Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

к вопросу о "криминализации украинского подполья 1940-х годов"

Читатели этого журнала может быть еще помнят забавную историю с рецензией на "Политический дневник Альфреда Розенберга", опубликованной в журнале "Ab Imperio".

Тогда рецензент, украинский историк Юрий Радченко, обвинил меня как редактора книги в том, что, цитируя постановление II Великого Сбора ОУН от апреля 1941 г., я перевел "украинскую галицийскую форму этнонима “жид”" на русский словом "жид", а не словом "еврей". В этом рецензент усмотрел "определенную предвзятость", а также использование "неакадемических приемов, чтобы подчеркнуть антисемитизм ОУН". Мне пришло в голову проверить, как сам коллега Радченко переводит "украинскую галицийскую форму этнонима" в своих русскоязычных статьях на ту же тематику. Оказалось, что столь же "неакадемически" и "предвзято" как и я. В последовавшей за этим короткой дискуссии в фейсбуке коллега Радченко признал, что прежде действительно использовал подобный перевод, но пообещал постфактум отредактировать его во всех своих статьях, доступных онлайн. Разумеется, я не проверял, выполнил ли он свое обещание, но увидев новую статью коллеги Радченко на тему ОУН, решил узнать, как в ней обстоят дела с академизмом сиречь предвзятостью.

Результаты представлены на иллюстрации ниже. Слева украинский оригинал статьи, справа - собственный перевод автора на русский язык.



Действительно, в этом случае автора-переводчика трудно упрекнуть в предвзятости; он переводит совершенно непредвзято: то так, то эдак. С другой стороны, никакой академической закономерности в выборе русского этнонима не просматривается. Очевидно, придется сойтись на том, что коллега Радченко - просто рассеянный молодой ученый.

Сама обсуждаемая статья посвящена побиванию В. Вятровича; дело, конечно, благое, тем более что побивание ведется вполне аргументированно. Понятно, что и диатрибы в адрес "российской пропаганды" являются необходимым в нынешних политических условиях элементом художественного оформления текста.
Впрочем, на одном замечании хотелось бы остановиться. Коллега Радченко пишет: "В России много пропагандистских учреждений работают только в одном направлении - криминализировать украинское подполье 1940-х годов". В словосочетании "криминализация ОУН(б)" (а именно о бандеровцах идет речь в цитате) присутствует известная тавтология. ОУН(б) никогда не была организацией, в задачи которой входила раздача фиалок на сельских праздниках. Она ставила своей целью создать самостоятельное украинское государство, идеология ее была праворадикальной, в том числе резко антисемитской. В своих интересах она охотно использовала террор, как индивидуальный, так и массовый по этническому признаку. Перед операцией "Барбаросса" она пошла на сотрудничество с нацистами, извлекая из него ситуативную выгоду, но через несколько месяцев нацисты отказались от задействования ОУН(б), так как не собирались предоставлять Украине независимость и стремились сохранить право на террор в оккупированных областях исключительно за собой. Более того, даже после войны, когда былые антисемитские лозунги были неловко заметены под ковер, ОУН(б) оставалась организацией террористического (т.е. криминального) толка, доказательства чему нетрудно найти в американских или украинских эмигрантских документах.

Вероятно, коллега Радченко хотел сказать что-то типа: Кроме реальных преступлений, которые совершала ОУН(б), порой в пропагандистском раже ей приписывают и чужие преступления, так [этот пример приведен в статье - ИП] вопреки мнению В.Р. Мединского в 118 шуцманшафт-батальоне, который сжег Хатынь, служили не бандеровцы, а мельниковцы.
Такое утверждение было бы, очевидно, менее жестким, но более верным.
Tags: курсивчик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments