Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

ошельмляющее впечатление

Секретно.
Берлин, 31.10.1944 г.
Доклад

Вечером 29.10.1944 мне был назначен прием в 9.00 ч. г.-м. МАЛЫШКИНЫМ и в 11.00 ч. г.-л. ВЛАСОВЫМ.
Вчера 30.10 в 9.00 ч. я был "принят" госп. МАЛЫШКИНЫМ.
В начале разговора, не приглашая меня сесть, он задал вопрос: "Что Вам от меня нужно?"
Я ответил: "Вост.Министерство приглашает меня возглавить русск. управление по заботе о русских рабочих, находящихся в Германии. Имеете ли Вы на меня как на ген.-майора какие-либо виды?"
Г-н МАЛЫШКИН мне ответил: "Вы не являетесь исключением из тех, которые служат немцам, которые исключили себя из семьи русских офицеров и забыли мерзавцы о своем народе. Отдают буквально в рабство, на избиение честных русских людей и даже офицеров. Вот душу раздерающие примеры" и начал читать выдержки из какого-то доклада атамана Казачьего объединения В... (фамилия не разборчива, запомнил я лишь первую букву его подписи).
Далее продолжает: "Это касается рабского положения наших рабочих, а вот есть такой созданный немцами ген.-майор АССБЕРГ1 (кстати, Вы его знаете? обращается ко мне) - так этот негодяй вообще массу русских офицеров погубил, выбрасывая их из добров. войск, заменяя немцами, а русских отправляет или на работы или в лагеря. Ведь так может поступать самый отменный мерзавец, продажная дрянь. Нам запрещено вмешиваться в эти творимые безобразия, да мы собственно говоря и не считаем этих добровольцев нашими, это наемные немецкие войска, ландскнехты, немецкое пушечное мясо. которое не знает, почему и за что оно борется"
Я ответил: "Этого не может быть, они знают, за что борятся, идеей служит новая Россия и те 13 параграфов, которые спущены для ознакомления и подписанные Власовым и Вами еще в январе 1943 года. Мне не понятно это несоответствие. Вы для меня говорите странные, новые вещи."
Малышкин продолжает: "Эти 13 пунктов совершенно случайно стали известны всем, немцы этого вовсе не хотели. Это предназначалось только на ту сторону как пропаганда и случайно получилось обнародованным, за что они себе не хотят простить допущенную ошибку.
Мы до сих пор являлись пешками в руках их, и пока что являемся. Имейте ввиду - все то, что сейчас делают, печатают в газетах фотографии и статьи, это нас совершенно не касается, это они делают только для себя, это политический, совершенно новый трюк, новый, говорю," - продолжает Малышкин, - "потому что в своих газетах "Доброволец", "Новое слово" было время. когда запрещали совершенно упоминать о Русск.Осв.Движении, не говоря уже об имени ген.-лт. ВЛАСОВА. В добров. частях запрещали говорить о ВЛАСОВЕ, в том числе и в лагере резерва офицеров ген. Кестринга, который с русской стороны возглавляется до конца продавшимся подлецом Тарасовым2, с которым Вы друзья и приятели. Итак мы до сегодняшнего дня никого не считаем нашими, коль состоят на службе у немцев, будь то солдаты или офицеры, это немецкие наемники, защищающие не русское дело, работающие не в русских интересах, и мы прямо заявляем, что как только мы прийдем к власти, мы прежде всего несколько человек повесим, чтобы очиститься от всяких русских мерзавцев с немецкой душой, как то ТАРАСОВЫ, АССБЕРГИ, САХАРОВЫ3 и т.д.
Вы же," - обращается МАЛЫШКИН ко мне, - хотя и не слывете провокатором, расстреливающи[м] честных, лучших русских людей в лагере как это сделал САХАРОВ, но служите как наемник в Германской разведке. Почему Вы служите в ней? Что Вас побудило пойти в Германскую разведку? Как Вам не стыдно? Что Вы не могли избрать другой путь для работы на пользу Русского народа? И вероятно тоже скажете - идея. Вам как ген.-майор это трижды не простительно."
Я ответил, что служу в Германской разведке и подбираю людей в Германскую промышленность, если дающий показания этого заслуживает, т.е. если он не большевик.
На это получил ответ: "А какое Вы имеете моральное право, считая себя русским отправлять в Германскую промышленность, Вы же знаете, что это на избиение и в рабство!"
Я ответил, что Германскую промышленность я рассматриваю на сегодняшний день как свою собственную, экономическую базу, без которой немыслимо формирование ни РОА ни развертывание вообще всего Русск. Освоб. Движения.
На это получил ответ: "Да, да, вот я об этом и говорю, что Вы на столько продались и срослись с немцами, что даже не хотите разобраться, где свое, а где чужое".
Далее сказал: "Мы видов на Вас не имеем, идите в свою разведку, она Вам немецкая разведка нравится и губите русское дело, а история Вам скажет свое слово. Все, досвидание."
После этого поднялся из-за своего стола, подал руку и ушел. оставил меня в своем кабинете. Не надеясь, что он вернется. я тоже ушел.
Разговор продолжался 1 час 50 мин.

Сконфуженный этим разговором я ушел в 10.50 ч. к ген. ВЛАСОВУ с сопровождающим ун.-оф.
Прийдя к его квартире, я был встречен ожидавшим адъютантом, который сообщил, что ген. ВЛАСОВ Вас принять не может, и направляет к ген.-м. ТРУХИНУ.
Приходя к г.-м. ТРУХИНУ, я был приглашен в кабинет, где разговор был в этом же тоне, но значительно сдержанней и без оскорблений, как по моему, так и по других упоминающихся в этом письме фамилий адресу.
Разговор длился приблиз. 1 час 10 мин.
После двух этих "приемов" я ушел с очень тяжелым чувством сомнения. На меня эти два разговора произвели ошельмляющее впечатление. Я буквально обалдел и пришел в чуство нормального состояния лишь спустя сутки.
Долг русскаго офицера, искренне мыслящего о дружбе русского и германского народов, заставляет меня передать этот разговор, дабы предупредить последствия развертывающегося содружества двух наших народов.
Не делаю заключения, т.к. для меня не ясны причины подобного настроения и не ясны идейные убеждения у этих официальных лиц.
[подпись] ШАПОВАЛОВ4
Ген.-майор.



Geheim!

An Herrn Oberstleutnant Baun5

Докладываю:
16 декабря 1944 г. будучи в командировке в г.Берлине, я был принят генерал-майором Трухиным (начальник штаба Ген. Власова). Прием меня 16.12.44 г. разнитца от первого приема 29.10.44 как небо от земли. Генерал-майор Трухин был весьма внимателен, любезен и до приторности вежлив. Никаких вопросов мне он не задавал. Спрашивал, как мое здоровье и предупредил, что по поводу занятия какой-либо должности в РОА или в штабе необходимо несколько обождать: "Мы вас имеем ввиду, и конечно, не забываем. ваш адрес у нас есть, как только что-либо подходящее обнаружится (в смысле должности), мы немедленно Вас поставим в известность".
Далее сказал: "Я сейчас позвоню по телефону А.А.Власову и он Вас непременно хочет видеть и приймет на аудиенцию".
Трухин при мне сейчас же позвонил и немедленно был получен ответ лично ген. Власова, чтобы я прибыл. Я немедленно ушел.
Прибыл к ген.Власову, я беспрепятственно был пропущен к нему. Обождав 15-20 мин. в комнате адъютанта (так у Власова в это время был какой-то профессор), и как только вышел посетитель профессор, я был немедленно приглашен лично вышедшим мне навстречу ген.Власовым, взял меня под руку и проводил к себе в кабинет.
Пригласил сесть, стал любезно разговаривать. спросил, где я работаю сейчас.
Я ответил - в Торне, при Stalag XX-A в качестве коменданта зондерлагеря.
Больше ничего он меня не спрашивал, стал лично сам рассказывать о размахе своей работы, о планах и перспективах развертывающихся событий Освободит. Движения, о формировании Армии и о том, что он еще командования войсками не получил и что это будто бы должно произойти в ближайшее время, о чем будет его приказ о вступлении в командование опубликован в печати.
Далее показал ряд ему приветственных телеграмм и в частности показал приветственную телеграмму от Квислинга из Норвегии, которая была получена будто бы 16.12.44.
Мне он совершенно не давал говорить, говорил быстро, торопливо и много сам, т.е. впечатление было такое. что он хочет сделать мне полную информацию и посвятить в курс всей сделанной им работы. Настроение у него было бодрое, оживленное, несколько раз подчеркнул о приятной и деловой встрече его с господином Himmler и Ribbentrop, причем сказал, что "такого делового подхода к развертывающемуся событию Освобод. Движения со стороны обоих министров я даже и не ожидал, у меня", - говорит далее ген.Власов, - "осталось исключительно приятное впечатление от разговора с обоими министрами."
В конце разговора Власов задал мне вопрос, какую я лично хотел бы получить работу в Освоб. Движении?
На это я ответил: "Я солдат и идейно предан антибольшевистскому движению, поэтому я не брезгую никакой работой, лишь бы она была на пользу, а я бы эфективно был использован. На это ген. Власов ответил: "Подумай и скажи лично мне, что ты захочешь, то и дам, сейчас поезжай домой, подумай, что бы ты хотел получить и сообщи мне, приезжай сам с женой, для тебя у меня всегда дверь открыта". На этом разговор был закончен - продолжительность разговора была около одного часа.
Прием был весьма внимательный, подчеркнуто вежлив и безусловно заранее обдуманно подготовлен.
Почему такая подчеркнутая внимательность, для меня остается тайной. Искренне ли все это или это делано - понять было трудно.
В заключение перед уходом ген.Власов пригласил меня на 17.12.44 в качестве гостя на заседание Комитета, где я и был.
К сему [подпись: Шаповалов] - Ген.-майор.
3.1.45 Thorn.

BA-MA RH 2/2548.
Русский язык, первое письмо - машинопись, второе - автограф.
Особенности правописания по возможности сохранены.

1 - Арцезо Владимир Григорьевич (1898-1947), полковник РККА , попал в плен в июне 1942, с 1943 в восточных войсках вермахта (под именем Ассберг), в 1945 в ВС КОНР. После войны выдан союзниками, казнен.
2 - предположительно, Тарасов Николай Ефимович (1904 -?)
3 - в различных источниках есть упоминания майора Сахарова, служившего в учебных лагерях военнопленных, но точная идентификация пока затруднена.
4 - Шаповалов Михаил Михайлович (1898-1945), генерал-майор РККА (фактически звание присвоено уже после пленения), попал в плен в августе 1942, был сотрудником "Зондерштаба Р", в 1945 в ВС КОНР. Убит партизанами.
5 - Баун Герман (1897-1951) - родился в Одессе. С 1939 в абвере, во время войны с СССР возглавлял штаб фронтовой разведки на Востоке.
Tags: баун, власов, документы: фрайбург, малышкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments