Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

несколько замечаний по ходу дела

С чего бы начать? Начну, пожалуй, с анекдота, который давно хотел рассказать.

В Санкт-Петербурге на улице Савушкина располагалась (располагается?) так называемая "фабрика троллей". Я честно пытался постичь смысл этого учреждения в рамках его задействования в "психологической войне", но не слишком преуспел. Больше всего эта структура напоминает шептунов из тринадцатого путешествия Ийона Тихого.
(Отступление: я давно понял, что пан Лем в своих книгах исчерпывающе описал все наше прошлое, настоящее и будущее, даже с некоторым запасом. Будучи атеистом, то есть человеком, который на протяжении всей своей жизни проверяет каждое встречное капище на пригодность к обращению, я даже подумывал об основании Церкви Лема и поклонении ему как пророку. Меня остановило лишь то, что и это он, кажется, предугадал).

Так вот, шептуны на улице Савушкина исправно шелестели про то, что нас охватывает дрожь ликования (или негодования – в зависимости от новостного повода), а управители этого дома призрения продавали это наверх как успешное пропагандистское мероприятие. Дело в том, что лица, составляющие властную вертикаль в России, обладают - помимо прочих достоинств - весьма чутким слухом, и этот подбадривающий шепот прежде всего успокаивал их самих. Что переводит мероприятие из разряда пропагандистских в разряд психотерапевтических, но не будем столь мелочны. Как бы то ни было, управители троллей были людьми предприимчивыми и головастыми и охотно собирали дары бюджета с благодарно развесившего уши государства. Существенно менее головастыми (вероятно, вовсе безголовыми) были кадровики этой фабрики. Даже индивиду, который считает, что слово "рекрутинг" как-то связано с консервированием овощей, должно быть ясно, что работа у шептунов нервная, работа с людьми. Требование, чтобы потенциальный шептун сумел прочесть в троллейбусе объявление о вакансии, является безусловно необходимым, но отнюдь не достаточным.

Однажды устраиваться на работу на фабрику явился потенциальный тролль по имени, ну, скажем, Марат. Если бы кадровик ввел его имя в патриотический поисковик яндекс (или даже во враждебный поисковик гугль), то он узнал бы о Марате много интересного. Например, то что он за пятнадцать лет сменил пару дюжин мест работы. Что увольнялся зачастую с громкими скандалами, после чего судился с прежними работодателями, обвиняя их в различных (в том числе подпадающих под статьи Уголовного кодекса) грехах. Что он не вполне психически уравновешен, вич-инфицирован, несколько лет прожил в Швейцарии, пытаясь, судя по названию зарегистрированной им компании, зарабатывать в турбизнесе, но не преуспел. Что несколько ссылок того времени ведут на гей-ресурсы, которые лучше не открывать на рабочем месте. Ну и наконец, то, что он с давних пор уверен в том, что люди в России живут как стадо баранов, Путин является раковой опухолью для страны и что он даже однажды бросился наперерез президентскому кортежу с криками "Путин, ай фак ю", за что был доставлен в отделение милиции. Теоретически все это могло бы пробудить в голове фабричного кадровика какие-то мысли, но - ее у него не было. Марат был принят на службу.

Дальнейшее немного предсказуемо. Через несколько недель Марат уволился с фабрики и представил себя в распоряжение русско- и иноязычной прессы в образе раскаявшегося "путинского тролля", желающего открыть миру глаза на нравы российской пропаганды. Выстроилась изрядная очередь интервьюеров. Излишне говорить, что никому из них не пришло в голову ввести ввести имя Марата в демократический поисковик гугль (или даже в тоталитарный поисковик яндекс), чтобы выяснить, что доверять его рассказам следует с известной осторожностью, а "путинским" его можно называть примерно с тем же основанием, с каким Ийона Тихого - ваятелем с планеты Пинта. Или, что вероятнее, в голову пришло, но публиковать эти сведения они не стали, решив, что незапятнанная репутация такого словоохотливого источника куда важнее какой-то пошлой объективной подачи информации. Примечательно, что такое решение приняли, не сговариваясь, все стоявшие в очереди на интервью представители свободных масс-медиа. Последней, кстати в ней стояла журналистка с телеканала ARD по имени, ну, скажем, Голине Атай. Она тоже взяла у Марата интервью, которое было с большой помпой показано в главных немецких вечерних новостях. Так как в последние годы главные новости ARD проходят мучительное перерождение из информационной программы с вкраплениями агитации в агитационную программу с вкраплениями информации, интервью вписалось в них прекрасно. Но куда более замечательным было то, что сама Голине Атай во время интервью испытала катарсис. Она, наконец, поняла, что те ушаты помоев, которые льются на нее последний год в блогах и социальных сетях, вовсе не связаны с тем, что в своих репортажах из России и Украины она лжет, искажает факты, использует непроверенную информацию, не занимается фактчекингом и отдалена от нейтральной точки зрения на пару парсеков, а тем, что ее постоянно атакуют путинские тролли. В рассказах Марата она узрела те же самые паттерны тролльего поведения, которые наблюдала прежде в твитыре. Это прозрение так духовно ее обогатило, что уже она сама, в свою очередь, дала несколько интервью немецким газетам с рассказом о том, как ее преследуют кремлевские присные. В какой-то момент это стало точь-в-точь напоминать известную сцену из кинофильма, в которой Джонни Депп (в образе Хантера С. Томпсона) отбивается от летучих мышей по дороге в Лас-Вегас.

Разумеется, немецкая общественность не могла безмолвно взирать на страдания журналистки и немедленно вручила ей премию за бесстрашие, с которым она толстыми ломтями режет правду-матку. Премия носила имя недавно умершего публициста Петера Шолль-Латура. Стоит заметить, что незадолго до смерти, в марте 2014 года, Шолль-Латур сказал, что действия Путина в Крыму находят у него понимание, и назвал репортажи немецких СМИ о событиях на Украине масштабной дезинформацией. Вручение премии журналистке, которая в числе прочих и вела эти самые репортажи, да и во внеслужебное время яростно гоняет Путина по всему твитырю, безусловно является троллингом высшего уровня, до которого дому призрения на улице Савушкина еще шептать и шептать. Тот незначительный нюанс, что бедный Шолль-Латур теперь от бессильной злобы вращается в гробу был либо проигнорирован, либо, что вероятнее, напротив учтен, и последнее пристанище публициста теперь подключено к энергосистеме Германии в качестве источника возобновляемой энергии.

(продолжение следует)
Tags: записки на граблях, я опять смотрел телевизор
Subscribe

  • давно что-то не было стихов

    ЛИНЗА В том проклятом, смятом, смуром июне мы брели на запад вдвоем с Колюней. Пока те, кто шли впереди, по обочинам бурым в пыли лежали, мы друг…

  • давно что-то не было стихов

    ОДЕССА Когда усталым першероном на берег тащится волна, когда над самым Ланжероном висит прозрачная луна, когда в саду созрели вишни, и дама,…

  • давно что-то не было стихов

    МАТВЕЕВ. Дождь нещадно лупит по цветам, траве и по леску за полем наискосок. А в траве лежит рядовой Матвеев и внимательно смотрит на тот лесок.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • давно что-то не было стихов

    ЛИНЗА В том проклятом, смятом, смуром июне мы брели на запад вдвоем с Колюней. Пока те, кто шли впереди, по обочинам бурым в пыли лежали, мы друг…

  • давно что-то не было стихов

    ОДЕССА Когда усталым першероном на берег тащится волна, когда над самым Ланжероном висит прозрачная луна, когда в саду созрели вишни, и дама,…

  • давно что-то не было стихов

    МАТВЕЕВ. Дождь нещадно лупит по цветам, траве и по леску за полем наискосок. А в траве лежит рядовой Матвеев и внимательно смотрит на тот лесок.…