Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

экстремисты, зовет отчизна нас

Прошедшая неделя принесла сразу две грустные для историков новости: печально известный законопроект был вахтовым методом ("к празднику!") принят госдумой сразу в двух чтениях с ужесточающими поправками. В частности добавлено наказание за "распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества", whatever it means.
Вторая новость на фоне этой кажется более частной, зато снаряд прилетел прямо в наш окоп.

В знаменитый федеральный список экстремистских материалов были включены шесть записей из русскоязычного блога немецкого историка Себастьяна Штоппера (sebast_sto)
Штоппер профессионально занимается историей партизанского движения в Брянской области. Он ввел в научный оборот большое число немецких документов (в основном штабов армии и оперативного тыла), выявленных им в военном Бундесархиве во Фрайбурге и позволяющих существенно расширить наши представления о немецкой оккупации Брянской области. В 2012 году он защитил в Берлине диссертацию "Das Brjansker Gebiet unter der Besatzungsherrschaft der Wehrmacht 1941 bis 1943". На мой взгляд, диссертация написана на характерном для современных немецких исторических исследований высоком уровне, хотя с отдельными выводами автора и можно поспорить. Но спор, повторюсь, не предполагает затыкания рта оппоненту.

Отношения Штоппера с отправным пунктом его исследований - Брянском - складывались поначалу радужно. Он передал брянским краеведам выявленные им немецкие документы о расстреле в Хацуни, затем найденный в частном архиве дневник брянской партизанки Вали Сафроновой. О Штоппере написал журнал "Огонек", сюжет о нем показали на Первом канале.
Но музыка играла недолго.
15 августа прошлого года на местном сайте появилась статья Бюрократия на крови. В ней автор, который не нашел в себе смелости подписать текст, усердными камланиями вгоняет себя в режим Боевой Скойбеды, прежде чем разрешиться пафосной концовкой:
Он — раб бумаги. Бюрократ от истории. У него хлеставшая в наших лесах, городах и деревнях потоками человеческая кровь в генетической памяти не отпечаталась. Он может передавать дневник партизанки в Брянск и одновременно совершенно спокойно цитировать, тщательно переводя, «Подробности деятельности шпионской группы бандитского отряда в г. Брянске» (это о партизанах, кто не понял). Это не нарушает его понятия Ordnung’а.
Через месяц анонимный автор опубликовал еще один опус, где известил нас, что:
деятельность доктора Гумбольдтовского университета на его родине вполне подпадает под третий пункт § 130 уголовного кодекса ФРГ о запрете публичного отрицания, преуменьшения, одобрения или оправдания преступлений, совершённых нацистами.
после чего растаял в нетях.

Но вскоре оказалось, что параллельно с анонимными публикациями закрутились и шестеренки судебной системы. 18 июля 2013 (т.е. за месяц до публикации статьи) по инициативе "и.о. прокурора г. Брянска" (еще один аноним в этой небогатой открытыми забралами истории) был проведен "Акт обследования сети Интернет", который установил
что в представленных на исследование материалах содержаться [так!] признаки оправдания агрессивных, насильственных действий немецких войск в годы ВОВ (расстрел на оккупированной территории жителей д. Хацунь, в том числе малолетних детей). Кроме того, в исследуемых материалах принижается значимость партизанских военных операций на Брянщине, негативно оцениваются партизаны и их действия. Такая подача информации (с активным использованием методов речевого и психологического воздействия) может способствовать формированию у читателей негативной установки по отношению к социальным идеалам и духовным ценностям (героизм предков, уважительное отношение к ветеранам партизанского движения и их воинским заслугам), существующим в современном обществе, истории Великой Отечественной войны в целом и партизанского движения на Брянщине в частности, негативно влиять на общественное и индивидуальное сознание, мировоззрение, на процесс формирования социокультурной идентичности у молодежи и на ее содержание у более старшего поколения.
на основании чего Советский районный суд г.Брянска 5 ноября 2013 года признал, что "указанные материалы имеют экстремистскую направленность". На днях они были включены в федеральный список экстремистских материалов.

Стоит внимательно взглянуть на то, что запретил суд. В одном случае это простой перевод немецкого архивного первоисточника.
Таким образом, брянский суд устанавливает мировой рекорд печальный прецедент: отныне любая историческая публикация немецкого первоисточника может быть приравнена к экстремистской деятельности, лишь на том основании, что группе анонимов в полосатых купальниках попала под хвост шлея.
Еще более забавна история с "убийством" генерала Борнеманна (1, 2). С одной стороны у нас есть сообщение центрального штаба партизанского движения об убийстве генерала, с другой его могила в Вене с датой смерти 1979 г.
Насколько можно понять брянский суд, само наличие могилы генерала в Вене "может способствовать формированию у читателей негативной установки по отношению к социальным идеалам и духовным ценностям", так как доказывает, что партизаны солгали о его убийстве. Непонятно лишь, почему брянский суд ограничился паллиативом. Как нетрудно заметить с помощью "Актов обследования сети Интернет", последняя просто кишит экстремистскими материалами о Борнеманне. Таким образом, разумно было бы потребовать установить вокруг Брянска Большой Борнеманновский Файрвол, чтобы не дай бог не нарушить покой еще какого-нибудь охуевшего крупнопогонного Анонима.

Эта история еще раз подтвердила, что ни судебная экспертиза, ни сам суд не являются в современной России независимыми инстанциями, а танцуют то, что им прикажут. Понятия чести и достоинства торчат высохшими фигами из судебных параграфов, но отсутствуют в анамнезе судьи О.Г.Ильюхиной и судебных экспертов.
В отличие от многих, однако, ни принятие закона, ни случай Штоппера не кажутся мне возвращением к советским временам. Все гораздо хуже. В советские времена запреты и уголовные преследования были лишь колонной, подпиравшей собственную идеологическую базу. На создание этой базы работали исторические институты, и люди, двигавшие агитпроп, вообще говоря, хотя бы сами понимали, где правда, где "ложь во благо", а где уже чистая пропаганда во всю Ивановскую. Итог, впрочем, все равно оказался неутешителен.
Нынешние российские запреты не подпирают ничего, нельзя же всерьез считать идеологической базой истерики Скойбеды или дайджесты Мединского. А так как свято место пусто не бывает, оно бодро заполняется конспирологией всех сортов и оттенков, рядом с которой (если так пойдет и дальше) советские историки еще покажутся образцом объективности и взвешенности.
Tags: критика чистого разума
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 274 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →