Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

советское правительство и массовая смертность советских военнопленных зимой 1941 г.

Вступил позавчера в дискуссию с уваж. allin777 о советских военнопленных.
В связи с этим публикую несколько документов: они достаточно хорошо известны, но полных их переводов в сети я не нашел.

I.
Берлин, 22 декабря 1941 года.
ЗАПИСКА ДЛЯ ФЮРЕРА.
Тема: немецкие военнопленные в России и русские военнопленные в Германии.

I. Некоторое время назад русское правительство посредством шведского правительства известило немецкое правительство, что оно хочет применять в текущей войне, а значит и к немецким военнопленным в России, условия Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, в случае если Германия также признает условия Гаагской конвенции обязательными к выполнению.
Это предложение русских было тогда отклонено, во-первых, потому что с русским правительством принципиально не следует вести переговоры, а во-вторых, так как нельзя ожидать, что русское правительство будет следовать соглашениям в той же мере, что правительство рейха. Преимущество от этого получат только русские военнопленные в Германии, но не немецкие военнопленные в России.
II. Сейчас поступило новое предложение от Международного Красного Креста (МКК). Господин Жюно из МКК предложил генералу Рейнеке из ОКВ, что МКК по собственной инициативе - то есть без переговоров между Германией и Россией - организует следующее.
1) Обеспечение немецких военнопленных в России и русских военнопленных в Германии одеждой и продовольствием из Америки. Господин Жюно придерживается мнения, что МКК сможет этого добиться несмотря на вступление Соединенных Штатов в войну. Английский навицерт [сертификат об отсутствии на судах военной контрабанды] обеспечит также МКК.
2) Депонирование имен и сведений о русских военнопленных в Германии в МКК в Женеве и аналогично депонирование имен и сведений о немецких военнопленных в России в МКК в Женеве. МКК будет передавать имена и сведения России или Германии лишь тогда, когда имеется равноценное количество имен и сведений от другой стороны. Что является равноценным, следует определить: либо обмен 30000 немецких имен на 30000 русских, либо 30000 немецких имен на 380000 русских (380 тысяч - число русских военнопленных в Германии по утверждению русского правительства). 30000 или 380000 русских имен должны быть отобраны так, чтобы в первую очередь в них содержались русские военнопленные с оккупированных Германией русских территорий.
3) Обеспечение вакцин для прививок военнопленных от сыпного тифа.
ОКВ хотело бы охотно поддержать предложенную МКК попытку, а именно - оставив в стороне другие причины - вот почему: Родственниками 30000 пропавших без вести солдат овладело растущее беспокойство. В отделах социального обеспечения для немецких военнопленных дело доходит до драматических и неприятных сцен. Отделы соцобеспечения подвергаются упрекам за бездеятельность. По этой причине ОКВ хотело бы использовать все средства. Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды, доктор Геббельс, которого ОКВ запросило в связи с вытекающим отсюда влиянием на настроения населения, также рекомендовал предпринять эту попытку по той же причине. Кроме того, обеспечение русских военнопленных в Германии при их большом количестве одеждой и продуктами питания имело бы значение также и с материальной точки зрения.
Таким образом, я прошу решить, следует ли в качестве пробы согласиться на нынешнее предложение МКК, которое не заключает в себе прямых переговоров с русским правительством и до определенной степени оставляет в стороне политические и правовые вопросы. Я, так же как и ОКВ, поддерживаю эту попытку.
Подп.ф. Риббентроп.


ADAP, Serie E, Band I, Dok. 51

II.
Берлин, 9 января 1942 года.

Господин министр иностранных дел рейха сказал мне по поводу записки для фюрера относительно немецких военнопленных в России, что фюрер снова отклонил предложение Международного Красного Креста. Подробности должны быть мне переданы посланником Хевелем.
Посланник Хевель сообщил мне, что фюрер при обсуждении вопроса с генерал-фельдмаршалом Кейтелем и генералом Иодлем отклонил предложение по двум причинам. Первая причина та, что он не желает, чтобы в войсках на Восточном фронте сложилось ошибочное мнение, будто бы с ними, если они попадут в плен, русские станут обращаться согласно договору. Вторая причина в том, что при сличении имен русское правительство могло бы установить, что не все русские солдаты, оказавшиеся в немецких руках, живы.
Я известил об этом генерала Рейнеке, который уже был проинформирован генерал-фельдмаршалом Кейтелем. Генерал Рейнеке сказал, что он делает из сего такой вывод: пропавшие без вести немецкие солдаты будут дальше рассматриваться как живые и находящиеся в русском плену, это значит, к примеру, что их родственникам будут дальше выплачиваться пособия.
Подп. Риттер.


ADAP, Serie E, Band I, Dok. 106

III. Перевод с французского.
ТЕЛЕГРАММА

Из ЖЕНЕВЫ.
28 февраля 1942 г.
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
Москва.
В связи с нашими телеграммами 4757 и 5767 сообщаем, что Канадский Красный Крест предлагает для русских военнопленных в Германии 500 тысяч облаток витаминов. Мы добились принципиального согласия германских властей на коллективные посылки для русских пленных. Британские власти требуют наблюдения наших делегатов за распределением. Мы могли бы добиться этих условий, если русское правительство согласилось бы на посылку делегатов Международного Красного Креста в СССР.
Международный Красный Крест. 7084.
перевел Подцероб
т.т. Молотову,
Вышинскому,
Деканозову,
Соболеву,
Павлову А.,
В дело.

АВП РФ Фонд 06 Опись 4 Дело 119 Папка 13. Л.15

IV.
... b) Предпринятые в Германии шаги по поддержке советских военнопленных.
Весной 1942 года МКК получил заверение от связанных или союзных СССР стран, что они представляют в его распоряжение пожертвования для советских военнопленных. Затем в мае 1942 года МКК запросил ОКВ, возможно ли переслать эти посылки пленным. Он попросил рекомендаций о том, каким образом его делегаты могли бы участвовать в распределении посылок. Согласно сообщению берлинской делегации МКК от 1 июня ОКВ воспротивилось пересылке продуктов питания советским военнопленным. Но на следующий день представитель ОКВ пояснил делегату МКК, что этот отказ не окончательный. Ответ на запрос МКК лишь отложен. На деле ОКВ официально ответило лишь 2 сентября 1942 года: в отправке посылок советским военнопленным было отказано. Однако, судя по письму берлинской делегации, ОКВ одобрило бы отправку посылок, если бы были выполнены три условия: a) ОКВ само выберет надлежащие лагеря; b) начальники лагерей сами будут вести распределение и получать подтверждения приему посылок; c) контроль отсутствует, лагеря не будут посещаться делегатами МКК. Эти условия противоречили тем, которые выдвигали ведомства союзников и жертвователи, и не были приемлемыми для них.
Так как было невозможно распределить продукты питания среди советских военнопленных в Германии, МКК решил отправить пожертвованные продукты, которыми он располагал, в Финляндию. Эта страна сама попросила о дополнительных продуктах питания для советских военнопленных, так как ее положение не позволяло ей самой добыть эти продукты, и приняла все связанные с этим условия контроля. 5 октября МКК сообщил об этом союзникам и попросил известить соответствующие ведомства в Москве.

RAPPORT du Comité international de la Croix-Rouge sur son activité pendant la seconde guerre mondiale (1 septembre 1939 - 30 juin 1947) Vol.1 S.441-442
Переводы документов I,II,IV Игоря Петрова.


Мой комментарий. Здесь, как мне представляется, необходимо разделять две вещи, которые люди, склонные ставить преступления, совершенные СССР, выше прочих преступлений, охотно смешивают:
1) Несет ли СССР ответственность за неоказание помощи своим военнопленным в немецком плену?
2) Несет ли СССР ответственность за массовую смертность своих военнопленных в немецком плену?

Ответ на первый вопрос: безусловно, да. Позиция СССР с начала 1942 г. лучше всего отражена вот в этом резюмирующем документе, опубликованным уваж. allin777. Она сводится к формулировке "Не отвечать". Причем формулировка эта относилась не только к запросам (через посредников) со стороны воюющих против СССР государств, но и к предложениям со стороны Международного Красного Креста (см. меморандум МКК).
Можно предполагать, по каким причинам СССР занял столь жесткую позицию, тем не менее очевидно, что большинство советских солдат и офицеров, плененных в 1941 году в различных "котлах", попало в плен вследствие ошибок советского политического и военного руководства - как стратегических, так и тактических. В таких условиях оказание помощи военнопленным (хотя бы через посредников и нейтральные организации) было фактически моральным императивом. Однако, и до войны человеческая жизнь не являлась для Сталина и других советских руководителей высшей ценностью, не стала она ею и после начала войны.

Тем не менее ответ на второй вопрос, поставленный выше: нет. Разберем ситуацию подробнее. На момент начала войны Женевская конвенция 1929 года об обращении с военнопленными не была подписана СССР. Тем не менее 17 июля 1941 года СССР через Швецию передал Германии ноту о том, что он признает Гаагскую конвенцию 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны и готов соблюдать ее на условиях взаимности. Германия на это предложение ответила отказом, использовав в качестве официального аргумента факты преступного отношения советских войск к немецким пленным (расстрелы пленных). То, что фактов преступного отношения немецких войск к советским пленным уже на тот момент (начало августа) было значительно больше, более того они еще до начала Барбароссы были закреплены в приказном порядке различными директивами, немецкое руководство, разумеется, игнорировало.
В свою очередь, Международный Красный Крест с начала войны предпринимал попытки добиться как обмена списками военнопленных между воюющими сторонами, так и взаимного облегчения участи военнопленных. В ноябре-декабре 1941 г. представителям Красного Креста удалось найти такую формулировку возможного соглашения, которая устроила ОКВ (в лице главы службы по делам военнопленных генерала Рейнеке), министра иностранных дел Риббентропа и министра пропаганды Геббельса (см. Документ I) и была подана Гитлеру для утверждения. Обращает на себя внимание подчеркиваемое в документе отсутствие необходимости вступать в прямые переговоры с СССР (что, очевидно, для Гитлера было неприемлемо).
Тем не менее это предложение Гитлером было отвергнуто (см. Документ II). Мой оппонент в нашей дискуссии настаивал на том, что Германия не шла на соглашение с СССР в связи с "отсутствием взаимности". Как мы видим, в обосновании, переданном Хевелем, нет ни слова о требованиях "взаимности". Более того, если взглянуть на даты, то выясняется, что на момент принятия решения Гитлером (8 января 1942 г.) советская сторона еще исходила из того, что обмен списками военнопленных возможен (см. письмо Вышинского от 8.12.41), резолюция "Не нужно посылать списков" была наложена Молотовым 13 января 1942 г., т.е. уже после того, как Гитлер (разумеется, независимо от действий советской стороны) принял свое решение.

Однако, как же тогда объяснить, справедливо возразит мне мой оппонент, что в письме МКК от 28.02.1942 (Документ III) говорится о том, что у него есть согласие германских властей на коллективные посылки для русских пленных, а отправка делегатов МКК в качестве наблюдателей за распределением этих посылок могла бы быть возможна, если бы советское правительство согласилось бы на отправку делегатов МКК в СССР (тот самый принцип взаимности).
Я умышленно выбрал письмо от 28.02. среди ряда аналогичных писем МКК того периода (ответа советского правительства на них, как мы уже знаем, не последовало), потому что именно оно сочтено МКК самым важным и практически полностью процитировано в его докладе 1948 года (том 1, том 2, том 3).
Во-первых, снова посмотрим на дату. Тем же самым 28 февраля датируется знаменитое письмо Розенберга/Бройтигама Кейтелю (нюрнбергский документ 081-PS), в котором зафиксировано, что "судьба советских военнопленных в Германии является... трагедией огромного масштаба. Из 3,6 миллионов военнопленных сегодня работоспособны лишь несколько сотен тысяч. Большая часть их умерла от голода или жизни под открытым небом..." То есть к этому времени, к сожалению, для огромного числа советских солдат и офицеров, вынужденных провести страшную зиму 1941-42 г.г. в немецком плену, их история плена уже закончилась. Смертью.

Но вернемся к письму МКК. Формулировка относительно посылки делегатов МКК в СССР в том же письме от 28.02 является, на мой взгляд, обычной попыткой нейтрального посредника добиться от одной стороны конфликта уступок, которые можно, в свою очередь, использовать в переговорах с другой стороной конфликта.
Но на основании чего сотрудники МКК решили, что германские власти согласны принимать посылки для советских военнопленных? В докладе упомянут лишь следующий эпизод: еще в августе 1941 г. МКК запросил ОКВ, готова ли немецкая сторона принимать посылки для советских пленных. ОКВ ответило, что не только готово, но и даже желает этого. Все это, однако, было еще до принципиального решения Гитлера (Документ II). В мае же 1942 года, когда МКК попытался предпринять конкретные шаги по переправке посылок, ОКВ сначала тянуло с ответом, а затем (уже в сентябре 1942 г.) ответило отказом (см. Документ IV). Причем в формулировке отказа, как нетрудно видеть, нет никаких отсылок к отсутствующему "принципу взаимности": ОКВ просто желало избежать контроля над распределением посылок и посещения лагерей делегатами МКК.

Таким образом, возложить на советское правительство ответственность за массовую смертность своих военнопленных в немецком плену - на основе имеющейся документальной базы - довольно трудно. Никаких немецких документов, свидетельствующих, что Гитлер был готов изменить свою принципиальную позицию (или на то, что ОКВ было готово идти на послабления в обход решения Гитлера) на данный момент в научный оборот не введено.
Массовая смертность советских военнопленных зимой 1941-42 г.г. является одним из главных преступлений вермахта. Это вопрос не дискуссионный, а статус кво исторической науки на данный момент. Сталинский режим виновен во множестве преступлений и перед собственным народом, и перед другими народами Европы. И это тоже вопрос не дискуссионный. Но попытки возложить на него ответственность еще и за чужие преступления в имеющейся системе исторических координат контрапродуктивны. Недаром многие сегодняшние сталинисты выросли на подшивке перестроечного "Огонька".
Tags: военнопленные-41, документы: ADAP, документы: МИД
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 203 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →