Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

стихийный рост и моральное разложение

Предварительное замечание. Ниже публикуются две главы из мемуара М.Китаева (Самыгина) о Русском Освободительном Движении, не вошедшие по цензурным соображениям в книгу, изданную в 1970 издательством СБОНР.
Публикаторы объяснили это тем, что автор дал характеристику Власову, "допуская в ней не только искажение фактов, но и не останавливаясь перед прямой клеветой". С мнением публикаторов можно согласиться, к примеру, эпизод с устранением "фронтовой жены", как и некоторые другие, очевидно основан на слухах. Не вызывает сомнений и то, что автор явно испытывал личную неприязнь к Власову.
Тем не менее воспоминания Самыгина являются цельным историческим источником, хотя, безусловно, субъективным и в чем-то неточным, как и большинство других мемуарных источников.
Относительно главы про Карлсбад. Насколько можно судить, сам Самыгин в Карлсбаде не был, но рассказ явно записан со слов очевидца, причем по горячим следам (мемуар датируется 1946 г.)


Генерал Власов.
В настоящее время имеется несколько биографий генерала Власова, из которых некоторые, если и не совсем правдивы, то во всяком случае очень подробны. Поэтому едва ли имеет смысл воспроизводить лишний раз общеизвестные данные. Мы сообщим только несколько фактов, невольно или сознательно ускользнувших от внимания биографов, а также постараемся дать, возможно более объективно, характеристику официального вождя Русского Освободительного Движения. Для полноты изложения придется все же упомянуть и о фактах общеизвестных.
Андрей Андреевич Власов родился в семье крестьянина и уже в юности попал в царскую армию в качестве денщика. В дальнейшем в течение гражданской войны и мирного периода Власов прошел все ступени от солдата до генерала. Упорным трудом он приобрел известные военные и общеобразовательные познания. Власов - генерал-практик, он никогда не получал высшего военного образования. Долгое время генерал Власов находился в Китае, в качестве военного советника при Чан-Кай-Ши. Упоминаемые в некоторых биографиях сведения о том, что генерал Власов не только получил высшее военное образование, но и якобы окончил какой-то сельскохозяйственный институт в Нижнем Новгороде, следует считать неумелым вымыслом. Это было сделано уже в последний период Русского Освободительного Движения, когда всеми мерами стремились повысить авторитет и популярность Власова, как среди Русской Освободительной Армии, так и среди ост-рабочих и русской интеллигенции, работавшей в Германии.

Перед войной генерал Власов командовал дивизией, причем достиг больших успехов в подготовке вверенного ему соединения. В начале войны генерал Власов имеет некоторые успехи при обороне Киева, а главную популярность приобретает при защите Москвы в крупном сражении на плацдарме Вязьма-Брянск. Как уже было сказано, его называют спасителем Москвы и широко рекламируют в специальном хроникальном кинофильме. Генерал Власов последовательно занимает посты командира дивизии, командира корпуса и наконец, командира армии. В боях на северном участке фронта армия генерала Власова попала в окружение и долгое время продолжала сопротивляться, пока не была окончательно разбита. Генерал власов, переодевшись в штатскую одежду, некоторое время продолжал скрываться на занятой немцами территории. Однако немцам стало известно. что командующий армии находится на занятой ими территории. Было очень заманчиво взять в плен столь популярного советского генерала. Немцы предприняли специальные поиски, которые, наконец, увенчались успехом. Как мы уже говорили, большинство советских солдат и офицеров не помышляли о сдаче в плен, однако, попав в плен, очень быстро становились на антисоветскую позицию. Причина этого явления уже была разобрана нами выше. Конечно, интересно, каким образом к подобным выводам пришел человек, ставший во главе Русского Освободительного Движения и которого. по его собственным словам, "советская власть ничем не обидела". Всем своим жизненным успехам, материальному благосостоянию и военной карьере генерал Власов обязан советской власти, что он неоднократно подчеркивал в частных разговорах со многими лицами. В официальных документах - "Открытое письмо генерала Власова", его речь, записанная на граммофонную пластинку, ряд высказываний, помещенных в прессе и т.д. - значится, что психологический перелом генерала Власова произошел в тот момент, когда он скрывался в лесах и болотах Западного края. Именно в это время, получив возможность осмыслить и обдумать свою прошлую жизнь и свое настоящее положение, он, якобы, пришел к выводу об антинародности большевицкого режима и решил встать на путь открытой политической борьбы с ним, вопреки тому, что он всем обязан именно этому режиму. Поэтому. когда он был застигнут в одной из крестьянских изб разыскивающими его немецкими патрулями, он произнес свою знаменитую фразу: "Не стреляйте, я генерал Власов".

Вероятно, лишь немногим известно, что за небольшим исключением все высказывания Власова в печати, в том числе и его "Открытое письмо", написаны Зыковым. То же самое можно сказать относительно текста его речей. Власов терпеть не мог Зыкова и неоднократно открыто скверно отзывался о нем. Несмотря на это, прежде чем выступать в печати или с какой-либо речью, он обсуждал это с тем же Зыковым, от которого. как правило, получал готовый текст. В тех случаях, когда Власов был не согласен с предлагаемой ему шпаргалкой, Зыков все же всегда умел настоять на проведении своих мыслей. Будучи формально главою Русского Освободительного Движения он не смел все же высказываться самостоятельно. В частных разговорах, объясняя причины своего перехода на немецкую сторону, Власов всегда придерживался версии, сочиненной для него Зыковым. Позволительно думать, что истинные причины, заставившие генерала Власова встать во главе антисоветского движения, были совершенно иные. Как это можно проследить по всей его биографии, основным мотивом в его жизни были карьерные соображения. Успехи немецкой армии в первый период войны создали у него, как причем и у многих других , впечатление о непобедимости немцев и о неизбежности военного поражения России. Военное поражения для Советского Союза одновременно обозначало и крах политического режима. В Новой России, которая возникла бы в результате победы немцев, понадобились бы русские силы для управления порабощенной страной. Переходя на немецкую сторону, Власов рассчитывал занять высокое место при организации нового порядка. Правда, он заявлял, что он не политик и что в случае победы Русского Освободительного Движения не рассчитывает для себя ни на какие блага, а охотно вернется к скромному посту командира дивизии. Как показало дальнейшее, эти слова были лишь фальшивой ширмой. Когда был организован Русский Комитет, появилось много лиц, более способных для руководства политической борьбой. Однако генерал Власов продолжал ревниво оберегать свое положение главы Русского Освободительного Движения, беспощадно устраняя всех тех, кто, как ему казалось, посягал ограничить свободу его действий. Он сделался настоящим маленьким диктатором и позволял угодливым льстецам называть себя "главой государства". Последний термин фигурировал даже в официальных документах Русского Комитета (смотри стенограммы заседания Русского Комитета). Играя с самого начала роль марионетки, он закрывал глаза на позорный характер этого положения, хотя вероятно в глубине души отдавал себе в этом полный отчет.

Слова генерала Власова удивительным образом расходятся с его действиями. Ругая Зыкова, он ни шагу не смог ступить без его одобрения. Резко высказываясь в тесном кругу близких сотрудников против немцев, он никогда не мог занять твердой позиции в переговорах с последними и всегда шел на уступки. У людей. старавшихся осмыслить его поведение, сложилось впечатление, что антинемецкие высказывания и смелые выпады против политики национал-социалистической партии в русском вопросе заранее подготовлены о осуществляются с согласия самих же немцев, для создания их ставленнику дешевой популярности. В том случае, когда результаты переговоров с немцами были отрицательными (например, вопрос о снятии значка Ост), вина за неудачу переговоров должна была быть приписана кому-либо другому. с циничной откровенностью Власов заявлял своим ближайшим сотрудникам: "Силою обстоятельств я являюсь сейчас знаменем для борьбы русского народа с большевизмом. а знамя должно быть незапятнано Поэтому вы должны принять всю грязь на себя и рассматривать это как необходимую жертву". Таким образом, в глазах широких масс Власов оставался твердым и неподкупным русским патриотом в то время, как за сданные им позиции должны были расплачиваться другие. Характерно также, что у Власова среди его сотрудников не было друзей. Сегодняшние фавориты завтра попадали в опалу и исчезали из его свиты. Единственными. но незаменимыми его спутниками были Зыков, которого он не имел власть устранить, и прикомандированные к нему немецкие офицеры. Следует обратить внимание на то, что в то же самое время Зыков умел добиться устранения многих немецких работников, которы по его мнению вредили делу Русского Освободительного Движения.

Чисто внешняя манера держаться, усвоенная генералом Власовым, вызывала у многих сначала чувство удивления, а потом и отвращения. На официальных приемах и парадах он держал правую руку заложенную за борт мундира, закладывая левую за спину, принимая стандартную позу карикатурного диктатора. В разговоре через каждое третье слово к месту и не к месту употреблял известную Суворовскую поговорку: "помилуй Бог". Все его поведение было проникнуто такой дешевой аффектацией, которая мола пользоваться успехом только у очень недалеких людей.

Естественно, что предпринимая такую акцию как Русское Освободительное Движение, немцы стремились внедрить в число его руководителей прямых агентов Гестапо. Таковыми часто были русские люди из числа добровольно перешедших на немецкую сторону. Обращает на себя внимание, что именно эти люди были наиболее близки к Власову. Первое место среди таковых занимал майор Федоров, который, правда, под давлением, вынужден был признать свою работу для Гестапо.

Характерно отношение Власова к женщинам. Последние яркой вереницей проходили через его постель на вилле Далем. Наряду с этим при Власове более или менее длительное время оставались "боевые подруги" немецкого происхождения, прикомандированные к нему самими немцами. Подобного рода тесные отношения были тем более удивительны, что эти женщины не говорили по-русски, в то время как Власов не мог объясняться по-немецки. На одной из них Власов официально женился за несколько дней до конца войны.

Многие русские, не знакомые с закулисной стороной Русского Освободительного Движения, ставят Власову в заслугу, что он возглавив РОД, спас сотни тысяч людей от голодной смерти в лагерях военнопленных. На самом деле в этом нет никакой персональной заслуги генерала Власова. Решающей фигурой всегда оставался Зыков, а роль "незапятнанного знамени" мог играть и любой другой человек. Напротив известно, что несмотря на многократные просьбы, Власов всячески препятствовал освобождению из плена своих бывших соратников по Красной Армии. Особенно характерно в этом смысле его отношение к бывшему начальнику артиллерии его армии полковнику Кайгородцеву. Последний неоднократно заявлял о своем желании примкнуть к РОД, и каждый раз дело застревало в канцелярии Власова. Полковник Кайгородцев был человеком, которому были известны некоторые темные стороны биографии командующего армией. Так например, полковник Кайгородцев подозревал Власова в том, что он и его шофер в период их скитаний по лесам и болотам, убили "фронтовую жену" генерала Власова - одну из машинисток штаба армии. Полковник Кайгородцев ничего не утверждал, а лишь высказывал подозрение, мотивируя его рядом известных ему странных фактов. Он не мог также объяснить мотивов этого убийства. Всему этому можно было бы не придавать никакого значения, если бы не имела место странная молчаливая неприязнь генерала Власова к полковнику Кайгородцеву.
При дальнейшем изложении нам еще не раз придется вернуться к фигуре генерала Власова и его действиям. Пока же этим можно закончить его краткую характеристику.
[...]
Карлсбадский период.
Карлсбадский период является одной из мрачнейших страниц развития РОД. При этом мы говорим собственно даже не о самом РОД, а лишь о части его руководящих органов. Самым значительным результатом учредительных заседаний в Праге был огромный прилив русских острабочих и военнопленных в ряды спешно формируемой РОА. По всем областям Германии и занятых ею стран, везде, где только были скопления русских рабочих и военнопленных, лихорадочно работали военно-медицинские комиссии под руководством русских врачей. Каждый день поступали десятки тысяч заявлений и тысячи рекрутов проходили через комиссии. Одновременно шел сбор средств, который несмотря на короткий срок предоставлял РОД значительные финансовые возможности. Но это, конечно, дело второстепенное. Главное состояло в том, что в РОА стремились военнопленные и рабочие. насильно увезенные со своей родины для рабского труда в Германии. Все эти люди видели неизбежный крах германии и отлично сознавали. что это дело времени и притом очень непродолжительного. Не кусок хлеба, не папиросы и не вино заставляли этих людей браться за оружие против большевиков, шедших их же освобождать. Не изменой следует объяснять эту волну народного патриотизма в тот момент. когда русские войска стояли под Берлином, а англо-американские захватили Франкфурт и Кассель. Не стоит тратить бумаги на изложение причин, заставивших миллионы вливаться в РОД: о них уже говорилось, а прибавленное теперь ясно без комментария.

Остановимся лучше на деятельности Русского Комитета в Карлсбаде. Там был реквизирован ряд отелей, в том числе один из лучших отелей "Ричмонд", для размещения организаций Русского Комитета. В отеле "Ричмонд" было сосредоточено все "верховое руководство". Внешне все выглядело довольно импозантно. Другое было внутри. Одним из любимых выражений генерала Власова при критике деятельности его сотрудников было утверждение о том, что рыба загнивает с головы. Этим он попал себе не в бровь, а в глаз. Его личное поведение и поведение многих его сотрудников русских и немецких, а следовательно и более мелких работников аппарата, достигло крайней степени морального разложения, которое хорошо укладывается в рамки формулы: пир во время чумы. Беспробудное пьянство и разврат, пышный расцвет спекуляции - вот чем можно характеризовать жизнь отеля "Ричмонд" в эти дни. Впрочем. все это происходило на фоне торжественных "деловых" заседаний Русского Комитета. Просматривая стенограммы, приходится удивляться их глупости. Голова прогнила насквозь. Честные - устранились или занимались формированием войск и сплочением людей на местах, идиоты служили для игры в парламентарное государство и устраивали драки из-за министерских портфелей, подобострастно величая Власова то вождем, то главой государства.

Один из немецких офицеров хорошо выразил это положение в "Ричмонде", характеризовав его как "борьбу не за власть, но за призрак власти".
Душевное состояние генерала Власова достигло, очевидно, наибольшего напряжения. Он был страшно раздражителен, подозрителен и нервен. При наличии в его руках большой власти, так как немецкие наблюдатели махнули рукой и не вмешивались больше в "русские дела", подобное состояние "вождя" было подчас крайне опасным для его подчиненных. Надо сказать. что Власова вообще было довольно трудно увидеть, даже его местопребывание никто точно не знал. Он ездил на машине, обычно в сопровождении генерала СС Крегера, который был теперь главным представителем немцев при РОД, и еще двух-трех немецких офицеров. Шофер тоже был немцем, даже многие адъютанты не часто могли его видеть и ничего положительного о его деятельности или судьбе не знали, скрывая свою неосведомленность под многочисленными улыбками. несколько раз возникали слухи о казни Власова немцами, но всякий раз они оказывались ложными.

Инициатива людей, которые хотели бы предпринять что-либо решительное, связывалась опасным душевным состоянием генерала Власова. Немецкая контрразведка следила за каждым шагом русских работников. Кроме того появился внутренний контроль в лице организованной контрразведки РОД (военной и гражданской). Так как о деятельности этих последних органов было мало что известно, то это также вселяло в сердце каждого неуверенность и опасение за свою судьбу.
Степень морального упадка характеризуется тем, что самым страшным наказанием была отправка на фронт. последнее служило в руках Власова главным средством расправы с неугодными.

Понятно, что при такой постановке вопроса не могло быть и речи о том, что прибывшие на фронт "опальные бояре" проявят там сколько-нибудь значительное мужество. В каждом номере отеля "Ричмонд" помещалось какое-нибудь бюро. Эти же комнаты, как правило, служили и жилищем для соответствующего служащего. Тут же жили и его жены, впрочем, часто менявшиеся. Шла прямая торговля различными документами: справками. удостоверениями, проездными свидетельствами, командировками. Фальшивые бумажки сомнительной ценности стоили огромные деньги и часто охотно приобретались немцами, желавшими замаскироваться под русских. Русские были озабочены доставанием сербских, словацких, польских и других паспортов славянского происхождения. Как анекдот можно привести, что нарукавный знак с эмблемой РОА продавался иногда за несколько тысяч марок.

Генерал Жиленков показывал примеры удивительных метаморфоз: в трезвом виде он, как обычно, хорошо держал себя в руках, был ровен, весел и приветлив. В пьяном же состоянии бывало, что ходил по коридорам на четвереньках и мяукал, тогда как его адъютанты прыгали по мраморным лестницам отеля, привязав себе на головы роскошные оленьи рога, сорванные со стен.
Пьянство и разврат привели к тому, что в Карлсбаде было стыдно, а подчас и небезопасно, называть себя русским.
Можно привести много фактов разложения руководства, но это требует пера литературного, нежели сухого изложения.

Самым отвратительным в Карлсбадском периоде следует считать то, что моральное разложение кучки прохвостов, потерявших от страха здравый рассудок и человеческий облик, шло рука об руку с стихийным ростом народного движения, которое некому или вернее, почти некому было возглавить.


BA-MA Msg 2/17820 (коллекция Позднякова).
Так как в архивном экземпляре присутствуют правки разного времени и трудно точно установить, когда и кем они сделаны, текст печатается в соответствии с первоначальной машинописью с исправлением лишь очевидных опечаток.
Tags: власов, документы: коллекция Позднякова, самыгин
Subscribe

  • гражданское

    3 июня 1988 года в большом зале Академии наук Литвы в Вильнюсе была организована Инициативная группа Литовского движения за перестройку (Саюдис). 12…

  • к психозу дня

    Надо быстро набросать сюжет, пока не забыл. Значит так: сначала не было ничего, но это ничего было неплохое. Потом появился кадет Струве, он…

  • в жизнь!

    Диктор: Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня 24 апреля 2032 года, и вы слушаете очередной подкаст «Вестника энтропии». Как известно, наша программа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • гражданское

    3 июня 1988 года в большом зале Академии наук Литвы в Вильнюсе была организована Инициативная группа Литовского движения за перестройку (Саюдис). 12…

  • к психозу дня

    Надо быстро набросать сюжет, пока не забыл. Значит так: сначала не было ничего, но это ничего было неплохое. Потом появился кадет Струве, он…

  • в жизнь!

    Диктор: Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня 24 апреля 2032 года, и вы слушаете очередной подкаст «Вестника энтропии». Как известно, наша программа…