Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

история с псевдонимом

"Суд и быт" зашел с другой стороны и сказал обидчиво:
- Я не понимаю.
- Ну-ну,- забормотал секретарь, стараясь оттянуть время,- в чем дело?
- Дело в том, что в среду "Суда и быта" не было, в пятницу "Суда и быта" не было, в четверг поместили из загона только алиментное дело. а в субботу снимают процесс, о котором давно пишут во всех газетах, и только мы...
- Где пишут? -закричал секретарь.- Я не читал.
- Завтра всюду появится, а мы опять опоздаем.
– А когда вам поручили чубаровское дело, вы что писали? Строки от вас нельзя было получить. Я знаю. Вы писали о чубаровцах в вечерку.

Когда я узнал, что в "Красной Татарии" Зыков заведовал отделом "Суд", я, конечно, решил проверить, не работал ли он судебным репортером и позже. Отдел "Из зала суда" воронежской "Коммуны" вел некто Гашимбаев. Это был, очевидно, псевдоним, т.к. такой фамилии не существует (существует фамилия Хашимбаев).
И надо признать, между репортажами обнаружилось известное стилистическое сходство.


Более того, самый первый репортаж "Из зала суда" в "Коммуне" за 1929 г. (подшивки за 1928 г. в моем распоряжении, к сожалению, нет) написал именно Зыков, а вот все остальные - авторства Гашимбаева.
Ну и наконец, нашлись ссылки на статью Гашимбаева в газете "Советская степь" (Кзыл-Орда) за июнь 1928 г. и его репортажи о Турксибе. А где работал Зыков в июне 1928 г.? В газете "Советская степь"!
Итак, раскрыт новый псевдоним Зыкова? Увы.

В первой половине 1929 г. таинственный Гашимбаев был невероятно плодовит, его репортажи публиковались чуть ли не в каждом номере (более 100 публикаций за год). Вышла даже книжка "Классовый враг с обрезом (Из блокнота судебного репортера)" К концу 1929 года рубрика стала появляться существенно реже, а в 1930 г. практически исчезла совсем, если не считать коротких всплесков.
При ближайшем рассмотрении обнаружилось, однако, что репортажи преспокойно публикуются и в то время, когда Зыков находится в командировках. Например, с 9 по 11 августа 1929 г. он пишет из Курска, а Гашимбаев как ни в чем не бывало дает судебную хронику из Воронежа. Что ж, это можно было объяснить тем, что судебные заметки "помещались из загона" (см. эпиграф).
Окончательно перечеркнул зыковскую версию факт, что Гашимбаев с 13 по 19 декабря 1930 г. информировал воронежскую общественность о судебном процессе в г.Лиски Центрально-Черноземной области, а Зыков с 15 ноября того же года состоял в штате хабаровской газеты "Тихоокеанская звезда", за много тысяч километров от Лисок.

Но если не Зыков, то кто? Версия напрашивается. Редактор "Коммуны" А.В.Швер, как я уже упоминал, предпочитал приходить в газету со своими кадрами. На уже известном нам совещании партактива ячейки ВКП(б) типографии "Коммуна" от 4.12.1928 этот факт оживленно дискутировался
Зыкова я не считаю плохим выпускающим, и он хороший фельетонист. Приглашен Зыков, исходя также из деловых соображений...
Баев крупный газетный работник, это большой квалифицированный литературный работник, и таких как Баев надо было приглашать...
Баев - "газетный жук", 25 лет на газетной работе, он газетный спец и он нам ценен. Зыков - спец, знает газетную технику...

Баев-Гашимбаев - псевдоним прозрачный, не так ли?
(Небольшое отступление - в январе 1929 г. в "Коммуне" было объявлено о подготовке "литературно-краеведческего альманаха", в котором должны были принимать участие и Баев, и Зыков

Обращает на себя внимание и анонс бывших екатеринославцев, а на тот момент уже москвичей Светлова и Голодного.
Литературный альманах "Звено" в итоге вышел в ноябре, с участием Баева, но без Зыкова, Светлова и Голодного).

Однако, и с Баевым не все было однозначно. Во-первых, словарь псевдонимов Масанова знал лишь три псевдонима Баева : С.Навагинский, В.Павлович и Вадим Бенд (в "Коммуне" использовались первый и третий, последний, правда, в форме Бенц).
Во-вторых в книге О.Ласунского "Литературная прогулка по Воронежу" дается такая биография Баева:
БАЕВ (псевд. В. Павлович. С. Навагинский) Василий Павлович, прозаик, очеркист, краевед. Из офицеров. В 1928 прибыл в В. из Ульяновска. Сначала был выпускающим газ. «Коммуна», затем сотр. обл. кн. изд-ва. Канд. в чл. правления Федерации сов. писателей ЦЧО (дек. 1928). Сотр. ред. «Энциклопедического словаря ЦЧО» (В., 1934: вышел один том). В 1935-37 работал в Сталинграде. Незаконно репрессирован ( 1938). Автор неск. кн. посв. И.В.Мичурину, в т.ч. «Мастер обновления земли» (В., 1934). «Ребятам о Мичурине» (В., 1935). Участник ряда коллектив, краеведч. изд.. в частности, карманного справочника по ЦЧО (В.. 1933). В Сталинграде вышла кн. очерков Б. о жизни птиц в дельте Волги - «Каспийские джунгли» (1937). Наиб, значит, произв. Б. - пов. об А. В. Кольцове «Волчий кут» (В.. 1935; под псевд. В. Павлович)

Но раз Баев прибыл в Воронеж из Ульяновска, он не мог за пару месяцев до того печататься в "Советской степи"?
К счастью, в Коммуне обнаружилось несколько статей С.Навагинского (т.е. Баева), написанных после смычки Турксиба (апрель 1930 г.), в которых он вспоминал как наблюдал за началом строительства трассы. Таким образом, Баев все-таки был в Средней Азии. Правда, в статье он пишет, что служил корреспондентом в ташкентской "Звезде Востока", а не в кзыл-ординской "Советской степи", но тут, вероятно (снова см. эпиграф), возможны варианты.

Итак, скорее всего псевдоним Гашимбаев принадлежит В.П.Баеву. Судя по биогр. справке Ласунского А.В.Швер, уйдя из "Коммуны", забрал Баева с собой в "Сталинградскую правду" и именно там его накрыла волна, которая смела самого Швера, его покровителя Варейкиса и еще десятки бывших сотрудников "Коммуны" и "Сталинградской правды".
Не исключен (хотя и менее вероятен), однако, и вариант, что Гашимбаев был коллективным псевдонимом, под которым писали разные авторы, в том числе и Зыков.
Tags: зыков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments