Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

первый год плена полковника нерянина (1)

Андрей Георгиевич Нерянин родился в 1892 г. в Златоустовском уезде Уфимской губернии в семье каменщика.1. Участвовал в гражданской войне. Окончил Томскую пехотную школу. С 1925 г. член коммунистической партии. В 1931-34 г.г. обучался в Академии им. М.В.Фрунзе, в 1937-39 г.г. в Академии Генерального штаба. Перед войной служил начальником оперативного отдела и зам.начальника штаба Уральского военного округа. На июль 1941 г. - полковник. В июне 1941 г. на базе соединений УрВО была создана 22 армия (командир - генерал-лейтенант Ф.А.Ершаков), в которой Нерянин остался на той же должности начальника оперативного отдела. Участвовал в обороне Полоцка, Великих Лук2. 23.8.1941 под Великими Луками Ф.А.Ершаков попал в окружение, из которого вышел только 5.9.19413. К этому времени новым командармом был уже назначен генерал-майор В.А.Юшкевич. Ершакова отозвали в Москву, и он, очевидно, забрал Нерянина вместе с собой, по крайней мере, когда неделей позже Ершаков возглавил 20 армию, Нерянин принял в ней ту же должность начальника оперотдела4. 2.10.1941 началось наступление войск ГА Центр на Вязьму, вскоре после чего 20 армия оказалась в котле. Последний сохранившийся приказ по армии датирован 6.10.19415. Через несколько дней армия как боевая единица перестала существовать, отдельные разрозненные подразделения пытались выйти из окружения самостоятельно.
Генерал-лейтенант Ершаков был взят в плен почти месяц спустя - 2.11.1941 под Сухиничами6. Нерянин, с его собственных слов, днем позже - 3.11.19417. Косвенно неодновременность пленения подтверждается тем, что упоминание о допросе Ершакова попало в журнал боевых действий ГА Центр 11.11.1941, а о допросе Нерянина - 14.11.19418.
К сожалению, приложения к журналу боевых действий за ноябрь с текстами первичных допросов не сохранились9 и в нашем распоряжении есть лишь допрос Нерянина, проведенный несколькими днями позже.10

Документ 1.11
Допрос полковника генштаба Н е р я н и н а Андрея Георгиевича, заместителя начальника штаба 20 русской армии , род[ился]. в 1902 .

Полковник Н е р я н и н был уже обстоятельно допрошен в штабе 4 армии, поэтому он был вовлечен лишь в ответы на вопросы общего характера в рамках непринужденной беседы. Н[ерянин] родом с Урала, из рабочей семьи. Он чрезвычайно умен и серьезно размышлял над различными проблемами своей Родины, так что его добросовестные рассуждения вне сомнения представляют интерес.
1) Причину превосходства немецких армий Н[ерянин] видит прежде всего в превосходстве немецкого командования и в высоком уровне [подготовки] немецких солдат. Лишь этим Н[ерянин] объясняет превосходное взаимодействие различных родов войск на немецкой стороне. В Красной Армии к такому взаимодействию также стремились, но эти старания потерпели фиаско из-за недостаточного образования и опыта офицеров и низкого уровня [подготовки] солдат. Неизгладимое впечатление на красных солдат производят: немецкие танки, авиация, а также наши минометы и огнеметы.
2) Относительную легкость успеха немецких бронетанковых войск во время октябрьского наступления Н[ерянин] объясняет нехваткой противотанковых орудий на русской стороне. Промышленность — частью уже разгромленная — похоже, не справилась с поставленными перед ней задачами, тем более что главное внимание уделялось изготовлению тяжелой артиллерии. «Таким образом, у нас были хорошо оборудованные полевые позиции и достаточно солдат, и все же они не образовывали единой оборонительной линии, способной противостоять современному наступлению».
3) Чем объяснить то, что Красная Армия продолжает сражаться, несмотря на безвыходность положения?
«Правительство по-прежнему плотно держит вожжи в своих руках. В русском характере присутствует известная пассивность, он хочет иметь поводыря. Не забывайте, что мы в школе, на офицерских курсах, в академии , в прессе, на собраниях и политзанятиях, фактически во всей общественной жизни знали лишь одну [политическую] линию — правительственную. Народ, или точнее, наше поколение, не знает ничего иного. Мы были воспитаны с мыслью о грядущем противостоянии с капиталистическим или — что равнозначно — националистическим миром. О социалистической Германии мы и сегодня ничего не знаем. Наша страна так велика и так богата. Мысль о том, что когда-нибудь мы будем сражаться под Смоленском или под Вязьмой была попросту непредставима».
4) Не произвели ли громадные успехи немцев сильного впечатления на народ?
«Весь размах немецких успехов не полностью ясен. Оккупация балтийских стран, бывшей польской территории, Белоруссии и Западной Украины не задевают русский народ. Лишь на линии Новгород — Смоленск — Тула — Курск — Орел произойдет столкновение с русской жизнью. Падение Киева12 было очень болезненным , взятие Ленинграда и Москвы западет в сознание каждого русского. Но я слабо верю в то, что вы можете рассчитывать на поддержку русского повстанческого движения, которое зародится в [советском] тылу самостоятельно. Мне неизвестны силы, способные вызвать к жизни подобное движение. Сосланные рассеяны и никак не организованы. Небольшие восстания будут утоплены в крови, и о них никто ничего не узнает. Русское правительство, составленное из представителей русской эмиграции, было бы чуждо народу13. А если вы хотите привлечь к этому делу людей нашего круга — не попутчиков, а честных людей — то вы должны им сначала доказать, что Германия даст нам нечто лучшее и более совершенное, чем Советы.
5) Мы рассчитывали на совершенно иные масштабы партизанского движения за линией фронта.
«Наши блуждания за линией фронта в течение трех недель убедили нас в том, что такого движения, которые мы себе представляли и которое мы готовили, не существует. Возможно, причиной тому зима. А возможно, ваш умный закон о свободе налогообложения и распределении земли среди крестьян14. В русском крестьянине несмотря на 24 года советской экономики осталось стремление к владению собственностью: если вам удастся решить земельный вопрос — вы победили; если нет, то в следующем году получите партизанское движение.
В наших кругах даже поднимался вопрос, не отдать ли землю крестьянину. Этим мы привлекли бы его на свою сторону. Однако для власти Сталина это был бы опасный эксперимент. Если вы удачно решите земельный вопрос, то слухи об этом — в качестве пропаганды — быстро достигнут еще не занятых вами территорий».
6) Русский рабочий безусловно за советскую власть. Мне рассказывали, что рабочие в Германии живут лучше, но об этом русский рабочий ничего не знает. Пропаганда не доходит до него, да и если доходит, он ей не верит. Рабочий верит в то, что эта власть рабочих и крестьян действительно является и его властью. Это закреплено у него в сознании, и советская власть очень умело создала веру в это. Однако есть и так называемый молодой рабочий, т.е. деревенский, который в ходе индустриализации 2—5 лет назад был направлен на завод. Такой рабочий недоволен и стремится назад в деревню. Но и эти недовольные элементы неорганизованы и удерживаются благодаря влиянию старых рабочих.
7) Эвакуация заводов и рабочих, новый призыв в Красную Армию подтверждают решимость советской власти воевать дальше. Так как она является единственным реальным фактором, управляющим массовым сознанием, ей удастся мобилизовать все еще оставшиеся силы. Только быстрый немецкий прорыв к Волге может с военной точки зрения перечеркнуть эти планы, с политической же — разумные преобразования на оккупированных территориях. Однако подсчитали, что немцам, несмотря на благоприятное время года, удалось продвигаться на восток в среднем лишь на 250 км в месяц. Возможно, за всю зиму им удастся продвинуться еще на 100—140 км. Этим будет выиграно время. До конца марта военные операции на юге, а до конца апреля военные операции на севере не могут осуществляться в большом объеме. Сталин поставит под ружье еще миллионы солдат. Нужно считаться с нехваткой средних и старших командиров, но, тем не менее, Германия останется достаточно сильно скована. Русская промышленность на Волге, на Урале и в Сибири после падения Ленинграда, Москвы и Харькова не сможет удовлетворить все потребности, но она, тем не менее, сможет произвести столько, что немцам придется с этим считаться. Топливо будет доставляться с Кавказа (пока он не занят полностью) через Каспийское море и по Волге. Конечно, это сопряжено с трудностями, но, тем не менее, это осуществимо, так как плавучих транспортных средств, которые можно задействовать, должно хватить.
Пропускная способность сибирских железных дорог недостаточна, чтобы справиться с такими большими задачами. С чисто военной и технической точек зрения предприятие Сталина остается довольно сомнительной затеей. Однако вера [в режим], огромные пространства, которые требуется покорить, все еще огромные человеческие резервы и чудовищное количество проблем на оккупированных территориях остаются задачами, которые нельзя недооценивать».

Согласно мемуарам Нерянина, 18 ноября он "в группе с другими был привезен в Берлин в лагерь Вульхайде. Лагерь Вульхайде был создан по инициативе немецкого Министерства Пропаганды для подготовки пропагандистов из числа военнопленных. Откровенно говоря я в подобный лагерь не стремился и считал, что попал в него по ошибке."15 Бывший командир Нерянина генерал-лейтенант Ершаков и также попавший в плен в вяземском котле генерал-майор М.Н.Сиваев прибыли в Вульхайде в той же группе или чуть раньше16. Это означает, что после допросов в штабе ГА Центр немецкие контрразведчики разглядели во всех троих пропагандистский потенциал, вследствие чего Ершаков, Сиваев и Нерянин присоединились к пяти десяткам уже находившихся в Вульхайде "военнопленных 15 серии"17. Нерянин получил номер 1506018.
Будущим пропагандистам, впрочем, сначала следовало ознакомиться с национал-социалистической теорией. Первым и единственным на тот момент преподавателем в Вульхайде был барон Георг фон дер Ропп, выходец из Прибалтики. Впоследствии он вспоминал: "Вульхайде представлял из себя окруженный колючей проволокой барак в лагере для пленных французов при железнодорожной станции. В декабре 1941 г. в нем было около 50 советских [пленных]... Кормежка была плохой, пайки лишь бы с голоду не умереть, из-за нее никто бы там не остался. В этом был тот плюс, что оставались лишь люди с убеждениями.
Приходилось импровизировать во всем. Были некоторые указания относительно того, как вести обучение, но совершенно недостаточные, частью психологически ошибочные.
"19 Осознавая, что "Ропп, наверно, не разделял того что он говорил. Он был обязан так говорить, такова была программа", Нерянин, с его слов, тем не менее "не стесняясь в выражениях, горячо выступал против «учений» г. Роппа"20.


1 - довоенные биографические данные даются по Александров К. М. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А. А. Власова 1944-1945. М., 2009. С. 645-654.
2 - за действиями А.Г.Нерянина в должности начальника оперштаба 20 армии можно проследить по документам, оцифрованным БД "Подвиг народа" (ЦАМО Ф.208 Оп.2511).
3 - ЦАМО Ф.208 Оп.2511 Ед.хр.137, о потери связи с Ершаковым см. переговоры Соколовского с Неряниным (в стенограмме ошибочно "Нырянин") от 24.8.1941, о выходе Ершакова см. переговоры Тимошенко и Булганина с Болдиным и Юшкевичем от 5.9.1941.
4 - ЦАМО Ф.208 Оп.2511 Ед.хр.102, см. переговоры Маландина с Неряниным от 24.9.1941: "[Начальник штаба 20 армии] Корнеев болен. У аппарата Нерянин." В литературе часто указывается, что Нерянин попал в плен будучи зам.начальника штаба 22 армии, что неверно. Википедия и вовсе дает ошибочную дату пленения и должность зам.начальника штаба 52 армии, которую он никогда не занимал.
5 - ЦАМО Ф.208 Оп.2511 Ед.хр.52
6 - персональная карта военнопленного в Картотеке военнопленных офицеров в ЦАМО. По ОБД Мемориал.
7 - А.Г.Алдан (Нерянин) "Кто я?" в Шатов М.В. "Материалы и документы Освободительного движения народов России в годы Второй мировой войны (1941 - 1965)", Т.2., Нью-Йорк, 1966, С.57
8 - NARA T311 Roll 288
9 - допросы, однако, могли сохраниться в документах AOK 4, имеет смысл продолжать поиск в этом направлении.
10 - вероятно, допрашивал Нерянина зондерфюрер (впоследствии капитан) Штрик-Штрикфельд. В его мемуарах можно прочесть: "И еще один человек. Полковник Генерального штаба. Бледное одухотворенное лицо. Начитанный, умный, с благородными манерами и взглядами. Он выглядел аристократом — этот сын уральского шахтера. Он также окончил несколько специальных военно-учебных заведений. Он был замешан в дело Тухачевского и отбывал тюремное заключение, но в начале войны без разбирательства выпущен и отправлен на фронт командиром воинской части. По его словам, Сталин объявил «изменниками родины» всех военнослужащих, попавших живыми в руки врага. Он, как и многие другие, ненавидел советское правительство и любил свой народ. Свой долг он выполнил до конца, в плен попал раненым. От него мы услышали подробности о внедрении агентов НКВД в армию и о заградительных отрядах, размещенных за линией фронта и безжалостно расстреливавших красноармейцев в случае их отступления." (Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера: генерал Власов и Русское Освободительное Движение. М. 1993). Некоторые факты биографии совпадают с биографией Нерянина, некоторые расходятся. Ближе к концу книги, рассказывая о ВС КОНР, Штрик-Штрикфельдт упоминает Нерянина, именуя его (почти как выше) "бывшим полковником Генерального штаба". Не исключено, что в рассказе о допросе Штрик-Штрикфельдт умышленно или случайно объединил биографии двух разных офицеров. См. в мемуарах Нерянина: "Из штаба 4-ой немецкой армии я был направлен в штаб фронта, где кстати сказать, я впервые познакомился с капитаном Штрикфельд." ("Материалы и документы...", С.57)
11 - BA Berlin, R6/77. Немецкий язык, машинопись. Перевод мой. Небольшая цитата из допроса приводится в статье О.И.Нуждина "Политические взгляды командиров Красной армии в немецком плену, 1941–1944 годы" ("Труды III Международных исторических чтений, посвященных памяти профессора, Генерального штаба генерал-лейтенанта Николая Николаевича Головина", Спб 2013, С. 415), однако, с ссылкой на иной источник - BA-MA Freiburg. К сожалению, в моем распоряжении нет других статей О.И.Нуждина, посвященных Нерянину.
12 - советские войска оставили Киев в ночь на 19.9.1941 г.
13 - любопытное замечание, совпадающее с мнением руководства Германии, касающимся применения русской военной эмиграции в борьбе против СССР. Нацисты считали, что интеллигенция из числа эмигрантов «не воспримется русским народом и, кроме того, она враждебна по отношению к немецкой нации». См.: Запись в дневнике штаба оперативного руководства ОКВ о создании оккупационного режима на территории Советского Союза. 3 марта 1941 г. // 1941 год: в 2 кн. Кн. 1. М., 1998. С. 709.
14 - формально "Новый порядок землепользования" был введен указом Гитлера лишь в феврале 1942 г., так что здесь речь идет, очевидно, о предварительных мероприятиях. См.: "Земельное устроение" в "Клич", Берлин, №5, 31.8.1941, С.1: "Бывшие коммунистические колхозы превращаются в общинные дворы" и т.д.
15 - "Материалы и документы...", С.57
16 - на персональной карте военнопленного Ершакова есть отметка о зачислении в рабочую команду от 18.11.1941. Лагерной карты самого Нерянина не сохранилось.
17 - список установленных на данный момент военнопленных 15 серии см. в моей записи "военнопленные "15 серии" (к идентификации "пленкоров" газеты "клич")
18 - это утверждение основывается лишь на косвенных, тем не менее довольно сильных доказательствах: 1) Военнопленный №15060 был полковником (См.: "Клич", Берлин, №29, 26.7.1942, С.4); 2) Ершаков и Сиваев получили соответственно №№ 15058 и 15059 (См.: Персональная карта военнопленного Ершакова, "Зеленая карта" военнопленного Сиваева в ОБД "Мемориал"); 3) прибывший в конце ноября полковник Ванюшин получил №15061 (См.: Александров К. М. Офицерский корпус... С. 240).
19 - BA-MA Freiburg, Msg 2/17805, опрос фон дер Роппа 23.5.1963, письмо фон дер Роппа 14.4.1966
20 - приведу отрывок из мемуаров Нерянина полностью:
В лагере Вульхайде, в должности главного и единственного преподавателя по политическому циклу был, известный потом по Дабендорфу, некий барон Ропп. Он читал курс лекций по разделам: что такое социализм, национал-социализм, что такое нация, народ и т. д. Для понимания общего тона и общего содержания этих лекций позволю привести несколько положений выставляемых господином Ропп. Сразу-же оговариваюсь, что сам г. Ропп, наверно, не разделял того что он говорил. Он был обязан так говорить, такова была программа.
1. «Человеческое общество, — говорил г. Ропп, — подобно большому лесу. В лесу есть могучие дубы, стройные тополи, белоснежные березы… Есть там и мелкий кустарник устилающий подножие великанов леса, стоящих в полном расцвете своих сил.
Русский народ — самый молодой народ, исторически еще не выросший. Он, пока, только — кустарник, ютящийся под сенью великанов. Они его защищают от непогоды, они укрывают его от зноя… Германская раса, германские народы вообще, — прекрасные дубы-великаны, находящиеся в полном расцвете своих творческих сил и возможностей. Поэтому, господа, если вы имеете каплю здравого смысла, то поймете, что русский народ не может претендовать на самостоятельное существование и тем более на саморуководство…»
2. «Человеческое общество подобно красивому архитектурно-законченному зданию. Но в строительстве здания был употреблен и простой бутовый камень в качестве фундамента здания (это были наши предки, говорил г. Ропп), затем стены здания выложены из простого кирпича. Законченная стройность здания, его строгая красота получилась от того, что оно было прикрыто облицовочными плитами придавшими зданию его смысл.
Русский народ, по своей незрелости, в лучшем случае, может быть уподоблен кирпичам, a немецкий народ — облицовочные плиты, увенчавшие строение. Немецкий народ Богом и Историей призван к руководству человеческим обществом. Он и только он может возродить человеческое общество и придать ему одухотворенность…»
3. «Человеческое общество в целом, также как и отдельный человек, — рождается, мужает, стареет и умирает. Англо-саксы, франки — состарившиеся народы; они изжили себя и находятся сейчас в стадии старческого паралича, разложения и маразма. Русский народ — исторически молодой народ и возможно еще станет, когда нибудь, великим народом. Но ныне и те и другие, т. е., англо-саксонские, романские и славянские народы не могут претендовать на саморуководство. Они должны руководиться зрелыми мужами — германским народом…»
4. «Человеческое общество носит в себе женские и мужеские начала. Представителями женских начал в человеческом обществе являются славянские народы и среди них, в первую очередь, белорусы. Украинский народ, впитавший в себя польско-литовскую кровь более „зрел“. Великорусы… представляющие смесь славянской, финской, татарской крови — более воинственны; они вроде древних амазонок, но все же — женщины.
Носителями мужских начал являются германские народы. Ныне настало время оплодотворить женские начала мужскими началами. Для этой миссии самим Богом предназначен германский народ…»
5. «В течение последних трех с половиною веков, особенно в первой половине этого периода, великороссы, как наиболее активный народ, покорили белорусов, украинцев, кавказцев, туркестанцев и т. д. Это было насилие навязанное силою оружия. Ныне наступает время, когда в содружестве народов „Новой Европы“ будут раскрепощены покоренные великороссами народы. Они получат законное право на самостоятельное существование под покровительством великого германского народа. Несправедливость будет уничтожена…»
6. «Русь, точнее — Великороссия и великоросский народ не является, в строгом смысле, славянским народом. Это смесь славян, угро-финнов и монгольских племен. В результате этой смеси получился воинственный народ жаждущий захватов. Однако воинственность не есть еще признак зрелости. Видимая история Руси-России обусловлена тем, что Россия всегда получала новую кровь в свои вены. Так, на заре Руси, славянские племена, не будучи в состоянии управлять сами собой, призвали на княжение варягов с их дружинами. Это было вливание в Русь северо-германской крови и это обеспечило нормальное развитие ее до времен княжеской междоусобицы.
Заболевшую Русь покорили татары. Одновременно это было новым вливанием новой крови.
Это вливание было настолько удачным, что великоросский народ, переваривши, ассимилировав татарскую кровь оказался в состоянии сбросить татарское иго и Русь снова могла нормально развиваться. Но ко времени царствования Ивана Грозного Россия вновь заболела. Эта болезнь характеризуется, так называемым, смутным временем, продолжавшимся, по существу, вплоть до Петра Первого.
Петр Великий — государственный ум. Он понял болезнь России и призвал для оздоровления русской крови немцев, датчан, голландцев и т. д. Новое вливание германской крови дало возможность Романовской империи развиваться до начала 20-го века, когда Россия вновь заболела. Болезнь прошла через кризисы — революция 1905 и 1917 годов.
Ныне эта болезнь стала неизлечимой и теперь требуется срочное хирургическое вмешательство. Немцы берут на себя благородную задачу — оперировать Россию и тем самым восстановить ее силы…»
Всякий раз, в конце беседы, господин Ропп предлагал высказываться тем, кто не согласен с его тезисами.
И вот я, по своей обычной прямоте, всякий раз выступал на лекциях и, образно говоря, не хотел быть в роли «женщины оплодотворяемой немецким бугаем». Я старался перевести образную речь г. Роппа на политический общепонятный язык.
В эти дни и недели во мне, наверное, впервые стало формироваться отчетливое различие между понятиями: русский и советский.
Откровенно-издевательское глумление над русским народом подымало во мне русскую гордость и боль за свой народ и я, не стесняясь в выражениях, горячо выступал против «учений» г. Роппа.
Еще более мне было непонятно поведение молодых людей, недавних советских солдат и юных офицеров, аплодировавших речи г. Роппа, и я часто произносил фразу: «Чему вы хлопаете, чему радуетесь? Еще вчера вы также хлопали на собраниях в СССР, а ныне вы попираете то, чему вы вчера поклонялись. Я не верю вам. Такая быстрая смена убеждений для меня не убедительна».
Теперь, после нескольких минувших лет, я стараюсь проанализировать свое тогдашнее поведение и спрашиваю: что во мне больше было коммунистических ли убеждений или русских настроений? И отвечаю себе: тогда во мне говорила простая русская кровь, обида за свой народ, осознаваемая в мучительной раздвоенности с тем, что я переоценивал в это время и с тем, на чем я был воспитан. Сейчас, после здравого размышления, мне кажется что я всегда был русским и мои коммунистические прежние настроения диктовались поисками извечной правды, справедливости и счастья на земле для всех людей.
К чести барона Ропп я могу сказать, что он достаточно долго покрывал мои выступления против него и только уже в феврале 1942 года он впервые произнес фразу: «Конечно, г. полковник Нерянин прав. Он — коммунист и продолжает оставаться на своих позициях и это делает ему честь. Я уважаю убеждения честных людей кто бы они ни были. Но поскольку г. Нерянина нельзя перевоспитать, то он сам себя ставит в положение, когда согласно русской пословице — сорную траву из поля вон…»
Г. Ропп сознательно или несознательно, судить не берусь, свалил в одну кучу «коммунизм» и «русскость». Я допускаю, что он не мог заявлять, что я выступаю в защиту русского народа, русского имени; для него это было бы «неудобно». Он пошел по наиболее легкому пути — представить мои высказывания в виде коммунистических убеждений.
("Материалы и документы...", С.57-60)

Окончание
Tags: 15 серия, алдан, документы: BA
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments