Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

допрос эрика ингобора

Довольно редко удается найти в архивах материалы допроса конкретного советского военнопленного (то есть, по выражению моих поклонников из Калининграда, "на заказ"), что объясняется простой статистикой: военнопленных были миллионы, допросов в различных немецких документах сохранились может быть десятки тысяч, но вот в данном случае мне повезло.

"Заказ" в данном случае я получил от уваж. Евгения Витковского (witkowsky):
Эрик Ингобор, [псевдоним Николая Аркадьевича Соколовского] (род. 1902, Чистополь – не ранее октября 1941), – русский прозаик, драматург, фантаст, продолжатель традиций Герберта Уэллса, автор двух книг – «Четвертая симфония» (1934) и «Этландия» (1935), обстоятельно разгромленных в статье «Об эпигонстве» («Октябрь», 1936, №5), после которой как прозаик печататься уже не мог. Сюрреалистическую прозу Ингобора ценили его корреспонденты – такие несхожие писатели, как А. Макаренко и В. Шкловский. Был призван в "писательское ополчение" Москвы (как интендант), включенное в 8-ю стрелковую дивизию; попал в плен 5-6 октября 1941 года близ г. Ельни; 10 октября был вывезен в концлагерь Землов в Померании. Дальнейшая судьба неизвестна…
Надо бы попытаться выяснить - погиб он в лагере, или есть какие-то следы после Землова (туда не он один из Ополчения угодил).


Однако, дальше ОБД Мемориал мне продвинуться сначала не удалось. Зато уваж. Иван Толстой в 2015 г. выдвинул вполне убедительную гипотезу, что после войны Николай Аркадьевич Соколовский остался на Западе и взял себе имя Николай Александрович Горчаков.

Теперь же удалось отыскать одно из важных промежуточных звеньев. Перевод мой.

Приложение 1 к отчету №104 г[енерального] к[онсула] Шаттенфро.
Зондерфюрер Мангольдт.
13.10.1941

Результаты допроса сов[етских] офицеров, переданных командованием VII А[рмейского] К[орпуса].

Соколовский Николай Аркадьевич, 39 лет, б[ес]п[артийный], женат, детей нет, русский, в Москве 22 года проживает по адресу Большая Грузинская улица, Бубнинский переулок 3, квартира 11, по профессии режиссер и писатель, образование: 6 классов гимназии в Киеве и институт театрального искусства в Москве.
Профессиональная деятельность: в 1919 году в Киеве художник и театральный декоратор, в 1921-1923 гг. режиссер-лаборант в театре Мейерхольда в Москве, в 1923-29 гг. режиссер Камерного театра в Москве, в 1931-32 гг. художественный руководитель театра Ермоловой, в 1931-32 гг. – внештатный автор передач Дома Радио, с 1933 г. до начала войны – писатель. Лично знает всех нынешних сов[етских] писателей, причем во всех отношениях, и может сослужить Германии хорошую службу в этих кругах. Вследствие многолетней театральной деятельности С[околовский] чувствует себя абсолютно дома и в театральных кругах Москвы, знает почти всех актеров, причем кроме личного знакомства он в курсе и их политических взглядов. Издательская и газетная деятельность также хорошо знакома опрашиваемому.
С[околовский] был призван в народное ополчение 2.7.1941 Краснопресненским районом Москвы как интендант 1 ранга и начальник службы воздушного наблюдения, оповещения и связи и направлен в первый батальон 22 с[трелкового] п[олка] 8 стр[елковой] див[изии]. В гражданской одежде он прошел со своей дивизией пешим маршем от Москвы до станции Усово (55 км), где они 14 дней жили в палатках в лесу и учились обращению с оружием. Затем их погрузили и увезли в Дорохово, откуда они пешим маршем дошли до Рузы (35 км к северу от Можайска). Здесь они почти месяц строили укрепления (стрелковые окопы, противотанковые рвы) по линии Авдотьино-Любинки (к зап[аду] от Можайска). На эти работы были мобилизованы почти вся Рез[ервная] армия и местное гражданское население. Последнее постоянно роптало, так как ему пришлось бросить уборку урожая. То, что существуют линии укреплений и дальше к западу, перебежчик знает точно. А вот есть ли укрепления к востоку от уже названной линии Авдотьино-Любинки, то есть между ней и Москвой, опрашиваемому неизвестно.
После того, как линия обороны была готовы, вся 8 стр[елковая] див[изия] пешим маршем направилась в Семаево [Семлево] и Борисово, где еще три недели копала стрелковые окопы и пулеметные гнезда. Противотанковые рвы и бункеры здесь копали московские студенты и строительные войска НКВС [НКВД]. Отсюда 8 стр[елковая] див[изия] была 5.9. переброшена на Днепр и заняла позиции от железнодорожного моста у Никулино вдоль реки до Данилово (22 с[трелковый] п[олк]). Укрепления и окопы здесь уже были готовы.
Опрашиваемому известно, что часть политруков и комиссаров отозвана из фронтовых частей, якобы для работы в газетных издательствах, высоких штабах и пр. Также по войскам ходят устойчивые слухи о том, что на Волге тайно формируется "армия победы"! По мнению опрашиваемого, если это соответствует действительности, то отозванные с фронта комиссары должны быть приданы этой армии победы. Упомянутая армия якобы должна быть хорошо оснащена английскими [так! - ИП] и особенно инструкторами, офицерами, авиацией и т.п. Опрашиваемый утверждает, что слышал эту новость из разных источников, к примеру, от офицеров, принимавших участие в див[изионных] и оперативных совещаниях или также от людей, которые были отозваны и конфиденциально намекали на эти обстоятельства. Политруки же и комиссары эту новость не распространяли, и уже само это обстоятельство кажется опрашиваемому, пусть и в ограниченном масштабе, причиной, заставляющей поверить в достоверность подобных новостей. Ведь в Красной армии не является секретом, что политруки и комиссары ежедневно распространяют новости, которые еще никогда не соответствовали истине. Как пример подобных ложных сообщений опрашиваемый называет: 1) Киев снова завоеван красными; 2) генерал-фельдмаршал фон Браухич покончил с собой; 3) Днепропетровск снова в руках красных; 4) Турция присоединилась к блоку врагов Германии и т.д и т.п. Эти и схожие ложные сообщения именуются в красной армии "дежурными утками". Но известия об "армии победы" возникают снова и снова и поступает из разных источников.
Настроение в Красной армии плохое. Широкие массы солдат открыто говорят о том, что большевизм 20 лет собирал налоги и прочие бесконечные поборы и все время утверждал, что все средства идут на Красную армию. А сейчас каждый видит лишь поражения и ни одной единственной победы. Часто в таких обстоятельствах вешают всех собак на командиров, обвиняя их в предательстве. Но каждый, кто хоть однажды побывал на фронте и соприкоснулся с немцами точно знает положение дел и оставил всякую надежду на то, что судьба повернется лицом к Красной армии. Те же, кого сейчас гонят на передовую, вовсе не заинтересованы в войне и будут приветствовать разгром Советской России. Русский человек хочет жить, ведь ему 24 года жить не позволяли.
Нынешнего немецкого наступления противник ни в коем случае не ожидал. Уже несколько недель, особенно после освобождения Ельни, красные твердо рассчитывали на то, что немцы заняли зимние квартиры на Днепре. Среди красных совершенно открыто говорили о немецких позициях, которые в этих целях оборудованы по последнему слову военного искусства. О продолжении войны этой поздней осенью никто уже и не думал, по крайней мере, всерьез.
Немецкие пропагандистские листовки по мнению опрашиваемого хороши, особенно те, на которых изображены карты фронтов, они дают солдатам ежедневную пищу для разговоров. С одной стороны, каждый хочет выяснить, заняли ли уже немецкие войска его родной город или родную деревню. С другой же стороны, эти немецкие листовки опровергают ложные сведения о положении на фронтах, запускаемые красным командованием, и информация в листовках несколькими днями раньше или позже подтверждается. Русский фронтовик ведет точный учет событиям на полах сражений, и как бы примитивен и запуган он ни был, он все же отличает правду от лжи. По мнению опрашиваемого, нет никаких сомнений в том, что подавляющая часть находящихся на фронте верит немецким сообщениям, пусть и получает их только на листовках.
Политруки, комиссары и комсомольцы, безо всякой пощады немедленно нацеливающие свой пистолет на любого, чтобы подавить в зародыше малейшее сопротивление – это те самые люди, благодаря которым нынешняя структура, именуемая красной армией, еще держится.

Примечание допрашивающего: Перебежчик Соколовский производит впечатление честного и открытого человека. Его можно назвать представителем немногочисленной сегодня в Советской России интеллигенции, которая работает, чтобы иметь возможность выжить, но до глубины души ненавидит все советское. С[околовский] 22 года живет в Москве и до тонкостей знает красную систему. Он жаждет работать и активно участвовать в борьбе против большевизма.


Жажда Н.А.Соколовского не осталась незамеченной. Судя по всему, ему удалось избежать лагеря военнопленных. Командование 4 армии передало его ГА Центр, которая должна была его направить в Берлин, в распоряжение отдела Вермахт-Пропаганда (OKW/WPr IV). Уже к 1 апреля 1942 года он был освобожден из плена и зачислен на службу в учреждение "Винета" переводчиком русской редакции с окладом в 630 рейхсмарок в месяц.
Tags: документы: PAAA, соколовский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments