Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

новые сведения о е.и.садовском

Постоянные читатели моих заметок наверняка не забыли эту историю, но все же вкратце напомню.
Евгений Садовский - переводчик Генриха Манна и Гельдерлина, шахматист и математик - по официальной версии пропал без вести в январе 1942 года. Его имя выгравировано на мемориальной доске "Московские писатели, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945" в ЦДЛ.
На самом деле Садовский то ли попал в плен, то ли сам перебежал к немцам и уже с февраля 1942-го года работал переводчиком при орловской газете "Речь". Летом 1944-го он стал одним из русских сотрудников оперативного штаба Розенберга. Затем его следы терялись и обнаруживались лишь в 1962-м - в списке Американского математического общества, в списке сотрудников университета Майами и в сводках флоридских шахматных турниров.
Не так давно выяснилось, что в шахматы он играл и сразу после войны в лагерях Ди-Пи, используя псевдоним "Салтовскис".
И вот, наконец, сейчас мне удалось найти несколько упоминаний Садовского в письмах Василия Павловича Марченко (советского экономиста, ставшего затем одним из отцов-основателей мюнхенского Института по изучению СССР) Б.И.Николаевскому.
Первое упоминание в письме от 25.03.1950. За несколько дней до этого Марченко было отказано в праве въезда в США, и он готовил апелляцию по этому поводу:
... Моя биография: до войны - научный работник в Киеве, во время войны - частью безработный, частью - на маленькой должности в торговле. В окт[ябре] 1943 вывезен немцами в лагерь Бирау (Верхн[яя] Силез[ия]), работал на фабрике и в с[ельском] хоз[яйстве]. В 1944 г[оду] вместе с десятками др[угих] русских и украинцев послан в соседний город Ратибор в Ostbücherei, к[ото]рая принадлежала к ведомству Розенберга, где работал библиотекарем и ассистентом весь 1944 год, в конце которого перевезен в Dingolfing (Бавария), где и жил до последн[его] времени. В мае 1945 я подал генералу Айзенгаеру антикоммунистический меморандум (меморандум есть в черновике, я его показывал Си-ай-си, он отчасти актуален и сегодня!). Этим обратил на себя внимание местных властей, через 2 дня (27.V) был арестован и интернирован на 1½ года. Выпущен на свободу в XI.1946. Обвинений не предъявлялось. С 1947 - преподаватель Университета в Мюнхене.[...]
Я предполагаю писать апелляцию кратко, в смысле вышеприведенной биографии и приложить некоторые удостоверения и свидетельские показания (много документов уже есть в деле).
Большинство тех, кто работал в Ostbücherei, уже переехали в США. Один из них - Евгений Садовский (Eugen Sadowski, 112 Northwood Ave., Silver Spring, Md.) выполнял точно такую же работу в Ostbücherei, как и я и выразил желание дать показания для меня. Но как это сделать, я не знаю.

Ответ Николаевского не сохранился, вероятно апелляция не имела успеха, и Марченко переключил свои усилия на создание будущего Института по изучению СССР.
Итак, Евгений Садовский уехал в США скорее всего в 1948 или 1949 году (номер социального страхования он получил, как сообщил уваж. lucas_v_leyden, лишь в 1952, т.е. до этого, вероятно не был резидентом) и поселился в Мэриленде. В Силвер Спринг, похоже, уже жили какие-то Садовские, возможно, родственники, которые за него и поручились.
Цитируемый нами корреспондент, В.П.Марченко, через несколько лет все же тоже уехал за океан, но не в США, а в Канаду. Однако, в январе 1955 года его пригласили на несколько месяцев в Вашингтон, чтобы поработать над научным проектом, и здесь произошла его новая встреча с Садовским. Письмо от 27.01.1955:
... Здесь в Вашингтоне проживает Евгений Иванович Садовский, с которым я познакомился в Германии. Это очень способный молодой человек, который мог бы быть чрезвычайно полезен в нашей эмигрантской политической работе. По специальности он литературовед, окончил в Москве факультет западных литератур, отлично владеет английским языком, но независимо от этого он очень хорошо понимает проблемы коммунизма, понимает, что борьба против коммунизма возможна только путем противопоставления ему демократической линии, и мог бы быть очень полезен таким организациям как СБОНР и Лига [борьбы за народную свободу]. Вовлечь его в работу не так-то легко, так как он немного ленив и тяжел на подъем, но вместе с тем он видит и переживает все неудачи коммунистической борьбы последних лет и видит ценность нашей эмиграции именно в ее политической роли. Теперь он затеял переписку с американскими конгрессменами по поводу появившихся недавно в нескольких американских журналах удачных статей, которые затем были перепечатаны в "Конгрешонэл Рекордс", напр[имер], статьи Юлия Эпштейна, к[ото]рую поместил в этом журнале конгрессмен Шиэн (на днях этот Шиэн голосовал против Формозской резолюции на том основании, что она умалчивает о главном виновнике агрессии - СССР). Возможно, что и я пойду вместе с Садовским к Шиэну, с которым намечается встреча.
Я хочу связать Садовского с Вами, а затем Вы дадите сами ему направление. В частности, он охотно сотрудничал бы с социал-демократами. Но есть один предварительный вопрос: об американском подданстве. Он хотел бы получить подданство, и ему осталось совсем немного ждать. Но как теперь Вы и Американский Комитет относитесь к вопросу о подданстве? Может ли американский гражданин затем сотрудничать в наших организациях, выступая от имени эмиграции перед Ам
[ериканским] К[омите]том?
Николаевский откликнулся 12.02.1955:
...С Садовским очень хотелось бы связаться и познакомиться лично. Нам такой человек крайне нужен, но именно потому, что ему придется выполнять всякие сношения, необходимо познакомиться лично. Мне придется съездить в Вашингтон, попытаюсь подогнать эту поездку к тому времени, когда Вы там будете и тогда переговорим вместе.
Однако, через две недели, 25.02.1955, Марченко дает отбой:
... В Садовском я разочаровался, едва ли удастся что-либо выколотить из него, очень уж большой он лентяй, не может даже на письмо ответить. С другой стороны, бывают у него анти-демократические заскоки. Напр[имер], он заявил, сильно ругая вообще партию демократов, что настоящий пособник коммунизма был Рузвельт, а не Гитлер (последнее принято у нас утверждать в связи с неудачной политикой Гитлера в отнош[ении] власовцев и вообще на Востоке в оккупирован[ных] областях), потому что Гитлер воевал против Сталина, а Рузвельт помогал Сталину. Республиканцев и демократов Садовский различает плохо, считая обоих виновными в непонимании коммунизма и помощи ему. Но предложения его по борьбе против коммунизма очень радикального и интернационалистического порядка, и, конечно, гораздо ближе к демократической, чем республиканской политике.
Мне кажется, что Садовский испытал по приезде в Америку какую-то психологическую травму, он всё мечтал стать политическим советником в каких-то американских кругах, готовил себя к этому еще в Германии, видимо, с кем-то неудачно говорил, и ему намекнули на возможность депортации нежелательных иностранцев. Возможно, что это было при демократах, отсюда нелюбовь к демократам.
Вид у него маловнушительный, пока не узнаешь его очень интересных внутренних качеств, вид советского интеллигента, молодой, небрежно одевается, чересчур громко говорит и размахивает руками. Но, повторяю, едва ли удастся от него чего-либо добиться. Однако, до разговоров он очень охоч, соскучился по русским собеседникам, так что если Вы будете в Вашингтоне в марте, то очень легко повидаться.
Садовский, когда я ему рассказал о Вас, собирался специально в Нью-Йорк, чтобы повидаться с Вами, но он долго собирается всегда. Под конец он меня так разочаровал своими длинными разговорами, из которых ничего не получается, что я про себя думал, что лучше иметь маленького человека, который хоть крутит ручку ротатора, чем это бесконечное многоглаголание без толку.

Отметим, что характеристика данная Садовскому Марченко, удивительно совпадает с немецкой характеристикой, которую Садовский получил, когда в конце 1944 года его пытались пристроить на службу в антисемитский Welt-Dienst:
В ближайшее время мы посылаем Вам бывшего советского журналиста Садовского согласно телеграфному извещению. Мы знаем Садовского по Минску несколько лет, в различных разработках он представил нам вполне полезные данные о большевизме. Как человек он несколько чувствителен, его нужно постоянно подталкивать, чтобы он преодолевал свою леность. Но так как он хорошо говорит по-немецки, много знает о большевизме и кроме того на собственной шкуре знаком с еврейским вопросом, Вы можете попытаться его использовать.
Ни из работы Садовского в Welt-Dienst, ни из его сотрудничества с эмигрантскими организациями ничего не вышло. Вероятно, леность все же не самое вредное качество.
Tags: документы: коллекция Николаевского, садовский
Subscribe

  • paris mon amour

    Нельзя сказать, что я совсем не подготовился к этой командировке. Я – старый командировошный, я ездил в командировки еще при Гайдаре. И при…

  • апулия

    Гуляя по старому городу в Бишелье мы внезапно услышали за спиной фырканье. В известной классификации британских ученых «Двадцать два вида…

  • фульда

    До сего дня эти 5-6 букв были для меня не более чем топонимом из пространного списка «Ну чего я не видел в [топоним]». Дело тут не в снобизме, я сам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • paris mon amour

    Нельзя сказать, что я совсем не подготовился к этой командировке. Я – старый командировошный, я ездил в командировки еще при Гайдаре. И при…

  • апулия

    Гуляя по старому городу в Бишелье мы внезапно услышали за спиной фырканье. В известной классификации британских ученых «Двадцать два вида…

  • фульда

    До сего дня эти 5-6 букв были для меня не более чем топонимом из пространного списка «Ну чего я не видел в [топоним]». Дело тут не в снобизме, я сам…