Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

статьи н.волковыского о ронде (2)

начало

III. 20.07.1933
ОСНОВАТЕЛЬ ПАРТИИ РУССКИХ НАЦИ В БЕРЛИНЕ УЖЕ ИСКЛЮЧЕН ИЗ ПАРТИИ.
Создатель партии и ее вождь. - За кулисами РОНДа. - Что говорят о Светозарове? - Ученики своих учителей. – Как относятся к РОНДу влиятельные немцы? – О "набитых карманах" эмигрантских политиков.- Принцип "соборности" и политически-бесправные евреи. – Артисты в РОНДе.

2-го июня нынешнего года появился у берлинских газетчиков "экстренный выпуск периодической газеты Р.Н.С.Д." - "РОНД". Издатель – Николай Дмитриев, ответственный редактор – Роман Штумп. Оба имени никому в колонии ничего не говорили. Передовая статья листовки напечатана по-русски и по-немецки.
Николай Дмитриев? Берлинцы стали вспоминать: что-то с этим именем было совсем недавно связано... Впрочем, купившим за 10 пфен. этот номер не нужно было ломать голову. Черным по белому сообщалось в нем, что
13-го апреля 1933г. Н.П.Дмитриев был арестован "по злостной провокации врагов России", 10-го же мая был "освобожден по выяснении его полной невиновности ни в политической (очевидная опечатка - Н.В.), ни в других противозаконных проступках."
Слухи – их было в то время особенно много в Берлине и проверке не поддавался ни один – утверждали, что благополучно извергнутого из тюрьмы соратника партийные товарищи горячо чествовали, а некоторое время спустя он, будто бы, снова был арестован.
Но это не так важно. Гораздо интереснее заявление в газете, что "по день ареста Н.П.Дмитриев был организатором и предводителем РОНДа".
А Генрих Пельхау? Из той же листовки узнаем, что 1) Н.П.Дмитриев еще в январе, т.е. еще до прихода Гитлера к власти, приглашал к себе людей для "совместной братской организационной работы" и тогда же "прорабатывалась", при участии приглашенного Дмитриевым и упомянутого в прошлом очерке архитектора Ф.Лихингера, партийная программа.
Так писал Н.П.Дмитриев 2-го июня, а 8-го июня вышел первый номер "Голоса РОНДа", через десять дней переименованного в "Пробуждение России", и здесь можно было прочитать: во-первых, что еще 9-го апреля "поднял голос Вождь", заявивший в тот день, что "без национальной России и без включения ее в концерт европейских государств – не быть миру и порядку", и что "пора, наконец, всем правительствам Европы понять" это; а во-вторых, что
дмитриевская листовка "выпущена лицами, исключенными из РОНДа".
Затем в той же заметке говорится: "приняты меры к запрещению этого листка и к конфискации уже вышедших номеров". По-видимому, меры увенчались успехом, так как газетка г.Дмитриева больше не появлялась.
Но для истории РОНДа мы из этого единственного номера почерпнули интересное сведение о том, что
основателем "движения" был г.Дмитриев,
возглавлявший его до 13-го апреля. Светозаровым это опровергнуто не было. Мы узнаем, однако, еще и тот факт, что г. Пельхау-Светозаров был принят в состав РОНДа только 20-го марта, по рекомендации некоего Гавриилы Бури, причем принят он был "как оратор РОНДа" (эти туманные слова надо очевидно понимать так, что г.Пельхау предназначался на агитационную работу в партии.) В тот же день Дмитриев вручил Пельхау знак организации в присутствии нескольких лиц, среди которых находились, между прочим, один из нынешних руководителей РОНДа архитектор Лихингер, небезызвестный в Берлине зубной врач Гуго Менчель, поэт партии Николай Сиянко и др. Генрих Пельхау "принес торжественно обещание в присутствии означенных лиц на совместное братское сотрудничество по освобождению России - на принципе: один за всех, все за одного".
Так, по словам основателя РОНДа, состоялось вступление будущего Вождя в партию, а сегодня Н.П.Дмитриев оказывается давно уже выкинутым за борт и г.Пельхау объявил в 1-м номере своей газеты (от 8-го июня), что "волею судеб" он "стал во главе Российского Освободительного Народного Движения".
Таким образом эта воля судьбы осуществилась между концом марта и началом июня 1933 г.
На основании достоверных сведений можно, однако, сказать, что при известной формальной правильности Дмитриевской версии, многое происходило иначе, прежде всего
личность самого Дмитриева многим не внушала полного доверия. Правда, он ездил в Мюнхен, в надежде лично вручить Адольфу Гитлеру написанный им (или И.С.Коноплиным, с которым он был близок?) "гимн", но принят в Коричневом Доме не был.
Много разъезжал он по Европе и, вернувшись, уверял, будто был принят Муссолини, что оказалось, конечно, вздором. В Берлине он рассказывал, что во всех странах есть мощные русские национал-социалистические организации, которых на самом деле не было и в помине. Он, по-видимому, искренне
воображал себя судьбою предназначенным к спасению России от большевиков.
Несомненно, что в истории создания РОНДа он был тем человеком, который предпринял первые организационные шаги, но предоставить ему роль "вождя" никому не приходило в голову.
Оскорбленное самолюбие, борьба против тех, которые заняли командные высоты в организации, и в итоге исключение из партии, мотивируемое тем, что он начал вести против партии агитацию – вот финал его карьеры.
"Вождем" стал Пельхау-Светозаров,
быстро выдвинувшийся в первого оратора РОНДа.
В своем воззвании г.Светозаров пишет, что за ним "стоят все честные сыны России, как здесь за рубежом, так и там под гнетом Третьего Интернационала". Из московской "Правды" живущие в Сов.России люди узнали имя Светозарова, все же не входящие в РОНД русские за рубежом объявлены "не честными" сынами своей родины.
Люди, знающие лично и слышавшие г.Светозарова на трибуне, утверждают, что он очень хороший, страстный оратор, что он – человек, совершенно преображающийся не только когда он произносит свои речи, но и когда пишет свои пламенные "призывы".
Заимствовав у немецких учителей всю их идеологию, весь строй их мыслей, их расовую теорию и их "принцип вождизма" русские национал-социалисты взяли у них и размах их агитационной тактики, и "ритуал" их внешней демонстрации. Как известно
г.Светозаров в своем воззвании "жизнью и честью" поклялся, что русским крестьянам "земля будет дарована в вечное, потомственное владение", что русский рабочий получит "равные со всеми гражданами свободной России права", что все остальные (купцы, промышленники, интеллигенция и даже дворянство займут "достойное место"
В последней части воззвания сообщалось, что он "не является ничьим врагом – ни Франции, ни Польши, ни Англии, ни Эстонии, не Финляндии, ни Латвии, ни Литвы", но что "прежде всего" он – друг Германии, Италии и Венгрии, т.е. "национальных фашистских стран" . Конечно, в такие моменты как нынешний, воззвания пишутся несколько более торжественно, чем в будни и можно психологически и агитационно понять в описании "торжественного открытия Отдела Р.О.Н.Д. в Гамбурге" ("Пробуждение России", №5) слова о "прибытии Вождя в сопровождении своего адъютанта", "отбытии Вождя в Берлин", о "полуторатысячной толпе участников" гамбургского собрания.
Говорят, что во влиятельных немецких кругах отношение к РОНДу, вернее к его ценности и значению, не одинаково: несомненно, что
есть партийные круги, которые видят в нем надежного союзника, есть, однако, и скептики, которые вообще сомневаются в организационных талантах "анархической русской натуры" и разделяют недовольство чрезмерно широко раскрытыми дверями в новую партию.
Ведь сами немцы собираются проверить свои разбухшие партийные ряды. Вместе с тем, проповедуя единение, обвиняя остальную эмиграцию в "смуте и грызне", руководители РОНДа с первых же шагов продемонстрировали распри между "генеральной линией" Светозарова и группой первого организатора партии, Дмитриева.
Передают, что
в самой партии царит большое недовольство общевоинским союзом, берлинский глава которого, А.А.Лампе, строго проводит в жизнь приказ покойного ген.Врангеля от 1923 г., в силу которого членам союза, как военным, запрещается участие в каких-либо политических партиях.
Вступившие в РОНД члены союза либо добровольно, по предложению сверху, покинули союз, либо к ним было применено действие врангелевского приказа.
Острую полемику с П.Н.Милюковым и И.А.Ильиным находим мы в №3 газеты, но полемика эта не использована для изложения программных основ движения, хотя под статьей стоят инициалы идеолога партии, а на первой странице каждого номера крупным шрифтом печатается:
"Русские люди! бросьте споры и раздоры – идите к нам!"
По-видимому,
окончательной программы у партии нет,
так как руководители ее считают, что программа должна быть разработана не за рубежом, а внутри России. Но некоторые основные положения имеются: социалистический и в немецком смысле "социальный" характер этих положений тоже заимствован у соответствующих тезисов немецкой нац.-соц. платформы.
Указанием на то, что "так наз. элита эмиграции разложилась до последней степени и неспособна подняться над мелочной, позорной, преступной борьбой личных, партийных и кастовых интересов", определяется отношение партии к остальным группам. Слова эти вплотную подходят к заявлению Н.П.Дмитриева, автора цитированной уже брошюры "Пора понять!". На стр.4, после выпадов против политических деятелей эмиграции, говорится:
"Кто из этих 'авторитетов' и 'имен' не набил себе карманов иностранной валютой и не утопает в роскоши?"
Вероятно, стесненный местом, автор лишен был возможности привести длинный список миллиардеров из состава руководящих деятелей русских политических групп.
Внимательные поиски программных или хотя бы тактических основ нового движения, поиски в пяти вышедших номерах газеты приводят к одному выводу:
ясная программа и тактика выработана в еврейском вопросе.
В 1-м же номере "Голоса РОНДа" А.Меллер-Закомельский объявил возможность "культурно-государственного возрождения России лишь как результат тесного и дружного сотрудничества отдельных этнических элементов, входящих в состав Российского государства." Тут же говорится о "свободном самораскрытии отдельных народных культур, объединенных в рамках одного государства по принципу соборности", и немедленно же добавляет:
"Исключение представляют собой евреи"
Противники "зоологического антисемитизма" (бей жидов, спасай Россию!), рондовцы рассматривают евреев в будущей, освобожденной от большевиков и возглавляемой национал-социалистами, России, как "иностранцев без политических прав".
Не новая в русской истории, укрепляемая сейчас событиями в Германии, идея пропагандируется во всех номерах газеты и настойчиво внедряется в головы слушателей на четверговых собраниях. Как видно из одного воззвания, намечаемое "национальное русское книгоиздательство" тоже имеет в виду "вести борьбу" именно с "еврейской прессой", но для этого нужны деньги, которых пока нет и за которыми обращаются "к русским людям за границей с горячим призывом".
Если германский национал-социализм, в агитации которого до переворота еврейский вопрос играл огромную роль и в государственной работе которого он занимает видное место, имеет в стране с 66-миллионным населением простор и задачи гораздо более крупного значения, то РОНД, как и всякая эмигрантская организация, вынуждена ограничиваться для своей деятельности тесной площадкой. Поэтому не исключена возможность, что он
потратит слишком много внимания и энергии на пропаганду антисемитской идеи, не услышав голосов жизни, которая имеет совсем иные задачи.
Зато эта идея обладает тем преимуществом, что для ее пропаганды не надо открывать Америку.
Ведя переговоры с антисемитским "союзом национально мыслящих европейцев", который учреждается в Париже неким бароном Робертом Фабр-Люс, руководители РОНДа указывают этим на экспансию своих организационных планов. Эта экспансия отражается и в стремлении создать отделы партии в разных городах, а если бы удалось, то и в разных странах. Одновременно же сообщается, что рондовцы, "изыскивают способы координации действий" как с французским бароном, так и с известным нац.-соц. депутатом рейхстага, графом Ревентловым, недавно опубликовавшем за своей подписью во французской газете ярко-антисемитскую статью.
Не встретив отклика в национально близких им кругах консервативно и право настроенного беженства, руководители РОНДа
нашли зато отзвук в известной части артистической среды:
на их праздниках выступал скрипач Жорж Буланже, выступали некоторые певицы, выступал хор Кубанских казаков. В работе культурно-просветительного отдела участвуют: директриса балетной школы А.Николаева, драматическая артистка г-жа Триденская, спектакли которой встречали поддержку в прежних кругах русской колонии, теперь сильно поредевших; выступавший ранее в маленьких варьете в роли конферансье Н.Гриневский, только что окончивший лейпцигскую консерваторию волторнист и композитор Ю.Арбатский и некоторые другие. Второй, устроенный РОНДом в берлинском Луна-парке, вечер собрал не много публики после того, как состоявшийся за неделю перед тем первый вечер привлек многотысячную воскресную толпу.
Н.ВОЛКОВЫСКИЙ

IV. 04.08.1933
РАСПРЯ СРЕДИ РУССКИХ НАЦИ В БЕРЛИНЕ.
Злейший враг Светозарова снова на горизонте. – Дмитриев разоблачает. – За что он был арестован? – Происшествие на Паризерштрассе. – Допрос в штабе. – "Раскусили гнилой орех". – Арест "правой руки" Светозарова. – Нападки на "вождя" за его нерусское происхождение. – О правах Кирилла на Российский престол. – Волнение из-за денежных источников. – Каррикатуры обеих газет. – Достоевский в могиле – оплот рондовцев всех направлений.

(Письмо из Берлина)

В помещенных на столбцах "Сегодня" очерках Н.Волковыского, посвященных берлинской организации РОНД, было уже указано на первые признаки раздоров между объединившимися под знаком гакенкрейца русскими национал-социалистами.
Яблоком раздора является
право на первенство идеи и на руководство организацией.
Некто Ник.П.Дмитриев считает себя основоположником "Российской национал-социалистической рабочей партии", а "вождем движения" внезапно оказался Пельхау-Светозаров, который самого Дмитриева из партии, как известно, исключил. Но Н.П.Дмитриев не счел себя побежденным и оружия не сложил.
Несмотря на заявление светозаровской газеты, что к запрещению выпущенной Дмитриевым газеты-летучки "РОНД", равно как и к конфискации вышедших номеров "приняты меры", только что
вышла – уже не "летучка", а настоящая газета четырехстраничного формата с двуглавым орлом, между обеими головами которого вставлен гакенкрейц:
наверху крупный заголовок с напечатанным по-немецки двойным кличем
"Heil Hitler!" и "Gej Rossija"
По другую сторону солнечного диска, украшенного свастикой, этот последний клич напечатан по-русски, а внизу указано, что газета является "еженедельным органом Российского Освободительного Движения".
С совершенно таким же подзаголовком вышел, почти одновременно, номер 8-й газеты А.П.Светозарова и А.Меллер-Закомельского: "Пробуждение России".
В то время, как почти весь номер этой последней газеты заполнен статьями и сообщениями, в которых ссылками на Петра Великого, Достоевского, Эйнштейна, американского раввина Каца и некогда левого публициста Биккермана, ведется очередная травля евреев, Н.П.Дмитриев отдает две страницы своей газеты отчаянной борьбе с фактическими руководителями берлинского РОНДа, не стесняясь в выборе ругательных выражений по адресу ненавистных ему людей, "присвоивших чужую идею".
Как всегда бывает, когда на верхах партии разгорается страстная борьба поверженными и победителями, читатель узнает много разных вещей, которые иначе никогда не увидели бы света печатной страницы.
Так, напр., г.Дмитриев, уже в своей "летучке", как рассказывалось у нас, подтвердивший циркулировавшие в Берлине и даже вскользь отмеченные в свое время газетами слухи об его аресте уже после национал-социалистического переворота,
приподнимает теперь довольно широко завесу с закулисной истории его продолжительного (28-дневного) пребывания в немецкой тюрьме.
Как сообщается в "официальном" коммюнике Рос.Нац.-Соц. Партии (дмитриевского толка) причиною первого ареста "явилось утверждение, высказанное главарями РОНДа (цитируем дословно - С.М.) о том, что
якобы Дмитриев взрывал Софийский собор
(знаменитое коммунистическое покушение в столице Болгарии - С.М.), живет под фальшивым паспортом, агент ГПУ и т.д. и т.п."
Далее выясняется, что в течение 28-ми дней, "проведенных невинно г. Дмитриевым в арестном помещении, следственная власть установила ложность всех этих обвинений". В итоге, заключенный оказался на свободе. Но по словам того же коммюнике "это не остановило Рондовских шулеров" (в таком изысканном стиле ведется полемика между недавними соратниками). Дмитриев был для них неудобным человеком, ибо мог "уличить их в присвоении чужой идеи, чужого имущества (подробнее насчет "чужого имущества" ничего не сообщается)» и многих неблагородных поступках" (и на эту тему авторы "сообщения" не распространяются).
Читатели могут думать, что его врагам удалось упечь его снова в тюрьму, но оказывается, что враги эти "прибегли к новому приему", который характеризуется самыми резкими прилагательными.
Прием этот свелся, по словам единомышленников г.Дмитриева, к тому, что 14-го июня, в самом центре берлинского Вестена, недалеко от людной Кайзераллее, на Паризерштрассе "было заранее подготовлено и устроено нападение", которое, если держаться все той же версии, заключалось в том, что
"5 человек дружинников РОНДа с криком: 'по приказанию вождя – в штаб на допрос
Дальнейшее описание этого происшествия, имевшего место среди белого дня в германской столице, не лишено интереса.
"Великолепно понимая, с кем имеет дело (Дмитриев пробыл в подвалах чека 18 месяцев), он закричал о помощи, но несмотря на протесты толпы был притащен до дверей знаменитого штаба".
Однако, как раз в эту минуту подошла полиция и отвела всех шестерых в участок, где дружинников, естественно, спросили "по какому праву было совершено нападение", и дружинники обосновали свои действия тем, что "Дмитриев оскорбил своими ужасными словами Вождя Германии, Правительство и Идею Нац-Соц.". Ответ этот они дали "не задумываясь, в один голос" и протокол скрепили своими подписями. По убеждению авторов "официального сообщения", "это не мог быть случайный сговор – это была заранее обдуманная провокационная выходка".
Само собою разумеется, что пока суть да дело, Дмитриева задержали, и положение его было невеселым: "невинному человеку грозило несколько лет тюрьмы".
Под напечатанным в том же номере газеты, на немецком языке, стихотворении "Гимн русских национал-социалистов нашему мировому вождю и брату, Адольфу Гитлеру", стоит подпись все того же Дмитриева, причем перед его фамилией красуются две буквы: "Пг", что означает "партейгеноссе", т.е. член германской нац.-соц. партии. Надо думать, что г.Дмитриев, печатающий свою газету в Берлине и подчеркивающий, что даже о "законном происхождении" средств на издание газеты известно "тем, кому ведать надлежит", не будет приписывать себе не принадлежащего ему звания. Сие последнее и осложняло его положение после происшествия на Паризерштрассе, а, быть может, явилось для него спасением, ибо весьма маловероятно, чтоб член партии публично, на улице, поносил вождя движения!
Как бы то ни было, но
через несколько дней Дмитриева отпустили, в кругах же его недругов, по словам все того же источника, торжественно заявлялось, что "теперь Дмитриев сел прочно и надолго"
Попутно мы узнаем, что "Дмитриева шесть лет знают, как национал-социалиста, подвергавшегося тюремному заключению со стороны соц.-дем. и даже несколько раз высылаемого." Этим авторитетным заявлением подтверждаются сообщенные у нас в одной из статей Н.Волковыского сведения о том, что Дмитриев давно уже завязал прочные связи с национал-социалистами, за много лет до их прихода к власти.
Коммюнике разоблачает дальше и другой инцидент, о котором широким кругам ничего известно не было. Некоего "дмитриевца" Бориса Гудкова – по-видимому, распространителя дмитриевской летучки –
"насильно затащили в штаб на Мейеретсштрассе, где у него было отобрано более ста номеров газеты 'РОНД' и он подвергся самочинному допросу в течение шести часов, в присутствии 'самого Богоданного Вождя - Пельхау'".
Все это дает, конечно, руководителям дмитриевской организации (об ее численности никаких сведений нет) повод к жесточайшим нападкам на Светозарова и его окружение, которое в "сообщении" называется "именующим себя руководителями РОНДа". Борьба за первенство и власть ни на мгновение не утихает.
Но Н.П.Дмитриев отрицает, будто он претендует на роль "вождя", ибо для того, чтобы получить его (выпад в сторону Светозарова!) "надо прежде всего проявить свои заслуги перед Родиной и Народом, который, в сущности, и будет единственным судьей этого вопроса", как литературно говорится в "сообщении".
Прежде, чем перейти к лихой атаке на Пельхау-Светозарова, которому в одном месте вклиняется еще третья фамилия – Денкер, авторы коммюнике сообщают вскользь, что "предержащие власти уже успели раскусить отчасти этот гнилой орех" (подразумевается светозаровская организация), посадив в тюрьму их "главноуполномоченного по особо важным делам" - Катюшина (это имя впервые упоминается в печати) – "правую руку вождя".
А затем почитатели г.Дмитриева усердно
занимаются личностью г.Светозарова-Пельхау. Он характеризуется, как "чужак-полуинтеллигент, не пожелавший даже иметь какую-либо определенную Родину и сообразно с заработком меняющий подданство"
(как известно г.Пельхау принял в Берлине германское гражданство).
Несколькими абзацами ниже (коммюнике – весьма пространно, как видит читатель), тот же Пельхау именуется "чужаком-ренегатом", в статье же самого Дмитриева заявляется, что Вождем, русским Витязем-богатырем, будет только русский, из крови и плоти народа.
В особом сообщении "от редакции" рядом с Пельхау-Светозаровым в число "чужаков" включен и
упоминавшийся в "Сегодня" бывший воспитанник Рижского политехнического института Фридрих Лихингер.
Оба они, по утверждению редакции, "ничего общего с Русским народом и Россией не имеют и смотрят на Россию, как на арену, где возможно провести свои честолюбиво-корыстолюбивые замыслы".
В статье некоего М.Долинина Светозаров именуется "столичным фланером" (!!), "незамысловатым вождем" и даже "иноземцем-фигляром". Говорится о том, что он "жонглирует трехэтажным псевдонимом, маскируя свое нерусское происхождение" и пр.
А попутно выясняется, что
"дмитриевцы" признают Кирилла Владимировича имеющим законное право на престол Российский, и что вся эта группа весьма близко стоит к младороссам.
Светозарову вменяется в большой грех его отказ иметь что-либо общее как с Кириллом, так и с близким к нему ген.Бискупским, и с Шабельским-Борком, известным по процессу об убийстве В.Д.Набокова в Берлине в 1922-м году, где он сидел на скамье подсудимых. Между тем, как сообщает далее уже г.Дмитриев
среди присутствовавших при назначении Светозарова главным пропагандистом движения находился и Шабельский-Борк.
Любопытно, что обеим группам приходится печатно откликаться на разные, для них, по-видимому, неприятные, слухи об источниках средств, на которые существуют обе соревнующие друг с другом организации, издавать свои газеты и т.д.
Так, напр., из номера 8-го светозаровской газеты читатель узнает, что сов.пресса, а за нею французская и русская зарубежная, утверждает, будто группа Светозарова – Меллера-Закомельского получила деньги у германского правительства, графа фон дер Гольца или г.Розенберга. Газета "Пробуждение России" категорически опровергает эту дезинформацию, подчеркивая наличность лишь "идейной связи" с новой Германией, и тут же печатает денежные отчеты о двух праздниках, устроенных в Луна-парке: один дал 1618 мар. чистого дохода, а другой – только 494 марки.
Что же касается газеты г.Дмитриева, то о ней на ее собственных страницах сообщается, что издается она "с разрешения надлежащих властей, не псевдонимами, а имеет законного издателя – основателя РОНДа Н.П.Дмитриева и ответственного издателя Романа Марковича Стумпа"; причем тут же рассказывается, что этого самого Романа Марковича Стумпа "в свое время тот же Пельхау-Денкер-Светозаров с трибуны перед многолюдным собранием, благодарил за услуги Русскому Делу и провозгласил почетным членом РОНДа". Но воистину ничто не вечно под луной, даже милость г. Светозарова.
В заключение, два слова о каррикатурах в обеих газетах, только что появившихся: в то время как "Пробуждение России" помещает под заголовком "Ангел мира" М.Литвинова в сильно еврейски-шаржированном виде, г.Дмитриев изображает Светозарова на кафедре, украшенной разными надписями, которые должны, по-видимому, дискредитировать "вождя" указанием на то, что он добывает себе кусок хлеба розничной продажей кофе. А над каррикатурой вопрос "Кто он?" и ответ:
"Тип напускного зазывалы,
Потешный дядька-пустозвон"
Но расходясь коренным образом во взаимной оценке,
редакторы обеих газет широко пользуются славным именем Достоевского:
Г. Меллер-Закомельский неустанно цитирует его, а г.Дмитриев печатает портрет творца "Бесов" среди статьи на немецком языке.
СЕРГЕЙ МЕРКУЛОВ

V. 15.08.1933
ПОЧЕМУ ЗАПРЕТИЛИ
русскую нац.-соц. организацию в Мекленбурге.
Альфред Розенберг не оказывал поддержки русским нац.соц. – Склока "вождей" русских наци. – Отрицательное отношение правых русских кругов к русским гитлеровцам. – Пустая касса.

Находясь за пределами Германии, прочитал я сообщения о запрещении в Мекленбурге русской национал-социалистической организации.
Я не знаю, что произошло в судьбе РОНДа за последние дни, и новейшую информацию о грызне между отвергнутым и признанным "вождями" я почерпнул из "берлинского письма" г. Меркулова в номере "Сегодня", прочитанном мною уже в Чехословакии.
Но многое о чем я писал в своих трех очерках, посвященных РОНДу, как и в особенности некоторые цитаты, взятые Меркуловым из газетки Н.П.Дмитриева, приобретают теперь, в свете первых репрессий против русских национал-социалистов, совершенно определенный смысл.
Еще в своих очерках, написанных в тоне, свободном от всякой полемики, я указывал на то, что
среди руководителей германского национал-социализма русское объединение расценивается различно.
Опубликованное теперь сообщение ведомства, возглавляемого Альфредом Розенбергом, сообщение, в котором это ведомство и его руководитель отчетливо отмежевываются от организации Пельхау-Светозарова, дает мне основание передать слухи, дошедшие до меня еще до моего временного отъезда в отпуск заграницу, о том, что именно
в лице Альфреда Розенберга РОНД не имеет той поддержки, которая многим казалась естественной и безусловной.
Альфред Розенберг является одним из тех представителей влиятельной партийной верхушки современного германского государства, которые лучше своих коллег по партии и правительству знают Россию (прежнюю и первых лет большевиков). Поэтому-то и было бы естественным, чтобы именно от него русские национал-социалисты получили признание, поддержку и поощрение.
Но теперь для всех ясно, что это предположение было основано на полном незнании истинного положения вещей.
Что в определенных, не слишком влиятельных, кругах немецкой партии организация Пельхау-Светозарова пользовалась симпатиями, сомневаться не приходится.
Но "склока", поднявшаяся с первых же дней, неясность некоторых персонажей, близких то к одному, то к другому из соревнующих друг с другом "вождей", аресты, высылка кое-кого заграницу (напр. приятеля г. Дмитриева - литератора И.С.Коноплина), скандал с г. Дмитриевым на улице, давно уже известный в Берлине и теперь преданный им, как сообщал в своей статье г. Меркулов, гласности - все это
постепенно подрывало в глазах правящих кругов авторитет РОНДа.
Тот факт, что Н.П.Дмитриев, по-видимому, ближе связанный с серьезными немецкими партийными кругами, чем извергнувший его из РОНДа Пельхау-Светозаров, мог на столбцах вышедшей в Берлине газеты ругать своего счастливого конкурента последними словами, является лучшим доказательством того, что Пельхау переоценил свои акции на политической бирже.
Еще несколько недель тому назад обратило на себя внимание
исчезновение из окон рондовского "штаба" флагов с гакенкрейцем.
Из разных источников стали приходить сведения о том, что РОНДу предложено вести себя тише и не шуметь в стране, имеющей достаточно своих забот, чтобы не нуждаться в новых, возлагаемых на нее иностранцами, хотя бы политически настроенными в духе нового режима.
В кругах, которым, по выражению Дмитриева, сие ведать надлежит, не могли не обратить внимание на ряд моментов, мало для руководителей РОНДа благоприятных.
Прежде всего, в то время, как огромные массы дипломированной немецкой интеллигенции примкнули к гитлеровскому движению еще задолго до его победы, РОНД оказывается почти без русских интеллигентских сил. Между тем, берлинским правящим органам хорошо известны
правые национально-настроенные круги русской культурно-квалифицированной интеллигенции, отказавшейся войти в РОНД.
Некоторые представители этой интеллигенции подвергались в собраниях РОНДа жестоким нападкам и угрозам, а ведь среди этих национально-настроенных русских интеллигентов некоторые признаются официальными учреждениями весьма ценными для немецких научных работ по изучению Сов.России и большевизма.
Не может не показаться странным и то, что сами руководители РОНДа признали официальными членами "движения" всего лишь один-другой десяток человек в то время, как собрания привлекают сотни людей, "вождь" говорит от имени всего русского зарубежья, и даже в форме ходит куда больше молодых сравнительно людей, чем выдано партийных билетов.
Энергичные возражения русских представителей против "открытых дверей для улицы" не могли миновать внимания влиятельных немецких кругов.
Наконец, броскость поведения именно одной иностранной группы в то время как в Берлине имеются ведь не одни только русские национал-социалисты, а и скандинавские, и швейцарские и др., тоже не могла увеличить симпатии к этой организации.
Слухи о материальной поддержке русских наци со стороны германского правительства разбиваются не только опровержениями Пельхау, а и тем фактом, что
касса РОНДа пуста:
газета стоит денег, за помещение что-нибудь да платить надо, поездки "вождя" с адъютантом в Гамбург тоже не бесплатны. На оплату труда не оказывается ни одной марки. Лидеры нуждаются. О какой же финансовой поддержке приходится говорить?
Когда я уезжал из Берлина, там с нетерпением ожидали приезда русского фашиста из Сев.Америки Вонсяцкого. Ожидали потому, что рассчитывали на золотой дождь.
Но не один только лидер РОНДа, но и другие правые круги возлагали немалые надежды на доллары (обесцененный доллар - все-таки доллар). Кто расцветет от приезда американского дядюшки?
Да ведь и "вождей" двое: Светозаров и Давыдов. Деньги на партию нужны каждому?
Но ситуация неблагоприятна: большие планы вождей начинают расплываться в тумане несочувствия тех реальных сил Германии, на которые делалась ставка.
Н.ВОЛКОВЫСКИЙ
Карлсбад.
*
Из другого источника сообщают, что репрессии против русской нац.-соц. партии в Германии вызваны выступлением полпреда Хинчука, который от имени советского правительства передал германскому министру иностр.дел Нейрату ноту протеста по поводу деятельности русских наци. В протесте указывается, что организация носит антисоветский характер и имеет целью замену советского строя фашистским.
Нейрат заявил, что германское правительство не имеет никакого отношения к русским наци.



окончание
Tags: бискупский, вонсяцкий, ильин и.а., коноплин, лампе, меллер-закомельский, ронд, шабельский
Subscribe

  • гражданское

    3 июня 1988 года в большом зале Академии наук Литвы в Вильнюсе была организована Инициативная группа Литовского движения за перестройку (Саюдис). 12…

  • к психозу дня

    Надо быстро набросать сюжет, пока не забыл. Значит так: сначала не было ничего, но это ничего было неплохое. Потом появился кадет Струве, он…

  • в жизнь!

    Диктор: Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня 24 апреля 2032 года, и вы слушаете очередной подкаст «Вестника энтропии». Как известно, наша программа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments