Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

допросы генерала туркула (6)

Допрос первый.
Допрос второй, часть 1
Допрос второй, часть 2
Допрос третий.
Допрос четвертый.
Допрос пятый.

Допрос шестой.
[Пятница, 20 сентября 1946 г., вторая половина дня.]

Д: Когда я в первый день спросил вас, какая прислуга была у вас в Риме, вы сказали, что секретаря у вас не было; но сейчас вы вспомнили что МУХАНОВ был вашим секретарем. Возможно, вы вспомните о МУХАНОВЕ еще какие-то подробности, которые нас заинтересуют.
Т: Он не был моим секретарем. Он помогал мне время от времени, но не был секретарем.
Д: Но иногда он посещал вас, так ведь?
Т: Когда у него не было работы, он приходил и обедал с нами; он был ровесником моей дочери, они вместе ходили в кино.
Д: Но вы можете припомнить о МУХАНОВЕ нечто такое, что нас заинтересует?
Т: Я уверен, что он начал работать с РОМАНОВЫМ только в Будапеште.
Д: Итак, единственным мотивом вывоза его из Рима было то, что он - друг РОМАНОВА?
Т: РОМАНОВ его забрал. А РОМАНОВА привез КЛАТТ.
Д: Меморандумы, которые он для вас копировал - они были весьма конфиденциальными?
Т: Ни в коем случае. Речь шла все время о решении одной и той же проблемы - решении для русских. Лишь эта проблема меня интересовала.
Д: А когда делались копии этих меморандумов с тем, чтобы переслать их через РОМАНОВА ИРА, эти копии делал МУХАНОВ?
Т: Да.
Д: [показывая записную книжку] Записаны ли какие-то из этих адресов рукой МУХАНОВА?
Т: Думаю, что да.
Д: Какие, например?
Т: Несколько страниц в начале написаны им.
Т: Итак, помимо копирования нерегулярных меморандумов, он выполнял и иную секретарскую работу, например, переписывал адреса в вашу записную книжку.
Д: Он помогал мне, когда был свободен.
Т: Он знал шифровальное дело?
Д: Определенно нет.
Т: Зачем же он был нужен РОМАНОВУ?
Д: Он говорил на нескольких языках.
Т: А РОМАНОВ не говорил на нескольких языках?
Д: Нет. Он говорил только по-французском и очень плохо по-немецки.
Т: Видите ли, я считаю неправдоподобным, что молодой русский студент, который лишь подрабатывает в кинематографе и время от времени выполняет функции секретаря, вдруг попадает на специальный самолет абвера, который должен срочно выдернуть вас из Рима под давлением ИРА.
Д: Да, когда пришел РОМАНОВ, он попросил КЛАТТА взять МУХАНОВА в самолет, а КЛАТТ спросил меня, не имею ли я что-то против.
Т: Почему МУХАНОВ хотел тогда покинуть Рим?
Д: Потому что его семья была эвакуирована из Эстонии в Германию.
Т: И поэтому он отправился в Будапешт и поселился там?
Д: Через несколько месяцев он покинул Будапешт и уехал в Германию.
Т: Через несколько месяцев? Но почему он вообще оставался в Будапеште?
Т: Его удерживал РОМАНОВ.
Д: Итак, он весьма спешно покинул Рим, но с семьей не воссоединился.
Т: Да. Он был человеком, который любил поесть и все такое. А жизнь в Австрии [по смыслу: в Германии] в то время была довольно скучной. Его семья жила в Калише, недалеко от польской границы. Будапештский образ жизни привлекал его больше.
Д: Это может объяснить, почему он остался в Будапеште, но не почему он в спешке покинул Рим.
Т: Похоже, РОМАНОВ его уговорил.
Д: Вы говорили, он женился?
Т: Да, он женился в Вене, на русской немецкого происхождения.
Д: ИРА удивился, увидев МУХАНОВА прибывшим на самолете в Будапешт?
Т: Показалось, что да?
Д: Он был зол?
Т: Тогда он испытывал неприязнь к РОМАНОВУ. Возможно, он боялся, что РОМАНОВ может с помощью МУХАНОВА затеять что-то против него. В любом случае, он был зол при прилете.
Д: То есть ИРА полагал, что МУХАНОВ может помочь РОМАНОВУ в секретной работе?
Т: Да.
Д: Обучался ли МУХАНОВ этому?
Т: Мне казалось, что он был у РОМАНОВА своего рода переводчиком. Те сведения, которые РОМАНОВ получал на русском, он переводил на немецкий.
Т: Какого рода паспорт был у МУХАНОВА? Он позволил ему покинуть Рим и прибыть в Вену и Будапешт.
Д: Как всегда - немецкий паспорт для иностранцев.
Т: Который он получил от абвера?
Д: Да.
Т: Что думал абвер о путешествии МУХАНОВА из Рима в Будапешт?
Д: Мне кажется, что в тот момент у КЛАТТА было такое сильное влияние в абвере, что он мог делать все, что угодно.
Т: То есть КЛАТТ использовал свое влияние, чтобы получить паспорт для МУХАНОВА?
Д: Да, потому что влияние КЛАТТА было весьма сильным. Он говорил, что он наполовину еврей, и немцы об этом знают. Так он говорил. На самом деле оба его родителя были евреями.
Т: То есть КЛАТТ прибыл с ИРА в Рим, чтобы вести переговоры с абвером для [вывоза] всей группы?
Д: Думаю, что да. ИРА сказал мне, что вечером 25-го [июля 1943 г.], в момент падения Муссолини, слушал радио. Сам я не слушал, было слишком поздно, я узнал обо всем лишь утром. Так вот, ИРА сказал, что послушал радио и устроил КЛАТТУ скандал, настаивая, что они вместе должны вытащить генерала [Туркула] на самолете. Через двадцать четыре часа они были в Риме.
Т: Это заставляет думать, что тревога ИРА была связана не с высадкой американцев и британцев на Сицилии, а с падением Муссолини.
Д: Потому что он, как и любой человек в Италии, был уверен в поражении Италии через месяц или два - мораль была ниже некуда.
Т: И все же поводом было именно падение Муссолини.
Д: Да, это его подтолкнуло, говорил он. И все же остается одна необъяснимая для меня вещь. Он прилетел в понедельник вечером. А затем улетел назад, не сообщив мне.
Т: Вы имеете в виду, что он не предупредил вас, что прибыл из Софии, чтобы увезти вас или то, что он улетел сам?
Т: Он сказал мне, что вернется через шесть часов.
Д: Как вы думаете, почему ИРА не улетел на самолете вместе с вами?
Т: Я не могу это объяснить. И потом, когда я прилетел в Вену вместо Будапешта, КЛАТТ не дал ИРА разрешения прибыть в Вену, чтобы увидеть меня. Не знаю почему, но это было запрещено.
Д: А ИРА был тогда в Вене?
Т: Нет, в Будапеште.
Д: И он так и не прибыл в Вену?
Т: Нет. Он несколько раз звонил из Софии в Вену, чтобы получить разрешение КЛАТТА посетить меня, но не преуспел.
Д: Можно сделать вывод, что ИРА опасался, что немцы арестуют обоих - вас и его.
Т: Возможно, ИРА не захотел улетать из Рима со мной, чтобы мы оба не оказались в руках абвера. Но я не знаю, чего именно он хотел, может быть, ему просто не позволили... как бы то ни было во вторник он улетел в Софию.
Д: На немецком самолете?
Т: Нет, на том же самом самолете. Во вторник он с КЛАТТОМ улетел из Рима в Софию. В четверг или в пятницу КЛАТТ вернулся на том же самолете, но вместо ИРА с ним был РОМАНОВ.
Д: А в какой день недели вы улетели из Рима в Вену?
Т: Думаю, 29-го или 30-го. Полагаю, воскресенье было 25, значит, в четверг или в пятницу.
Д: И в том же самолете помимо прочих летели КЛАТТ и РОМАНОВ.
Т: Да.
Т: А в какой именно день ИРА улетел из Рима в Софию?
Д: 27-го. Во вторник.
Т: То есть ИРА провел в Риме всего один день?
Д: Одну ночь. Он прибыл в девять вечера и улетел на следующее утро.
Т: И затем тот же самолет вернулся из Софии в Рим?
Д: Да.
Т: Похоже на то, что ИРА не желал быть арестованным абвером в Риме и еще меньше в Вене, вне зависимости от того, что случится с вами.
Д: Он думал о себе.
Т: Вам показалось, что ИРА нервничает, когда вы увидели его в Риме?
Д: Да, очень сильно.
Т: Он переживал за себя, за вас, за обоих?
Д: Не знаю. Но он нервничал.
Т: И все это произошло из-за новости о падении Муссолини?
Д: Да. Он сказал, что был уверен, что война в Италии окончена.
Т: ИРА знал до отъезда из Рима, что МУХАНОВ присоединится к вашей группе?
Т: Нет.
Д: Но МУХАНОВА он знал?
Т: Нет.
Д: Но он справлялся о нем?
Т: Не могу вспомнить. Нет, не справлялся. В любом случае, ночка выдалась безумная.
Д: МУХАНОВ успел собрать багаж за то короткое время, что у него было?
Т: Нет, потому что сначала, в понедельник, он не собирался улетать. Лишь когда во второй раз прибыл РОМАНОВ, оказалось что он [Муханов] летит.
Д: РОМАНОВ прилетел из Софии?
Т: Да.
Д: То есть РОМАНОВ прилетел из Софии лишь затем, чтобы тут же отправиться в Будапешт?
Т: КЛАТТ объяснил мне, что привез РОМАНОВА, чтобы убедить меня в необходимости моего отъезда. Мол, моего отъезда хотели не немцы - таково было желание русских эмигрантов. Что РОМАНОВ и подтвердил. Он сказал: "Если вы останетесь здесь, что мы без вас будем делать? Вы должны разделить общую судьбу".
Д: РОМАНОВ находился в Белграде?
Т: Нет, на тот момент в Будапеште.
Д: Кто же сообщил РОМАНОВУ о самолете, который полетит из Софии в Рим, чтобы вывезти вашу группу?
Т: КЛАТТ полетел из Софии в Будапешт, чтобы захватить РОМАНОВА.
Т: Подождите, тогда получается, что КЛАТТ сначала прилетел с ИРА из Софии в Рим, затем с ИРА назад в Софию, затем в Будапешт, затем обратно вместе с РОМАНОВЫМ и затем в Рим?
Д: Да.
Т: И все на одном самолете?
Д: Думаю, что да.
Т: Вы удивились, увидев РОМАНОВА?
Д: Очень удивился. Я не мог понять, зачем он прилетел.
Т: И что делал РОМАНОВ в Риме перед отлетом в Вену помимо того, что забрал МУХАНОВА?
Д: У него было не слишком много времени. Часов двенадцать, быть может.
Т: А где РОМАНОВ останавливался в Риме? Не в этом конкретном случае, а вообще?
Д: У него было в Риме много друзей, у которых он и останавливался.
Т: Он останавливался на Via Babuino? (адрес Муханова)
Д: Не думаю, поскольку владельцы [пансиона] были весьма строги.
Т: То есть?
Д: Они не любили, когда люди приезжают и уезжают. Думаю, он часто останавливался у ЖИРКОВА (находит адрес ЖИРКОВА).
Т: Какой у него номер телефона?
Т: 86-37-36.
Д: Что ж, сколь близкой ни была бы дружба между РОМАНОВЫМ и МУХАНОВЫМ, она не кажется мне достаточным объяснением того, что РОМАНОВА сажают в самолет абвера, летящий из Будапешта в Софию, а затем в Рим лишь для того, чтобы увезти вас из Рима.
Т: Это делал не абвер, а КЛАТТ.
Д: Я не вижу достаточных оснований для КЛАТТА заниматься этим лишь из-за того, что русский паренек хочет увидеть свою мамочку.
Т: Он прилетел не за МУХАНОВЫМ, а за мной.
Д: Но РОМАНОВ-то вовсе не был нужен, чтоб забрать вас, вы и так вели приготовления к отъезду.
Т: Нет. Когда он уходил, я сказал, что не хочу уезжать без документов и пр.
Д: Но какие документы мог достать РОМАНОВ и не мог достать КЛАТТ?
Т: Документы принес как раз не РОМАНОВ, а КЛАТТ, когда приехал во второй раз. Он побывал в немецком посольстве.
Д: Итак, КЛАТТ мог достать все необходимое без РОМАНОВА. Так вы не знаете, зачем нужен был РОМАНОВ?
Т: Он сказал мне, и КЛАТТ повторил мне то же. Он [Клатт] хотел, чтобы его сопровождал русский, и он привез моего друга РОМАНОВА.
Д: И лишь из-за этого он полетел в Будапешт, чтобы взять РОМАНОВА и притащить его в Рим? Чтобы РОМАНОВ прокатился с ветерком?
Т: Так они объяснили. Могут быть иные причины, но они назвали эту.
Д: Но ведь ясно, не так ли, что у МУХАНОВА были секреты, которые было важно сохранить - если не для вас или ИРА, то для РОМАНОВА.
Т: Да.
Д: А РОМАНОВ работал на немцев.
Т: В тот момент он лишь начинал работать с КЛАТТОМ.
Д: Но если РОМАНОВ сотрудничал с немцами, почему для МУХАНОВА было опасно оставаться в оккупированном немцами Риме?
Т: Опасности не было.
Д: Совершенно неправдоподобная история.
Т: Возможно, существовали тайны, касающиеся РОМАНОВА и МУХАНОВА, и поэтому он [Романов] настоял, чтобы его [Муханова] взяли с собой.
Д: Да. И к этим тайнам мы хотим подобрать ключи.
Т: Мне кажется, что поначалу РОМАНОВ просто хотел иметь рядом человека, хорошо говорящего по-немецки.
Д: Причем это желание резко обострилось в ночь падения Муссолини?
Т: Да, мне кажется, это стало хорошим предлогом.
Д: МУХАНОВ работал на него [Романова] в Риме в качестве радиста?
Т: Нет.
Д: Нуждался ли он [Романов] в Риме в ком-то, кто способен зашифровывать и расшифровывать сообщения.
Т: Могу себе представить такого рода работу. Не знаю, для Рима или нет, но он подготовил ЧЕРТКОВА. Как я говорил, ЧЕРТКОВ обучался у КЛАТТА в Софии.
Д: Был ли МУХАНОВ удивлен столь быстрому отъезду из Рима?
Т: Нет, поскольку он как и все студенты привык переезжать с места на место.
Д: Можете дать нам подсказку, которая позволила бы предположить, что за секреты хранил МУХАНОВ? Из-за чего его потребовалось вывозить из Рима?
Т: Думаю, что тогда РОМАНОВ решил организовать службу, отдельную от ИРА?
Д: Как скоро вам стало это понятно?
Т: Когда я начал встречать их в Будапеште, я заметил, что у них есть свои тайны, и что у них уже есть служба - ЧЕРТКОВ, РОМАНОВ, МУХАНОВ и еще кое-кто.
Д: Но вы не упомянули об этом предположении, когда мы первый раз спросили, почему МУХАНОВ попал в самолет, а стали рассказывать историю про его матушку.
Т: МУХАНОВ сам говорил мне, что хочет увидеть свою семью.
Д: И вы сначала изложили нам версию МУХАНОВА. Почему вы не рассказали нам все сразу?
Т: Сам по себе я никогда об этом не задумывался, пока вы не спрашивали. Пока меня не спросят, я и не помню об этом. Завтра я подумаю над нашей беседой и возможно, припомню что-то еще. Я не был готов к этому вопросу про МУХАНОВА.
Д: Когда ИРА обсуждал с вами донесения МАКСА и МОРИЦА, он никак не намекал, на то, что донесения МОРИЦА с Ближнего Востока были состряпаны вовсе не на Ближнем Востоке?
Т: Я говорил вам вчера об этом русине в американской армии.
Д: Как вы согласуете это с тем, что донесения МОРИЦА посылались задолго до высадки американцев на африканском континенте?
Т: Он сказал мне об этом в 1944 году.
Т: Да?
Д: До того он всегда скрывал это от меня.
Т: Но вы знаете, что донесения МАКСА и МОРИЦА появились вскоре после начала германо-русской войны.
Д: Даже до начала.
Т: Нет, после.
Д: Он всегда скрывал это от меня. ИРА ничего не говорил мне кроме того, что донесения МАКСА - с русского фронта.
Т: Когда вы оказались в Будапеште и познакомились с КЛАТТОМ, КЛАТТ никогда ничего не говорил про донесения МАКСА и МОРИЦА?
Д: Он лишь однажды упомянул их в 1944 году. Уже после того, как ИРА рассказал мне.
Т: В какое время дня ИРА получал донесения МАКСА?
Д: Он всегда сдавал донесения после трех часов дня.
Т: Среднеевропейского времени?
Д: Когда мы были в Венгрии, он говорил мне, что всё бывает готово к четырем часам.
Т: И кому ИРА передавал эти донесения в это время? КЛАТТУ?
Д: КЛАТТУ или КЛАТТ часто посылал кого-то из своих сотрудников. Или ИРА доставлял их сам.
Т: ИРА занимался этой работой между, скажем, двумя и четырьмя часами дня?
Т: Мне кажется, он занимался этим утром.
Д: В какое время?
Т: В Будапеште он всегда уходил в город в десять утра. Между десятью и половиной одиннадцатого он очень торопился.
Д: Думаете, он торопился, чтобы вовремя успеть на сеанс радиосвязи?
Т: Да. Теперь я понимаю, что у него были рандеву.
Д: Могло быть так, что ИРА требовалось лично присутствовать при приеме?
Т: Да, как мне кажется. Возможно, у него был помощник, но он всегда ходил сам.
Д: Отсюда делаем вывод, что ИРА мог читать морзянку?
Т: Морзянку?
Д: Да, код Морзе.
Т: Я думаю, он получал готовые донесения, может быть [зашифрованные] цифрами, думаю, что в шифрах он разбирался.
Д: ИРА когда-нибудь описывал вам этот шифр?
Т: Никогда. Я в этих делах вообще ничего не понимаю.
Д: А МУХАНОВ?
Т: Думаю, нет, несмотря на то, что я не не питаю большой приязни к МУХАНОВУ. Я не думаю, что он знал шифры. Но ЧЕРТКОВ - вот он знал, уверен. Может быть, и РОМАНОВ - нет, я однажды слышал, как он брал урок у КЛАТТА.
Д: Донесения МАКСА и МОРИЦА поступали ежедневно?
Т: Нет, он говорил мне про шесть дней в неделю.
Д: Ежедневно кроме воскресенья, быть может?
Т: Да, кроме воскресенья.
Д: Когда вы были в Братиславе, был ИРА занят в то же время, что и в Будапеште?
Т: Нет. Когда я был в Братиславе, ИРА сильно заболел. Он лежал в постели с довольно высокой температурой, я не знаю, как там шла работа.
Д: Вы видели его в кровати?
Т: Да.
Д: Были у него в спальне приборы для радиосвязи?
Т: Нет.
Д: А обычный радиоприемник?
Т: Да, очень маленький. Я уверен, он получал донесения от того, кто ему их приносил.
Д: Почему вы в этом уверены?
Т: Потому что я не видел аппаратуры для радиосвязи, только маленький приемник.
Т: А в Будапеште у него был тот же приемник?
Д: Нет, в Будапеште был другой, но тоже простой приемник.
Т: А у МУХАНОВА был радиоприемник?
Д: У МУХАНОВА вообще ничего не было.
Т: То есть вы бывали у него в гостях?
Д: Никогда, но я знаю, что у него не было денег на покупку приемника.
Т: Возможно, приемник дал ему его друг РОМАНОВ?
Д: Я уверен, что МУХАНОВ занимался только переводами.
Т: Да, но я не понимаю, почему бы не позволить ему слушать музыку, радиопередачи и пр.
Д: Я всего лишь высказал свое мнение.
Т: То есть, Вы не знаете, был ли у МУХАНОВА радиоприемник?
Д: Нет.
Т: В самолет с собой он его не взял?
Д: Нет, он взял лишь небольшой чемоданчик.
Т: Когда прекратилась работа по МАКСУ и МОРИЦУ?
Т: Когда ИРА покинул Братиславу. Это было в конце марта 1945 года.
Д: И после этого от немцев деньги не поступали?
Т: Нет, думаю, все кончилось.
Д: Вы встречали лейтенанта ТИМАНА?
Т: Да, он занял место КЛАТТА.
Д: ТИМАН понимал по-русски?
Т: Ни слова.
Д: Как же тогда без КЛАТТА донесения МАКСА и МОРИЦА переводились на русский?
Т: Думаю, ИРА переводил сам.
Д: Я полагал, что немецкий у ИРА был весьма плох.
Т: Да, но он работал все время с одними и теми же словами. Для этого он говорил сносно.
Д: Присутствовал ли там же господин ДЕЙЧ?
Т: ДЕЙЧ работал с КЛАТТОМ.
Д: Общался ли он с ИРА, когда появился ТИМАН?
Т: Нет, когда на смену КЛАТТУ пришел ТИМАН, все сотрудники [Клатта] были арестованы.
Д: И госпожа ДЕЙЧ тоже?
Т: Все.
Д: Вы знали ДЕЙЧА и его жену, так?
Т: Да, я их однажды видел.
Д: Почему вы носите при себе цианистый калий?
Т: Потому что я все время опасался быть схваченным большевиками, поэтому всегда был готов покончить с собой.
Д: ИРА тоже носил с собой яд?
Т: Нет. Я жил в маленькой деревушке, где не было американцев, только немцы. Меня было бы достаточно легко увезти. Несколько раз русские захватывали белоэмигрантов в Баварии и Австрии, даже тех, кто носил американскую форму.
Д: Можете припомнить конкретный случай, когда происходил такой захват или хотя бы попытка захвата?
Т: Да. Я забыл имя профессора, но его схватили именно так, это был профессор-белоэмигрант.
Д: Не удивляло ли вас, что ни в Париже, ни в Зальцбурге или Баварии никто не покушался на вас?
Т: Они пытались много раз, но я всегда был очень осмотрителен. Первый раз, когда СКОБЛИН уговорил меня, моя жена и его жена были готовы отправиться вместе с ним. Это было вскоре после дела МИЛЛЕРА. Речь шла об отпуске на Ладожском озере, где находится почитаемый нами монастырь. Это прямо на границе.
Д: В каком году это было?
Т: В 1937 году.
Д: Через какое время после похищения генерала МИЛЛЕРА?
Т: Это было весной, через три месяца после похищения.
Д: Но ведь жена СКОБЛИНА была на тот момент арестована?
Т: Она была на свободе.
Д: Как ее имя?
Т: Анастасия [правильно: Надежда] Плевицкая. Нет, все наоборот. Генерал МИЛЛЕР исчез в сентябре. Приглашение поступило до того.
Д: Приглашение в Финляндию на Ладожское озеро? Легко ли было получить визы для такого путешествия?
Т: СКОБЛИНУ всегда удавалось получать визы, потому что его жена была актрисой. Сначала приглашали меня одного, но я отказался, поскольку не хотел оставлять мою жену, тогда они сказали: "Бери и жену".
Д: В каком месяце это было?
Т: Примерно в июне.
Д: Но ведь в июне того года вы точно были в Берлине.
Т: В 1937 году? Даже если и был, то дня три-четыре, не больше.
Д: И это была единственная попытка?
Т: Нет. В Париже два или три раза меня пытались сбить автомобилем.
Д: А после войны?
Т: Нет, поскольку я все время сидел дома.
Д: Разве это остановит агентов НКВД?
Т: Но мы всегда были всемером или ввосьмером.
Д: И это не должно их остановить. Вас могли застрелить.
Т: Но они этого не сделали.
Д: А ИРА всегда был рядом с вами?
Т: Да.
Д: Итак, с ИРА вы всегда были в безопасности. И вы думаете, что он и есть объяснение этой безопасности?
Т: Да.
Д: А что заставляло ИРА следить за вашей безопасностью?
Т: Потому что он думал, что если мы снова начнем работу, то близость ко мне даст ему прикрытие.
Д: Вероятно в Париже и в других местах вы изучали методы и цели НКВД?
Т: В этом отношении я могу сказать немногое.
Д: Но вас должно было тревожить внедрение в РОВС и в другие организации.
Т: Да, и поэтому я был весьма осмотрителен. Я всегда обедал дома.
Д: Каковы функции НКВД?
Т: У них много функций. Зависит от отдела.
Д: И какие есть отделы?
Т: НКВД не работает за границей. Есть специальный отдел, называется ИНО, то есть управление по иностранным делам.
Д: Но СКОБЛИН работал в Париже и был человеком НКВД.
Т: ИНО входит в НКВД. Теперь они называются не НКВД, а МВД.
Д: Но их интересы, даже того отдела, что работает за границей, связаны с деятельностью русских или лиц, занимающихся Россией?
Т: Нет, нет. Они занимаются всем, в том числе шпионажем. У них есть отдел саботажа, терроризма и пр., отдел пропаганды.
Д: И как вы думаете, в каком отделе работал ИРА?
Т: Я думаю, что он работал не на НКВД, а на военную разведку.
Д: И какого рода работу он должен был вести?
Т: Я не могу представить, что МВД владело всей той информацией, которую ИРА давал немцам, поскольку она была главным образом военной.
Д: То есть единственная причина, по которой вы думаете, что ИРА работал на военную разведку, заключается в том, что он продавал немцам русскую военную информацию? Или вы знаете что-то о других его делах?
Т: Возможно. ИРА говорил мне, что немцы интересуются только военными сведениями. Он мог бы поставлять потрясающие политические новости, но они ими не интересуются.
Д: Но меня интересует, какую информацию требовали от ИРА его работодатели?
Т: Я уверен, он посылал все, что мог добыть.
Д: То есть все, что он мог добыть, используя прикрытие вашей организации.
Т: Да.
Д: Что ИРА мог выяснить благодаря вашей организации?
Т: Она давала ему лишь прикрытие.
Д: Но что он мог выяснить, пользуясь этим прикрытием?
Т: В нашей организации - ничего.
Д: Но пользуясь вашей организацией как ширмой - какую разведывательную информацию, интересную для русских, он мог добыть?
Т: Не могу и предположить. Я все время жил в Софии.
Д: Но после войны вы жили с ним под одной крышей. Просто скажите нам, что он мог посылать русским?
Т: Он мог посылать политические материалы, экономические отчеты, сообщения о бомбардировках, информацию об общественном мнении.
Д: Он - умный человек?
Т: Довольно умный.
Д: Правда, что у него только один глаз?
Т: Да.
Д: Второй он потерял во время войны?
Т: Нет. Он лжет об этом. Три или четыре месяца назад я думал, что он потерял глаз на гражданской войне, но я видел разных его знакомых, и они сказали мне, что у него была болезнь, и глаз пришлось удалить. Еще в Карпатах.
Д: Вы симпатизируете ИРА?
Т: Я верил ему и симпатизировал ему до 1940 [1946?] года, пока я не начал понимать, что дела обстоят не так, как он рассказывает.
Д: Вы выяснили, что ИРА лжет вам?
Т: Да.
Д: Несколько примеров?
Т: После истории с глазом он еще несколько раз говорил что женат. Но я слышал, что он не женат.
Д: Думаете, его настоящее имя - ИРА?
Т: Да. Я однажды видел его фотографию в парадной форме этого лейб-гвардейского полка. Фотография была сделана, когда он был совсем молод.
Д: И эта фотография находится у ИРА?
Т: Да.
Д: Но ИРА мог надеть чужую форму, чтобы произвести ложное впечатление?
Т: Нет, насчет этого он не мог лгать, поскольку он состоял в организации СОКОЛ, глава которой тоже был кавалерийским офицером и знал почти всех офицеров. Но я никогда не слышал подозрений в том, что он [Ира] не служил в этом полку. О принадлежности к гвардии не врут.
Д: Когда ИРА говорил с вами, он делал это как подчиненный или как независимый человек, который [не?] ожидал распоряжений от вас?
Т: Он всегда вел себя как подчиненный. Есть звание, младшее звание в кавалерии - корнет... он соблюдал гвардейские традиции.
Д: Когда ИРА прибыл в Рим, чтобы сказать, что вы должны тут же уехать, он сказал: "Господин генерал, по моему мнению вам будет разумнее уехать"?
Т: Он прибыл вместе с КЛАТТОМ, и они начали вдвоем: "Господин генерал, вы должны уехать, поскольку я, КЛАТТ, знаю ситуацию. Ведь я работаю в абвере, а вы нет."
Д: Но вы думаете, что вся эта паника не была необходима?
Т: Определенно, она была наигранной. Он - большой артист.
Д: Почему же, если вы думали, что паника в исполнении вашего подчиненного и его посредника была наигранной, вы схватили в охапку свою семью и полетели?
Т: Первейшим мотивом было то, что я хотел разделить судьбу всех русских.
Д: Но судьба русских за пределами Италии не решалась в тот миг. У вас было время спокойно собраться и поехать не спеша.
Т: Я не хотел уезжать, меня почти принудили.
Д: Но какие аргументы убедили вас?
Т: Бомбардировки уже шли. Условия жизни в Италии были непростыми. У нас не было воды три дня.
Д: Но ИРА и КЛАТТ использовали не эту аргументацию?
Т: Нет, они сказали, что ситуация, по их информации, критическая. Италия на грани анархии.
Д: И вы думали, что встретите всех ваших русских в Будапеште?
Т: Нет, я прибыл туда лишь на время.
Д: И сколько вам потребовалось времени, чтобы воссоединиться с русскими?
Т: Когда фронт начал приближаться, я уехал оттуда, но я остался в Австрии вместе с белоэмигрантами.
Д: Итак, Ваше спешное стремление воссоединиться с русскими испарилось после того, как вы покинули Рим и до того, как добрались до Будапешта?
Т: Потому что ситуация изменилась. Но когда положение ухудшилось, я оставался в Вене до самого начала эвакуации.
Д: Я думаю, что существуют иной мотив того, почему вы поддались на уговоры ИРА и КЛАТТА, но вы его пока не назвали.
Т: Это не так. Вы же не думаете, что и я - двойной агент?
Д: Слово генерала?
Т: Да.
Д: Это мы уже слышали.
Т: Но до сего момента я ни разу не солгал. Я говорил совершенно открыто.
Д: О нет. Есть еще многое...
Т: Я не могу вам сказать, что я - большевистский агент, потому что никогда им не был. Можете быть уверены. Если вы мне сейчас дадите мой яд и продолжите утверждать, что я - большевистский агент, я выпью его в вашем присутствии.
Д: Альтернативой было бы считать, что вы все время являлись и являетесь полным дураком.
Т: Возможно, это моя ошибка, но я всегда верил людям - больше, чем следует.
Д: Я думаю, если дать выходные на раздумье, это вам не повредит.
Т: Я не могу назваться тем, кем я не был и признаться вам в том, что я не делал и никогда не буду.
Д: Возможно, в понедельник...
Т: Это все, что я могу вам сказать. Я уверен: если вы подозреваете меня, то вы получили неверные сведения обо мне и ложные обвинения, идущие от НКВД.
Д: Или от других?
Т: Или от агентов НКВД. Огромный позор для меня. Среди моих друзей нет ни одного человека, который может подумать, что я вообще могу быть большевиком. Так думать могут только мои враги или большевики.
Д: То же благосклонное мнение об ИРА разделял и один из его ближайших друзей.
Т: Вы можете спросить не одного, а тысячу моих друзей, и среди них не найдется ни одного, кто меня заподозрил бы.
Д: До понедельника...
Tags: документы: NA, донесения макса, туркул
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments