здесь было полное объединение и живых на Радоницу, когда происходило всеобщее поминовение близких нашему сердцу усопших. Перед началом крестного хода немцы облепили снаружи изгородь кладбища и удивленно смотрели на как бы воскресающую Русь и вероятно при том думали - как странно что несмотря на подавленное состояние русских и полное их безденежье, все же русская душа не умерла. Местное ГПУ командировало в этот день на кладбище своих агентов, здесь же усиленно продавался и "Царский Вестник".
Н.В.
Берлин
Tags: ронд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments