Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

история плена н.е.тарасова

Н.Е.Тарасов был взят в плен утром 8 апреля 1942 года1 и в тот же день несмотря на ранение обстоятельно допрошен в штабе 123 пехотной дивизии2. Затем он был вывезен на самолете из Демянского котла в штаб 16 немецкой армии. Примечательно, что до конца июня он находился в распоряжении армии или группы армий Север, однако пока не выявлено других протоколов его допросов3.
29.6.1942 Тарасов был доставлен из ГА Север в лагерь III-D (Берлин) и зарегистрирован под номером 152724.
Насколько можно судить, летом 1942 года ОКВ и ОКХ еще не имели четкой иерархии лагерей для советских офицеров, представляющих интерес для германских ведомств, поэтому в перемещениях пленных трудно угадать какую-то логику. Например А.А.Власов сначала был доставлен в лагерь Летцен (Вост.Пруссия), оттуда почти сразу же переведен в Винницу, там завербован и отправлен в Берлин. Г.Н.Жиленков был направлен в Берлин непосредственно из Летцена. А Н.Е.Тарасов наоборот сначала был отправлен в Берлин, где пробыл не более двух недель, оттуда был переведен в Летцен, а затем в Винницу.
В показаниях А.А.Власова дается характеристика Тарасова как компаньона В.Н.Сахарова5:
САХАРОВ, имени-отчества не знаю, 38 лет, бывший майор Красной армии, командовал артиллерийским полком, с которым в 1942 г. участвовал в боях в составе Южного фронта, попал в окружение немецких войск и добровольно перешел на сторону противника.
САХАРОВА я встретил в июле 1942 г., в период моего нахождения в лагере военнопленных в городе Летцен, где он немцами был назначен комендантом лагеря советских военнопленных.
Будучи комендантом лагеря, САХАРОВ среди содержавшихся в лагере советских военнопленных проводил активную антисоветскую пропаганду, а также путем обмана, угроз и провокаций принуждал военнопленных к вступлению на службу к немцам.
Учинял допросы советским парашютистам и военнопленным, при этом необходимо отметить, что допросы САХАРОВ сопровождал избиениями и всевозможными угрозами.
Военнопленные, которые отказывались от службы у немцев, при содействии САХАРОВА немцами отправлялись в концлагеря, а также уничтожались как неугодные немцам и ему лица...
ТАРАСОВ, имени-отчества не знаю, 37 лет, бывший подполковник Красной армии, до пленения служил командиром лыжной бригады.
Зимой 1941-1942 года, действуя в тылу немцев, добровольно перешел на сторону немцев и предложил им свои услуги - вести борьбу против Советской власти.
С ТАРАСОВЫМ я знаком по совместному нахождению в Летценском и Винницком лагерях советских военнопленных во второй половине 1942 г., где он вместе с бывшим майором Красной армии САХАРОВЫМ, путем провокаций и угроз отправлял в концлагеря и уничтожением привлекали советских военнопленных на службу в формировавшиеся части РОА.
Кроме того, ТАРАСОВ вместе с САХАРОВЫМ допрашивали взятых в плен парашютистов, которые на допросах ими избивались.
6
В Виннице Тарасов и Сахаров вместе с батальонным комиссаром Кернесом7 составляли Власову компанию по игре в преферанс8 и, по всей видимости, сыграли известную роль в том, что он в итоге дал согласие на сотрудничество с немцами. В начале августа Власов подписал направленное немецкому командованию предложение создать русскую армию для борьбы против Сталина9. 17 сентября также посещавший лагерь в Виннице офицер связи немецкого МИДа при ОКХ Хассо фон Этцдорф пишет в очередном докладе:
В приложении пересылаю перевод показаний военнопленного бывшего командира 126 стрелковой дивизии Красной армии п о л к о в н и к а   С о р о к и н а   и перевод записки военнопленного бывшего командира 1 воздушно-десантной бригады п о д п о л к о в н и к а   Т а р а с о в а. Равно как и их прежде допрошенные товарищи генерал Власов, полковник Боярский, полковник Шаповалов и др., Сорокин и Тарасов заявляют, что они - противники Сталина, и делают предложения, как можно найти управу на его режим с помощью собственных русских сил (добровольческие части, создание альтернативного правительства) и действенной пропаганды.
Полковник Сорокин, более важный из них обоих, был взят в плен после короткого пребывания на Сталинградском фронте, куда он прибыл со совей дивизией с Дальнего Востока. Допрашивавший офицер характеризует его как спокойного и обдумывающего свои высказывания человека, так что не стоит считать, что данные им показания являются лишь минутным колебанием его настроения.
10
Сорокина в ноябре 1942 г. переводят из Винницы в Летцен, вероятно примерно тогда же тем же путем проследовали Сахаров и Тарасов. По показаниям Власова:
При немецком штабе в Летцене существовало два лагеря военнопленных, в одном под руководством майора САХАРОВА находились военнопленные, представлявшие чем-либо интерес для штаба вооруженных сил Германии; в другом, где руководил подполковник ТАРАСОВ, сосредотачивались военнопленные, которые заявили о своем желании пойти на службу в формировавшиеся немцами части для борьбы против советских войск. Военнопленный вначале попадал к САХАРОВУ, подвергался допросам, и, если в процессе этого соглашался пойти на службу к немцам, его переводили к ТАРАСОВУ.11
Уточним эти данные. Изначально оба лагеря подчинялись отделу Иностранные армии Восток. Однако 13.5.1943 особый лагерь Инзельгеленде (Sonderlager Inselgelände) был передан в распоряжение Генерала восточных войск, особый лагерь Фесте Бойен/Летцен (Sonderlager Feste Boyen/Loetzen) остался по-прежнему в распоряжении отдела Иностранные армии Восток как опросный лагерь специального назначения (Vernehmungslager z.b.V.)12 В лагере Фесте Бойен содержалось около 100 пленных (генералы в отдельных комнатах), в лагере Инзельгеленде 200-30013.
Вернемся к показаниям Власова:
В начале 1943 г. ТАРАСОВ немцами из плена был освобожден и поступил на службу в качестве начальника кадров и начальника офицерского лагеря при так называемом "генерале Восточных войск" - генерал-лейтенанте ХЕЛЬМИХЕ, где из числа советских военнопленных отбирали и готовили офицерский состав для службы в POA.
Работая на этой должности, ТАРАСОВ выезжал в лагеря советских военнопленных, вербовал военнопленных на службу к немцам, а также часто выезжал в уже сформированные батальоны РОА, инспектировал и направлял их работу.
14

В архиве Ю.Торвальда сохранилось несколько характеристик Тарасова, сделанных сотрудниками штаба генерала Восточных войск.
1. Лагерь Инзельгеленде был создан отделом Иностранные армии Восток. Он располагался перед воротами Летцена и Фесте Бойен. Простой барачный лагерь на песчаной почве за ординарным заграждением. Сюда попадали те военнопленные, который были допрошены в Фесте Бойен и при этом высказали намерение работать на немецкую сторону. Позже укоренилась и другая тенденция: военнопленные, о которых как-то стало известно, что они хотят сражаться на немецкой стороне, попадали туда напрямую, в обход Фесте Бойен. Начальником лагеря с русской стороны (немецким комендантом был весьма энергичный капитан Несслингер) был назначен полковник Тарасов. Тарасов был по типажу русским пруссаком. Весьма молодцеват, придавал большое значение выправке своих подчиненных. Сам отвечал на вопросы главным образом: "Totschno tak, gospodin podpolkovnik"... Помимо прочего, Тарасов был тертым контрразведчиком. Он был выходцем из НКВД. Его воспитательные и преподавательские способности были напротив не слишком велики. Но все же он держал свою лавку в полном порядке, и дело спорилось. Лагерь Инзельгеленде был эдаким парадным экспонатом - доказательством того, что можно сделать из советчиков. Лагерь предоставил восточным соединениям множество младших командиров. Весной 1943 года он был естественным образом переподчинен генералу Восточных войск. Полковник Тарасов был одним из немногих русских, который имел свободный доступ в штаб генерала Восточных войск. В дальнейшем его использовали особенно для контроля исполнения задач, которые ставились несколько сомнительному русскому командному составу. Он входил, так сказать, в неприкосновенный кадровый запас генерала Восточных войск. Внешность: боевого вида, крепкого телосложения, среднего роста с лысиной. Поэтому он даже в помещении не снимал фуражку. Личность, по чертам характера которой я так хорошо изучил русскую душу и русскую самобытность. Вообще я его очень ценил. Он был предан мне практически по-собачьи, и никогда не разочаровывал и не подводил меня. И Гелен очень ценил Тарасова.
2. Полковник Тарасов, советский специалист по разведке с подчеркнуто дружелюбным отношением к немцам, в своей профессиональной области выполнял задачу очень умело, однако в обучении и при выборе офицеров, подходящих для службы в войсках ему не очень везло. Полковнику Трошину
15, бывшему преподавателю тактики в советском военном училище, как офицеру, ответственному за обучение не удавалось в достаточной степени настоять на своем. Вследствие этого восточные соединения, в которые направлялись офицеры из учебного лагеря, их с самого начала отвергали.
3. Полковник Тарасов.
Подполковник (рус.)
Полковник (рус.) 1944
Командир офицерского проверочного и учебного лагеря ЛЕТЦЕН/ Восточная Пруссия.
Как советский майор и командир танкового соединения попал в немецкий плен в 1941/42.
Провел как офицер-танкист первую советскую ночную танковую атаку на Восточном фронте.
Национальность - русский- казак (?)
Ок. 180 см., типично русская внешность, крепкого телосложения, молодцеватая выправка, старался вести себя и выглядеть подчеркнуто корректно, по возможности старался выглядеть как немецкий солдат.
Подчеркивал свое ярко выраженное дружелюбное отношение к немцам. Хотел воспитывать подчиненных ему офицеров в немецком духе. Считал Власова и его идеи блефом. Считал единственно правильным использование добровольцев в рядах немецких соединений или с сильным немецким влиянием/кадровым составом.
Был скептически настроен по отношению к так называемым чисто национальным русским интересам и защитникам таковых и считал последних скрытыми большевиками. РОА для него была собирательным понятием воюющих в вермахте добровольцев...
16

Чтобы продемонстрировать, как работала немецкая система отбора, процитируем показания трех офицеров, прошедших через лагерь Тарасова:
1.Недели через две после подачи рапорта меня вызвали в канцелярию лагеря, где переводчик мне сказал, что моя просьба о зачислении в РОА удовлетворена и я буду направлен в один из лагерей РОА. После этого в апреле 1943 г. я из Херсона выбыл в г. Летцен (Восточная Пруссия), где находился специальный лагерь германского штаба добровольческих войск генерала КЕСТРИНГА, занимавшийся формированием воинских частей из военнопленных.
Хотя немцы в то время популяризировали ВЛАСОВА как руководителя РОА, в действительности в своем подчинении воинских частей он не имел и их формированием занимался только КЕСТРИНГ.
В Летцене 9 июня 1943 г. меня принял начальник лагеря, быв. подполковник Красной армии ТАРАСОВ, которому я, подтвердив свое желание служить в РОА и вести вооруженную борьбу против Советского Союза, дал присягу на верность Германии.
Через два дня меня вызвали в канцелярию лагеря и вручили документы для поездки в штаб казачьих войск в г. Кировоград...
К осени 1943 г. части Русской освободительной армии по приказу немцев были переброшены с советско-германского фронта во Францию для защиты Атлантического побережья от вторжения англо-американских войск. В связи с этим я должен был поехать в Берлин и получить в штабе РОА новое назначение, однако в пути получил предписание направиться в г. Летцен. Прибыв в Летцен, я встретился с ТАРАСОВЫМ и получил от него назначение во французский город Ле-Ман (Нормандия), куда прибыл в октябре 1943 г., поступив в распоряжение генерал-майора немецкой армии ШТОЛЬБЕРГА, который ведал подготовкой батальонов РОА, сформированных из советских военнопленных.


2.В Евпатории я оставался до начала августа 1943 г., т. е. до того, как получил вызов в Симферополь, где штабом "Остенгруппен" мне было выдано направление в г. Летцен в распоряжение ВЛАСОВА.
Заехав на несколько дней в Ялту к жене, я отправился в Летцен, куда прибыл 20 августа 1943 г...
... в Летцене тогда сосредотачивались так называемые добровольцы Русской освободительной армии (РОА), т. е. бывшие советские военнопленные из числа офицерского состава, завербованные на службу в армию ВЛАСОВА. Начальником этого офицерского лагеря являлся подполковник ТАРАСОВ, к которому я и явился. На мой вопрос, как повидаться с ВЛАСОВЫМ, ТАРАСОВ ответил, что это трудно будет сделать, так как ВЛАСОВ находится в Берлине. ТАРАСОВ мне посоветовал остаться в лагере и ждать назначения.
В середине сентября 1943 г. в Летцен приехали начальник соседнего лагеря - подполковник ХОЛЬТЕРС и его помощник лейтенант ИДОЛЬ. Прибыли они в Летценский лагерь для того, чтобы посмотреть: нет ли в нем лиц из числа летного состава. Им доложили обо мне, после чего я был вызван в канцелярию лагеря и в беседе с ИДОЛЬ подробно рассказал о себе, а затем поинтересовался моими перспективами. ИДОЛЬ сообщил, что, возможно, в ближайшем будущем германский генеральный штаб разрешит сформировать эскадрилью РОА и тогда я получу назначение. До этого времени он посоветовал мне остаться в лагере.
В конце сентября 1943 г. ХОЛЬТЕРС и ИДОЛЬ снова приехали в Летцен и, когда уезжали, пригласили меня поехать вместе с ними в местечко Морицфельд, где располагался лагерь для авиаторов, завербованных на службу к ВЛАСОВУ.


3.Имея цель выбраться из лагеря и перейти к партизанам или на сторону КА, я дал согласие работать в комитете. Дней через 20 после этого я, полковники ГАЙДУК, КИСЕЛЕВ, КЛИМОВ, ГОЛИКОВ и ветврач 2-го ранга (фамилию не помню), давшие согласие служить в РОА, были отправлены в город ЛЕТЦЕН - в так называемый лагерь переменного командного состава РОА. В этот лагерь прибывают вновь завербованные командиры, а также командиры, служившие в РОА и снятые с должностей (замененные немцами). В этом лагере вновь завербованные командиры проходили техническое оформление (давали присягу и т. д.), после чего некоторые из них направлялись в школу РОА, которая находится в гор. МАРИАМПОЛЬ (Литва), так, например, полковники ГАЙДУК, КИСЕЛЕВ, КЛИМОВ И ГОЛИКОВ были направлены в эту школу преподавателями.
Начальник лагеря - подполковник ТАРАСОВ, называет себя представителем комитета РОА и очень усердно работает на немцев.
Питание и обмундирование - немецкого тылового солдата, была выдана постельная принадлежность. Кроме того, был разрешен свободный выход в город в любое время в пределах местной комендатуры не далее 4-х км, а средний командный состав имел возможность уходить из расположения лагеря только в субботу и воскресенье по увольнительным запискам штаба, в этих же пределах.
13 сентября с. г. подполковник ТАРАСОВ и немецкий капитан (фамилию не знаю) мне предложили выехать в ГАТЧИНО в распоряжение коменданта, якобы в 16-ю армию вместо полковника БОЯРСКОГО.
17

Если до середины 1943 года отношения Тарасова и Власова оставались сравнительно сносными, Тарасов даже жаловался знакомому ему по Виннице советнику немецкого МИДа Хильгеру на медленный ход "Власовской акции" и трудности с формированием РОА, то к концу 1944 года они окончательно испортились. В штабе Власова практически открыто говорили о
лагере резерва офицеров ген[ерала]Кестринга, который с русской стороны возглавляется до конца продавшимся подлецом Тарасовым. Итак мы до сегодняшнего дня никого не считаем нашими, коль состоят на службе у немцев, будь то солдаты или офицеры, это немецкие наемники, защищающие не русское дело, работающие не в русских интересах, и мы прямо заявляем, что как только мы прийдем к власти, мы прежде всего несколько человек повесим, чтобы очиститься от всяких русских мерзавцев с немецкой душой, как то ТАРАСОВЫ, АССБЕРГИ18, САХАРОВЫ и т.д.19

При приближении советских войск к Восточной Пруссии лагерь Фесте Бойен был эвакуирован в Люкенвальде под Берлином, а лагерь Инзельгеленде в Альтварп (Померания)20. По показаниям лейтенанта Н.П.Харченко:
На службе в РОА я находился с января 1945 г... в числе других был направлен в офицерскую школу РОА в г.Альтварбе (Северная Померания). Начальником этой школы в то время являлся полковник ТАРАСОВ, бывший командир одной из десантных бригад Красной армии. Около двух недель я находился в резерве при офицерской школе, а затем был переведен в школу контрразведки РОА, которая размещалась в с.Кинвассере близ г.Гишберга [Хиршберга](Верхняя Силезия)...
Находясь в резерве офицерской школы, я просил ТАРАСОВА отправить меня как бывшего летчика в авиационные части РОА. ТАРАСОВ обещал мне в этом оказать содействие, и когда его перевели на должность начальника школы контрразведки, он предложил и мне перейти туда. Как объяснил мне ТАРАСОВ, окончив школу, я смогу попасть к МАЛЬЦЕВУ, который возглавлял авиационные части РОА...
В школе контрразведки РОА обучалось 8 офицеров и около 30 солдат. Офицерская группа занималась отдельно. Нас познакомили с работой иностранных разведок - английской, американской, а также с работой советской разведки. Затем были прочитаны лекции о методах подбора и вербовки агентуры, ее воспитании и другие вопросы, касающиеся контрразведывательной деятельности. Очень коротко нас познакомили со следственной работой и проведением арестов.
Кроме специальных лекций в школе проводились политические занятия, содержание которых сводилось к восхвалению политического строя Германии и ее внутреннего устройства после прихода к власти Гитлера.
21

Вскоре в связи с наступлением советских войск школа была расформирована, а ее остатки эвакуированы в Баварию, где объединились с штабом Б.А.Смысловского. Еще в марте 1945 г. Тарасов по заданию Смысловского вербовал личный состав в лагерях военнопленных22. В сумятице и разрухе уже практически поверженной Германии Смысловский проявил поразительную целеустремленность и находчивость: в апреле он успел добиться формального признания своей группы немцами и в начале мая пересечь с ней (группа, которую Смысловский именовал "Первая русская национальная армия", насчитывала менее 500 человек) границу Лихтенштейна. Командиром "полка" в этой "армии" был полковник Иван Соболев, такой псевдоним взял себе Тарасов23. Старший лейтенант Михаил Рогачевский рассказывал, что в апреле 1945 г. по дороге из Нюрнберга на юг
... к нашим офицерам пришел полковник Соболев и объявил, что штаб "Р" [т.е. Смысловский] поручил ему вести эту группу. Он уже присмотрел железнодорожные вагоны на станции Вайден, через полчаса все должны погрузиться и быть готовыми к отправке. До этого я не знал полковника С о б о л е в а, никогда не видел его в нашем полку. Итак, он пошел на вокзал , и мы получили около 7 вагонов. Над нами все время кружили самолеты, и Соболев объяснил, что американские танковые клинья всего в 20 км от нас. Мы направились в Мюнхен и оттуда дальше. Неподалеку от Регенсбурга мы выгрузились и двинулись пешком... в сторону Швейцарии... О личности Соболева я хочу заметить, что он был полковником, причем настоящим, без мошенничества. Он был всегда любим солдатами и был всегда за солдат. В принципе у Соболева было больше авторитета, чем у генерала [Смысловского]24
Впоследствии Смысловский составил памятную записку о командном составе своей группы:
1 русская армия (в стадии формирования)
Немецкое условное название: Подразделение специального назначения ОКХ. Фронтовая разведгруппа 1 Восток.
Командующий: Хольмстон
[Смысловский] - генерал-майор...
Командир 1 полка - полковник Тарасов (личный состав ок. 200 человек)
Командир 2 полка - полковник Бобриков (личный состав ок. 200 человек)...
Примечание. Офицеры с академическим образованием....
3. Тарасов: академия Фрунзе. Москва. Советская Россия...
25

Соболев-Тарасов вместе с другим командиром полка - белоэмигрантом Бобриковым - поселились отдельно от остальных в Бальцерсе на юго-западе Лихтенштейна. Уже упомянутый Рогачевский два-три раза в неделю исполнял обязанности курьера между Смысловским и офицерами в Бальцерсе. Недовольный развитием ситуации вокруг интернированных Смысловский то задумывал покушение на лихтенштейнского президента ландтага Фроммельта, то пытался через посредника войти в контакт с советской репатриационной комиссией. Узнав от Рогачевского о последнем
Бобриков и Соболев были крайне возмущены генералом и сказали: теперь он хочет продать свою душу еще и красным, мы не хотим ничего о нем больше знать...
Бобриков и Соболев сообщили мне, что они скоро уедут отсюда во Францию... Они сказали, что я не должен говорить генералу об их отъезде. Они также добавили, что теперь узнали истинное лицо генерала. Соболев еще добавил: И подобные господа (имея в виду генерала) хотели завоевать Россию и встать во главе ее, чтобы строить новую Россию без коммунистов. Такого никогда не будет, русский народ никогда не последует за господами, готовыми продать свою душу сегодня одному, а завтра другому.
26
По сохранившихся в лихтенштейнском архиве спикам выехавших 1 августа 1945 года Лихтенштейн в направлении Парижа (транзитом через Швейцарию) покинули Иван-Борис Соболев 1899 г.р., его супруга Александра Соболева, Георгий Бобриков 1884 г.р., его жена Валентина Бобрикова и их служанка Юя Зеленина27.

Дальнейшая судьба Н.Е.Тарасова пока неизвестна.

1 II A.K. Kriegstagebuch Ia, Eintrag 08.04.1942 // NARA T314 Roll 143
2 123 I.D. Abt.Ic Vernehmungsbericht vom 08.04.1942 // NARA T315 Roll 1337 (?)
3 К примеру, протокол допроса, распространявшийся в информационном бюллетене абвера в начале июня, является выжимкой все того же допроса от 8.4.1942, см. Feindnachrichten Nr.15/42 // ЦАМО Ф.500 Оп.12454 Д.521
4 ЦАМО. Картотека военнопленных офицеров. "Зеленая карта" Tarassow Nikolai (по ОБД Мемориал). Возможно, на тот момент "привилегированная" 15 серия все еще продолжала существовать. Например, номер 15282 получил батальонный комиссар Я.А.Чугунов, а номер 15284 Г.Н.Жиленков.
5 Сахаров Валентин Николаевич, 1903 г.р., командир 982 артиллерийского полка 413 стрелковой дивизии. Пропал без вести 14.2.1942. См. напр. ЦАМО Ф. 58 Оп.818883 Д.41 (по ОБД Мемориал).
6 Протокол допроса от 26.3.1946. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2. Из следственного дела А. А. Власова. Кн.1. (М., 2015) С.71
7 См. о нем публикацию невеликий комбинатор.
8 Протокол допроса от 7.6.1945. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2. Из следственного дела А. А. Власова. Кн.1. (М., 2015) С.45.
9 См. напр. копию в BA NS 19/1627
10 Сорокин Валентин Евсеевич, 1901 г.р., командир 126 стрелковой дивизии. В посвященной ему статье Википедии сказано: Немцы долго и упорно склоняли Владимира Евсеевича к службе в качестве консультанта на стороне Фашистской Германии. Он не согласился на предательство Родины. Если судить по докладу Этцдорфа, изначально Сорокин согласился на сотрудничество, но затем свое мнение, очевидно, изменил и поэтому уже в начале января 1943 г. был переведен из Летцена в "обычный" лагерь военнопленных Хоэнштайн.
10 IfZ MA 590. В данном фонде отложилась только сопроводительная записка. Сами документы пока не выявлены. Перевод с немецкого здесь и далее И.Петрова.
11 Протокол допроса от 2.6.1945. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2.Из следственного дела А. А. Власова. Кн.1. (М., 2015) С.42.
12 Fernschreiben Obkdo HG Mitte Abt.Ic /A.O vom 15.5.1943// ЦАМО Ф.500 Оп.12454 Д.122
13 Befragung Egon Peterson vom 25.10.1965 // BA-MA Msg 2/17805 (Sammlung S.Steenberg). Петерсон был сотрудником отдела Иностранные армии Восток и комендантом лагеря Фесте Бойен.
14 Протокол допроса от 26.3.1946. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2. Из следственного дела А. А. Власова. Кн.1. (М., 2015) С.71
15 Трошин Алексей Андреевич, 1891 г.р., заместитель командира 205 стрелковой дивизии. После войны остался на Западе (использовал псевдоним А.Ролин), активно участвовал в эмигрантской политической жизни.
16 Из материалов Х.-Д. Херре (IfZ ZS 406/2), З.Унгермана (IfZ ZS 421), анонимного автора (IfZ ZS A-3/5). Несмотря на то, что авторы дают противоречивые данные о советском прошлом Тарасова (НКВДшник, разведчик, танкист), это следует списать на характерные для мемуаров аберрации. Из показаний Власова однозначно следует, что русским комендантом лагеря Инзельгеленде был Н.Е.Тарасов.
17 Протокол допроса С.К.Буняченко от 23.6.1945. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2. Из следственного дела А. А. Власова. Кн.1. (М., 2015) С.181-182; протокол допроса В.И.Мальцева от 1.2.1946. Там же, С.473; протокол допроса А.Е.Будыхо от 12.11.1943. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 1. Нацистский проект "Aktion Wlassow". (М., 2015) С.520.
18 Арцезо Владимир Гаврилович, 1898 г.р., заместитель командира 57 армии по танковым войскам. Выдан советской стороне, казнен в 1947 г.
19 Доклад М.М.Шаповалова от 31.10.1944. // BA-MA RH 2/2548.
20 Структура и деятельность органов германской разведки в годы второй мировой войны (Симферополь, 2011). С.381. Тот же источник указывает, что Тарасов исполнял обязанности начальника отдела кадров главного штаба "Русских добровольческих войск" в Германии. Учитывая упомянутые выше прекрасные отношения Тарасова со штабом генерала Восточных войск это не исключено, но подтверждений этому в немецких документах пока не выявлено.
21 Протокол допроса от 30.3.1946. Цит. по "Генерал Власов: история предательства". Т. 2. Из следственного дела А. А. Власова. Кн.2. (М., 2015) С.293-294.
22 Структура и деятельность органов германской разведки в годы второй мировой войны (Симферополь, 2011). С.347.
23 Там же. С.381.
24 Polizeiliches Einvernahmeprotokoll betreffend Michael Rogatschewsky vom 27.6./11.7.1946 // LI LA RF 230/043s/081
25 Die Liste - z.Index. // LI LA Личный архив Смысловского. Благодарю А.Демина за публикацию документа.
26 Polizeiliches Einvernahmeprotokoll betreffend Michael Rogatschewsky vom 27.6./11.7.1946 // LI LA RF 230/043s/081
27 Цит. по Peter Geiger, Manfred Schlapp. Russen in Liechtenstein: Flucht und Internierung der Wehrmacht-Armee (Vaduz - Zürich, 1996) C.176. По документам "Ивана Соболева" Тарасов оказался старше чем на самом деле. Дочь Бобрикова была замужем за министром польского правительства в изгнании, возможно, это помогло получить разрешение на въезд во Францию. Георгий Бобриков умер в Ницце 23.4.1952.
Tags: документы: IfZ, документы: разное, тарасов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments