Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

нтс и "зондерштаб р"

Донесение об НТС.

Идея создания союза, призванного объединить национально-ориентированную русскую молодежь, возникла в конце 20-х в кругах РОВС (Русского общевоинского союза). Перед этим объединением русской молодежи должна была быть поставлена задача воспитания боевых кадров для освобождения России от коммунистического ига. Для этого было решено использовать прошлое поколение, принимавшее участие в рядах белой армии в гражданской войне 1918-1920.
Для воплощения этой идеи национальными русскими кругами, главным образом при участии РОВС, в начале 30-х годов был основан национальный трудовой союз нового поколения (НТСНП). Однако вскоре после основания союз отказался от опеки генералов из РОВСа и старых эмигрантов и вступил на путь независимого существования. Разрыв был произведен резко и демонстративно. Прием в союз задним числом был ограничен определенным возрастом, а прошлому поколению был выставлен упрек в том, что оно хочет подчинить молодежь реакционной идеологии, своему влиянию, лишить ее отличительных качеств и подвести ее под общий знаменатель.
В годы второй мировой войны НТСНП стал одной из крупнейших русских национальных молодежных организаций. Второй партией, которая количественно почти сравнивалась с НТСНП, была основанная и руководимая Казем-Беком1 партия младороссов. Обе эти организации перед войной насчитывали по 800-1000 членов. Партия младороссов, которая была сконцентрирована во Франции, своей громкой и безвкусной пропагандой, частично с советофильскими тенденциями и настроениями довольно быстро оттолкнула от себя часть серьезной молодежи. Когла началась война, младороссы совершенно открыто встали на сторону французского правительства Даладье и Рено. Однако, после поражения Франции Казем-Бек объявил, что партия распущена, а сам уехал в США, откуда высказывал свое сочувствие СССР. Таким образом к началу вооруженного столкновения с коммунистической властью в 1941 партии младороссов на европейском континенте более не существовало. Старые политические эмигрантские партии либо распались по причине несоответствующего духа либерального мировоззрения, либо число их участников было так мало, что они не могли играть значительной роли. Поэтому НТСНП переменил название на НТС (национально-трудовой союз) и стал единственной реальной силой, объединяющей русскую антикоммунистическую эмиграцию.

Перед войной основные кадры НТС находились в Югославии, менее крупные, хотя и значительные группы во Франции, Польше и Чехословакии. После начала немецко-советской войны, т.е. во второй половине 1941, началось массовое переселение членов НТС в рейх, главным образом из бывшей Югославии, частично также из Франции и протектората.
В своей деятельности руководство НТС всегда стремилось получить поддержку политических и военных кругов тех стран, которые были заинтересованы в антикоммунистической борьбе. Так, к примеру, НТС в Польше использовал неофициальную поддержку 2 отдела Генштаба. Его представитель капитан Незбржицки2 предоставлял НТС возможность посылать своих людей в Россию и даже поддерживал их материальными субсидиями.
Само собой разумеется, что по этой причине члены союза в начале 1941 проникли во все гражданские структуры немецкого управления, равно как и в ведомства вермахта, которые так или иначе были заинтересованы в антикоммунистической борьбе.
С другой стороны, структуры немецкого управления, вне зависимости от политических установок текущего момента, охотно привлекали членов НТС, так как в союзе сконцентрировался лучший и ценнейший человеческий материал эмиграции. Можно без преувеличения сказать, что вне НТС среди эмигрантов моложе 40-50 лет имелась лишь обычная серая масса (за немногими исключениями), которая из боязни активных действий вела себя сдержанно или даже не обладала необходимым уровнем образования или способностью к организаторской работе. Так, к примеру, В.М.Деспотули3 (не симпатизировавший идеям НТС) был вынужден составить свою редколлегию почти исключительно из членов союза, т.к. за пределами союза не было возможности найти людей, способных писать разумные и грамматически правильные статьи.

По вышеизложенным причинам члены НТС в 1942-1944 годах проникли всюду. Они были переводчиками при вермахте, чиновниками и служащими при различных полувоенных организациях и немецких торговых и промышленных компаниях на территории России, принимали участие в строительстве дорог и аэродромов, работали на железных дорогах. Члены НТС также занимали ответственные посты в городских органах самоуправления больших русских городов, находившихся в областях, оккупированных вермахтом. В Смоленске они даже образовали довольно заметную и спаянную группу. "Антикоминтерн", "Винета" и другие организации министерства пропаганды имели в своих рядах членов НТС. Восточное министерство охотно к ним обращалось и брало их на службу. Также они работали учителями и воспитателями, занимаясь перевоспитанием военнопленных в специальных лагерях. И наконец, несколько десятков членов НТС были принято на службу в СД и активно сотрудничали с последней.
В 1944 в Минске в местном СД был образован разведцентр, особое внимание уделявший партизанскому движению и одновременно выполнявший отдельные задачи по ту сторону фронта. Когда с ведома и согласия СД бригадефюрер Каминский создал в своей бригаде национал-социалистическую русскую трудовую партию, то в этой партии, равно как и в издаваемой ей газете работали члены НТС. Программа партии Каминского и НТС были похожи как две капли воды.
Разумеется, при таком положении вещей НТС так или иначе участвовал в работе всех более или менее важных ведомств, которые хоть как-то были связаны с русским вопросом. Так союз стал единственным вместилищем активных кадров эмиграции, которые годились для работы.

Поэтому, когда в январе 1943 был создан "Зондерштаб Р", неудивительно, что в его ряды было привлечено сравнительно немалое число членов НТС. Главным образом это были молодые люди, служившие резидентами, помощниками резидентов, курьерами и также сотрудниками отдела пропаганды (внутреннего).
Члены НТС в подавляющем большинстве проявили себя как ценные работники "Зондерштаба Р". Это подтверждается тем, что после ликвидации "Зондерштаба Р" вышеупомянутая группа членов НТС в отделе СД Минска была почти без исключения составлена из прежних сотрудников "Зондерштаба Р".
По словам членов этой группы руководство СД было довольно ее работой. Это подтверждается тем, что после эвакуации Минска эта группа была отправлена в резерв в одно из силезских имений, где содержалась в превосходных с материальной точки зрения условиях.
Некоторые члены НТС из "Зондерштаба Р" были даже одновременно сотрудниками гестапо.

В середине 1943 руководство штаба заметило при сравнении работы офицеров штаба и агентов, не входивших в НТС, с сотрудниками - членами НТС, работавшими на периферии, что эффект работы последних по оперативным задачам довольно слаб. Одновременно участились случаи конфликтов с местными органами полиции, указывая на то, что наши сотрудники на своих рабочих местах преследовали главным образом свои национально-партийные цели, а не стремились выполнять задания зондерштаба.
При проверке этого сообщения оказалось, что все без исключения втянутые в конфликты персоны были членами НТС.
В связи с вышеупомянутым шеф зондерштаба дал понять начальнику отдела пропаганды (внутреннего) д-ру Вюрглеру4, сотрудникам штаба, а также членам НТС, что такие результаты работы отдельных сотрудников недопустимы. Но на практике это не дало желаемого эффекта. Одновременно шеф "Зондерштаба Р" приказал мне как начальнику отдела личного состава обращать особое внимание на членов НТС.

Естественно, что НТС из-за своей антикоммунистической деятельности привлекал особое внимание органов НКВД, даже до 1941 имелись случаи попыток проникновения агентов НКВД в ряды НТС. Это попытки были обнаружены и ликвидированы. В связи с этим, а также с тем, что "Зондерштаб Р" имел более 250 сотрудников и почти в два раза больше агентов, которые работали в тылу вермахта, отдел личного состава был вынужден контролировать вновь принимаемых сотрудников и для защиты работы зондерштаба создать сектор борьбы со шпионажем, работавший в контакте с IIIf и гестапо.
В короткое время мне удалось установить, что в рядах НТС и его общего руководства, находившегося главным образом в Берлине, имелась т.н "Внутренняя Линия", т.е. небольшая группа людей, превосходно законспирированная и работавшая так осторожно, что никто в союзе не имел и малейшего представления об ее существовании.
Работая за спинами широкого курга членов НТС в зондерштабе, эта группа проводила собственную политику и преследовала какие-то собственные конспиративные цели. В первую очередь она подчинялась д-ру Вюрглеру и - следует предположить - другим руководителям союза (Заприев5 и др.).
Было приказано установить слежку за д-ром Вюрглером, и эта слежка еще более убедила меня в выводах, сделанных выше. Я перефотографировал письмо одного уважаемого члена НТС, русского эмигранта с болгарским гражданством д-ра Заприева д-ру Вюрглеру. В этом письме д-р Заприев выражал свое недовольство результатами работы и давал д-ру Вюрглеру указания изменить свою тактику и силой захватить аппарат "Зондерштаба Р" в свои руки.
Еще до того, как я подал рапорт о существовании "Внутренней Линии" НТС, д-р Вюрглер приказом шефа зондерштаба был смещен со своего поста начальника отдела.
Одновременно по приказу шефа зондерштаба всем сотрудникам штаба, офицерам, носившим форму РОА, членам НТС было строжайше запрещено членство в союзе под угрозой наказания по законам военного времени. Большая часть сотрудников и агентов, которые подозревались в принадлежности к "Внутренней Линии", были немедленно отозваны со своих постов в зондерштаб.
В то же время я получил сведения о ближайшем сотруднике д-р Вюрглера Иване Виноградове6, состоявшем во "Внутренней Линии". Виноградов, русский эмигрант, проживавший до 1939 в польском Вильно и с 1936 входивший в НТС, позволил взглянуть на возможность существования коммунистических агентов в рядах НТС в особенном свете. Согласно собранным о Виноградове данным, руководство НТС в лице д-ра Вюрглера засылало его в 1939-41 на территорию СССР, а также в занятые большевиками области. Виноградов несколько раз побывал в Советском Союзе, причем не в одиночку. Информатор, один уважаемый член руководства НТС, подтвердил, что Виноградов ходил на ту сторону с людьми порядочными и совершенно надежными. Но каждый раз он возвращался назад в одиночку и невредимым. Его спутники однако исчезали и по сей день ни один не вернулся назад. В широких кругах НТС эти факты не были известны, но Вюрглеру и руководству НТС известны хорошо. Несмотря на это Виноградов и дальше с помощью Вюрглера засылался в Советскую Россию с новыми сопровождающими. В 1943 Виноградов был рекомендован д-ром Вюрглером как абсолютно надежный человек.

Хотя личность д-ром Вюрглера, члена русского национального комитета в Варшаве, равно как и его прежняя деятельность и его связи с четвертым управлением в Берлине и с местным СД в Варшаве, в значительной степени затрудняла возможность заподозрить его и состоящих с ним в связи лиц в контактах с НКВД, но все же имеющийся материал, пусть и скромный, подтверждал такую возможность.
Вюрглер был уволен со службы. Собранные против него материалы были переданы отделу по борьбе со шпионажем (IIIf), председателю русского национального комитета Войцеховскому7 и местному СД в Варшаве. Несмотря на неоспоримые доказательства против Вюрглера, подтвержденные его поведением и ответами на поставленные вопросы, СД не нашла возможным арестовать Вюрглера, так как сочла доказательства недостаточными. К тому же Вюрглер был подданным Швейцарии. (В дальнейшем Вюрглер был застрелен в Варшаве на улице организацией польских националистов. Вскоре после этого одна из подпольных газет польских националистов поместила заметку о ликвидации коммунистического агента по имени д-р Вюрглер).

Еще до смерти Вюрглера я получил сообщение из Белграда, которое указывало на прямую связь с НКВД людей, непосредственно связанных с Вюрглером. Будто бы через этих людей, агентов НКВД, руководство НТС получало крупные материальные субсидии из советского торгпредства в Белграде.
Опрошенные мной русские эмигранты в Сербии, работавшие до 1939 в белградской тайной полиции, показали, что белградская тайная полиция твердо установила (имелись доказательства), что некий Шитц8, член НТС в Белграде, как посредник получал деньги для НТС. В этой связи мне указали на целый ряд евреев, находившихся в Белграде, служивших в НКВД и сотрудничавших как с Шитцем, так и с Вюрглером.
После того как эта скандальная история вскрылась, руководство НТС дало формальный ответ, что, мол, Шитц не состоял на тот момент в НТС, так как задолго до этого случая был исключен из союза решением руководства.
Однако, как мне самому удалось установить, после начала войны в 1939 Шитц при помощи руководства НТС переселился из Белграда в Берлин вместе со своей женой, причем оба устроились на работу. В 1943 они были отправлены из Берлина в Варшаву согласно законно выданных документов и пропусков. которые сам Шитц никогда бы не смог получить. В Варшаве Шитц с женой некоторое время провел под крышей Вюрглера, а летом 1943 при помощи д-ра Вюрглера был направлен из Варшавы в Киев, где устроился на службу в железнодорожную дирекцию. Там я лично его и нашел.

Обстоятельство, что Вюрглер скрыл от нас местонахождение Шитца противоречит объявлению НТС о том, что Шитц был исключен из рядов НТС и доказывает, что исключение Шитца из НТС после скандальной истории с советскими деньгами носило лишь формальный характер, представляя собой трюк, призванный отвлечь от руководства НТС подозрения в соучастии и получении средств из советского торгпредства. Кроме того, это доказывает, что Шитц и по сей день состоит в союзе.
Все эти обстоятельства ясно говорят в пользу раскрытых нами контактов "внутренней группы" НТС с НКВД и придает делу уже не внутренний, а государственный характер. Ясно, что "Зондерштаб Р" со своими ограниченными средствами и возможностями не был вправе дальше вести дело, связанное с вопросами безопасности государства и делать какие-то выводы из него. Поэтому шеф зондерштаба немедленно передал дело через председателя русского национального комитета Войцеховского в руки СД.
Следует отметить, что письмо, отправленное из Белграда в Варшаву и содержавшее сообщение о Шитце и материал о получении НТС средств из советского торгпредства, а также список лиц, вовлеченных в эту историю, угодило в руки Деспотули. Это письмо было направлено на его имя в берлинскую редакцию ("Нового Слова"), а я получил совершенно частное письмо от какого-то знакомого Деспотули, который искал своих родственников. На этом письме был указан мой адрес.
Председатель русского национального комитета в Варшаве С.Л.Войцеховский был за месяц до того в гостях у Деспотули в Берлине. Пользуясь случаем, Деспотули передал адресованное мне письмо в Варшаву. Примечательно, что хотя в письме не было названо мое имя, а стояла лишь подпись отправителя из Белграда, было совершенно точно известно, кому направлено письмо.
Оба письма вскрывались в Белграде цензурой, значит, лишь она могла перепутать и переложить письма в неправильные конверты. Трудно предположить, что эта путаница случилась по недосмотру, так как ни до не после с моей корреспонденцией из Белграда подобное не происходило. Примечательно, что именно с письмом, содержащим столь важную и неприятную для руководства НТС информацию произошла такая путаница, причем перепутанное письмо попало прямиком в редакцию Деспотули, где работают главным образом члены НТС.

Несмотря на то, что дело было передано СД, я продолжал работу в отношении "Внутренней Линии" НТС в Варшаве и личностей, к ней причастных. На основании собранных мной фактов я считаю необходимым указать на следующих сотрудников Вюрглера:
I. Еще одним человеком, входящим во "Внутреннюю Линию" помимо вышеназванных Ивана Виноградова и Шитца является некий Сергей Голубов9. Это русский эмигрант, член НТС из Познани, короткое время работал у нас, затем был уволен и, как мне удалось впоследствии выяснить, послан руководством НТС с помощью Вюрглера в Одессу. Голубов был уволен в связи с тем, что на одном из заседаний русского комитета в Познани демонстративно отказался поднять руку в приветствии фюреру. Зондерштаб получил от русского комитета в Познани письменное уведомление об этом происшествии.
Когда полиция заподозрила Голубова в шпионаже, члены НТС, работавшие в штабе, и Вюрглер отказались назвать местонахождение Голубова. Лишь в январе 1944 после роспуска "Зондерштаба Р" мне удалось установить, что он вместе с другими членами НТС и "Внутренней Линии" и бывшими сотрудниками зондерштаба Георгием Пьянковым10, Евстафием Мамуковым11 и Юрием Изместьевым12 открыл в Одессе ресторан.
Последние сведения из Одессы об этих 4 личностях я получил от группы эвакуированных из Одессы студентов и детей профессоров одесского университета, которые заявили о явной коммунистической деятельности этих 4 человек. Как подтвердили отдельные лица из этой группы, 4 вышеназванных человека не только вели в своем ресторане антинемецкую пропаганду среди студенчества, посещавшего их ресторан, но в первую очередь выступали против эвакуации студенчества из Одессы. Среди студентов эти личности были известны как коммунисты или - как их иначе называли - "солидаристы".

II. Георгий Пьянков - эмигрант из Праги, некоторое время служил переводчиком на восточном фронте, был рекомендован зондерштабу руководством НТС. Он был направлен в отдел кадров как крайне надежный человек и ближайший сотрудник д-ра Вюрглера.
Через два месяца он был уволен. Причиной послужило подозрение в том, что занимаясь согласно порученному ему заданию борьбой со шпионажем, он информировал об этом заинтересованные стороны. Перед своим увольнением (пасха 1943) Пьянков получил по своему ходатайству разрешение посетить Прагу, хотя имелось подозрение, что Пьянков собирается увезти в Прагу информационный материал и встретиться там со своими знакомыми.
Перед его отъездом отдел IIIf был поставлен в известность о нем с просьбой тщательно обыскать его на границе и проследить его пражские контакты. К сожалению, через две недели после его возвращения я получил от IIIf лишь ответ "Пьянков был в Праге" с его и прежде известным мне адресом.
III. Галина Крижицкая 13, урожд. Волочкова, работала в зондерштабе под последней фамилией. Она была принята на работу в штаб из организации Тодт в Слуцке, где служила машинисткой и переводчицей. Доверенное лицо Вюрглера и член НТС, с которой Вюрглер конспиративно встречался.
IV. Кирилл Евреинов14, эмигрант из Сербии, доверенное лицо Вюрглера и Заприева.
V. Алексей Родзевич15 - капитан сербской армии, эмигрант из Сербии. Жил в одной квартире с генерал-майором Трухиным, который также был членом НТС.
VI. Игорь Юнгa 16 и его брат.
VII. Николай Лобачевский17.
VIII. Владимир Кашников18, женат на сестре Юнга.
IX. Подполковник Манулевич19, русский эмигрант из Брюсселя. Близкий знакомый генерала Архангельского20 в Брюсселе.
X. Иван Цуканов21, русский эмигрант, служивший майором в чешской армии. (Будущий маршал НТС)
XI. Андрей Ливотов22, подполковник, русский эмигрант из Варшавы.
XII. Безрадецкий Евгений23, заместитель Вюрглера на польской территории
XIII. Алексей Гермаш24, доверенное лицо Вюрглера, его курьер.
Это лица, равно как и большая часть членов НТС проживают сейчас в Вене, Праге и Берлине.

Внедрение советских агентов в ряды НТС было тогда легче осуществить из-за тесного сотрудничества НТС с бывшими советскими гражданами, главным образом с военными, проверить политическую надежность которых у союза возможности не было. Между тем они вели и ведут в рядах НТС усиленную пропаганду. Число советских граждан, принятых в НТС и примыкающих к ним симпатизирующих достигает 2000 человек. НТС очень близок генералу Власову и его окружению. Достаточно указать на то, что генералы Трухин и Благовещенский неофициально считаются членами союза. Крайне вероятно, что и генерал Жиленков симпатизирует союзу, что можно вывести из факта, что во главе газеты генерала Власова "Воля народа" стоит известный член НТС А.С.Казанцев25.
Разумеется, руководство армии Власова нельзя заподозрить в коммунистических симпатиях, однако возможно, что среди большого числа новых членов НТС находятся советские агенты. Эту почти неконтролируемую инфильтрацию НТС советскими элементами следует рассматривать с точки зрения политической партии, стремящейся устроить в России переворот. Но такая инфильтрация таит в себе огромную опасность ростков враждебной коммунистической работы.
Необходимо заметить, что большая часть основной массы союза никогда не догадывалась, что они могу быть лишь орудием в руках руководства или группы лиц в составе НТС, преследующих кроме официальных политических национальных целей еще и иные. Я убедился в том, что в организации существует строгая партийная дисциплина, которой нет ни в одной другой эмигрантской организации или партии. Эта дисциплина скрывает внутреннюю жизнь партии, которая допускает применение высшей меры наказания как к членам партии, так и к не входящим в нее лицам, т.е. физическую ликвидацию даже в тех случаях, в которых кому-то из-за пустяка удалось увидеть внутреннюю кухню союза.
Основная масса привыкла к всевозможным контактам руководства, к примеру, с польским генштабом, с японским генштабом (главным образом, через русского эмигранта Андрея Федотова26). Такие контакты не скрывались и хорошо известны немецким ведомствам.

[Замечание на полях:]
a - Некто Юнг был в августе 1945 в лагере [нрзб]

BA-MA RH 2/2548.
Немецкий язык, машинопись, перевод мой.
Написание фамилий исправлено в соотв. с фактическим, например, Деспотули, а не "Деспотулин".
Дата и подпись отсутствуют.

Предположительный автор - Бондаревский (Бондаровский) Владимир Михайлович - белоэмигрант, до войны деятель Российского Фашистского Союза в Польше, затем начальник 2 отдела штаба "Зондерштаба Р" (по сведениям из книги "Структура и деятельность органов германской разведки в годы Второй Мировой войны" отдел ведал проверкой, приемом и увольнением личного состава подразделений зондерштаба; проводил среди его сотрудников агентурную работу). См. "Поручик Бондаревский, кажется, маньяк, подозревает всех и ко мне недоверчив" (С.Владимиров [С.В. Гаврик] "Записки следователя гестапо"). Однако, по тому же источнику "В местечке Вайгельсдорф у себя на квартире был убит Бондаревский".. По сведениям К.М.Александрова Бондаревский был убит в 1944 году на глазах сотрудника "Зондерштаба Р" В.Ф. Клементьева (источник: послевоенная переписка В.Ф. Клементьева и С.Л.Войцеховского).
Донесение же написано не раньше конца ноября 1944 (появление газеты "Воля народа"). Таким образом, либо убийство произошло в самом конце 1944, либо текст дополнен после смерти автора.

1 - Казем-Бек Александр Львович (1902-1977) - блоэмигрант, публицист, глава движения "младороссов", в 1957 г. вернулся в СССР.
2 - Незбржицки Ежи (Георгий, псевдоним Ричард Врага, 1902-1968) - польский разведчик, сотрудник 2 отдела польского генштаба, специалист по России. После второй мировой войны - журналист, политолог.
3 - Деспотули Владимир Михайлович (1895-1977) - участник первой мировой войны, журналист. В эмиграции в Германии. С 1934 г. редактор берлинской газеты "Новое слово", финансировавшейся нацистами. После оккупации Берлина арестован советскими властями, приговорен к 10 годам ИТЛ, в 1955 вернулся в ФРГ. В оригинале Despotulin.
4 - Вюрглер Александр Эмильевич (1901-1943) - швейцарец русского происхождения, член НТС. Жил в Польше, до войны при поддержке польской разведки занимался забросом агентов в Россию. Во время войны служил в "Зондерштабе Р". Убит в Варшаве на улице.
5 - Заприев Виктор Федорович - член НТС, в эмиграции в Болгарии, в начале войны переехал в Берлин.
6 - Виноградов Иван Иванович, член НТС, в эмиграции в Польше, по сведениям из книги "Структура и деятельность..." сотрудник резидентуры "Зондерштаба Р" в Пскове.
7 - Войцеховский Сергей Львович (1900-1984) - общественный деятель, журналист. В эмиграции в Польше, во время войны возглавлял управление русской эмиграции в Варшаве. После войны - в США. Автор мемуаров.
8 - Шитц Николай Федорович, в эмиграции в Югославии. Член НТС. В начале войны переехал в Берлин, сотрудничал с немецкими спецслужбами. В оригинале Schütz.
9 - Голубов Сергей Михайлович, в эмиграции в Польше. Член НТС. По сведениям из книги "Структура и деятельность... " резидент "Зондерштаба Р" в Черкассах.
10 - Пьянков Георгий Данилович (варианты: Пианков, Пянков Юрий), по сведениям из книги "Структура и деятельность... " сотрудник резидентуры "Зондерштаба Р" в Крыму. По сведениям из периодики НТС погиб в Одессе во время войны. В оригинале Piankow.
11 - Мамуков Евстафий Игнатьевич (1891-1976) - участник первой мировой и гражданской войн. В эмиграции в Югославии. Член НТС. В начале войны переехал в Берлин. По сведениям из книги "Структура и деятельность... " резидент "Зондерштаба Р" в Днепропетровске, затем в Первомайске. После войны - в Аргентине, затем в Германии. В оригинале Ismukow.
12 - Изместьев Юрий Владимирович (1904?-1990) - в эмиграции в Югославии. Член НТС. В начале войны переехал в Берлин. Сотрудничал с "Зондерштабом Р". После войны - в Марокко, затем в США.
13 - Крижицкая Галина Викторовна - по сведениям из книги "Структура и деятельность..." машинистка 1 отдела "Зондерштаба Р"
14 - Евреинов Кирилл Александрович (?-1980) - в эмиграции в Югославии. Член НТС. По сведениям из книги "Структура и деятельность... " резидент "Зондерштаба Р" в Молодечно. В оригинале Ewrenow.
15 - Родзевич Алексей Николаевич (1911-1982) - в эмиграции в Югославии. Член НТС. Сотрудничал с "Зондерштабом Р". После войны - в Чили, затем в США, затем в Испании. В оригинале Radiewitsch.
16 - Юнг Игорь Леонидович (1914-1971) - сын белоэмигранта-немца. Жил в Германии. Член НТС. Сотрудничал с "Зондерштабом Р", участвовал во власовском движении. Майор ВС КОНР. После войны - в Чили, затем в США.
17 - Лобачевский Николай Николаевич - по сведениям из книги "Структура и деятельность..." пом. резидента "Зондерштаба Р" в гор. Луге
18 - Кашников Владимир Николаевич (1923-1992) - член НТС, по сведениям из книги "Структура и деятельность..." резидент "Зондерштаба Р" в Лепеле, затем в Лиде. Автор мемуаров.
19 - Манулевич–Мейдано–Углу Георгий Феофилович (?-1962) - участник первой мировой и гражданской войн, подполковник. В эмиграции в Бельгии.
20 - Архангельский Алексей Петрович (1872-1959) - генерал-лейтенант, с 1917 начальник Главного Штаба. Участник гражданской войны. В эмиграции в Югославии, затем в Бельгии. С 1938 председатель РОВС.
21 - Цуканов Иван Кириллович. Сотрудник "Зондерштаба Р". В оригинале Pukanow; "zukünftiger Marschall des N.T.S."
22 - Ливотов Андрей Николаевич (1887-?) - участник первой мировой войны, авиатор. В эмиграции в Польше. Сотрудник "Зондерштаба Р". В оригинале Liuwotow.
23 - не установлен. В книге "Структура и деятельность..." фигурирует сотрудник "Зондерштаба Р" Безрадецкий Сергей Евгеньевич (?-1948), после войны директор русской гимназии в лагере Менхегоф.
24 - Гермаш Алексей Александрович - член НТС. По сведениям из книги "Структура и деятельность..." курьер "Зондерштаба Р" в Симферополе. Был арестован советским властями после освобождения Одессы. После отбытия срока наказания жил в Алма-Ате.
25 - Казанцев Александр Степанович (1908-1963) - в эмиграции в Югославии. Член НТС. Журналист. После начала войны переехал в Берлин, работал в газете "Новое слово", затем был редактором газеты ВС КОНР "Воля народа". После войны - в Германии, автор книги "Третья сила".
26 - не установлен.
Tags: баун, деспотули, документы: фрайбург, нтс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments