Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

допросы лонгина иры (3)

Допрос первый
Допрос второй


Допрос третий.
27 сентября 1946 г., первая половина дня


Д.: Вы подумали об услышанном вчера?
ИРА: Вы сказали, что даете хороший совет подумать обо всей беседе. И сейчас я знаю, в чем дело. Но меня интересуют два пункта. Первый – генерал ТУРКУЛ и все то, что он сказал, включая имя КРИТСКОГО, которого я не знаю, и второй – вопрос об НКВД. Потому что вся история, конечно, связана с этими двумя вопросами.
Д.: Вы подумали о общей картине, которую вы хотите нам изложить?
ИРА: Да.
Д.: Расскажете позже.
ИРА: Лишь два этих вопроса занимают меня.
Д.: Вы вспомнили какую-нибудь дополнительную информацию о КРИТСКОМ, полученную от кого-либо?
ИРА: Я думал всю ночь, где я слышал это имя. Все остальное, например, был я офицером или нет – это ерунда. А вот все дело с КРИТСКИМ действительно важно. Я думал, либо он был секретарем генерала, либо кто-то еще. Состоял ли КРИТСКИЙ при генерале МИЛЛЕРЕ или КУТЕПОВЕ я тоже не знаю.
Д.: Почему вы сказали, что имя КРИТСКИЙ действительно важно?
ИРА: На основе ваших слов. Потому что вы сказали, что он был в Париже. Возможно, вы думали, что прольете свет на дело с КУТЕПОВЫМ и МИЛЛЕРОМ.
Д.: Вы настаиваете, что не встречались с КРИТСКИМ в Париже?
ИРА: Нет, никогда.
Д.: Как вы думаете, какую информацию КРИТСКИЙ предоставил о вас?
ИРА: Не имею ни малейшего понятия. Не могу знать, что они говорили обо мне, но вижу, что в вашем распоряжении показания многих людей, направленные против меня. Возможно, РОМАНОВА, КЛАТТА, может быть, и КРИТСКОГО. Весьма интересно, что они написали против меня.
Д.: Вы никогда не встречались с КРИТСКИМ?
ИРА: Никогда.
Д.: Но считаете возможным, что КРИТСКИЙ знает о вас или даже встречал вас?
ИРА: Да.
Д.: Где? В Париже или где-то еще?
ИРА: Не знаю, предполагаю, что скорее в Мукачево и в Подкарпатье или в Белграде или в Будапеште или в Софии или в Праге.
Д.: Не в Париже?
ИРА: Нет, совершенно точно.
Д.: Вы были слишком молоды тогда? О КРИТСКОМ известно, что он посещал Прагу, Будапешт, Белград, Софию?
ИРА: Нет, я не знаю, что он делал.
Д.: Когда вы впервые встретили КЛАВДИЯ ФОССА, известного как Александров?
ИРА: Никогда не встречался с ним.
Д.: Что вы о нем знаете?
ИРА: Знаю только, что он состоял во Внутренней Линии (В.Л.)
Д.: Какой организации?
ИРА: РОВСа.
Д.: Вы состояли в РОВСе?
ИРА: Да, до тех пор, пока генерал ТУРКУЛ не создал собственную организацию. Как раз после того, как появилась В.Л., поскольку мы все почуяли неладное.
Д.: Где работал ФОСС?
ИРА: В Софии.
Д.: Когда?
ИРА: Думаю, все свое пребывание в эмиграции.
Д.: И во время войны?
ИРА: Да… то есть нет, думаю, во время войны он был в России с немецкими войсками. Но я не знаю. В Софии его не было. Когда я в 1940 году был там вместе с КЛАТТОМ, В.Л. следила за всеми моими передвижениями. Я подумал: как интересно, не потому ли, что генерал ТУРКУЛ сделал меня в 1938-39 годах своим представителем в Венгрии. Когда я прибыл в Софию, там не было нашей организации, потому что РОВС и В.Л. не позволяли никому и в том числе генералу ТУРКУЛУ иметь в Софии свою организацию. Я не мог этого понять, когда приехал. Там не было представителей генерала ТУРКУЛА и его организации, только РОВС. Я пошел в церковь, но не встретил ни одного знакомого. Но после церкви ко мне подошел человек по имени ПАВЛЕНКО, который знал меня по СОКОЛУ. Он возглавлял СОКОЛ в Чехословакии.
Д.: Давайте без лишних деталей. Что вы хотите сказать?
(ДЖОНСОН: Он просто хочет показать, как В.Л. следила за ним.)
Д.: Кто в 1941 году возглавлял РОВС в Болгарии?
ИРА: Генерал-лейтенант АБРАМОВ.
Д.: А ФОСС был у него в подчинении?
ИРА: Он был его сотрудником.
Д.: А после войны вы видели ФОССА?
ИРА: Нет, я даже не знаю, как он выглядит, знаю только имя.
Д.: ФОСС пытался после войны сблизиться с организацией ТУРКУЛА?
ИРА: Не знаю, но думаю, да.
Д.: ТУРКУЛ его знал?
ИРА: Да, ФОСС служил офицером в его дивизии.
Д.: ТУРКУЛ видел его после войны?
ИРА: Думаю, да. В Баварии.
Д.: Вы разговаривали с ним о ФОССЕ?
ИРА: Да, он сказал, что ФОСС в Мюнхене и желает продолжать бороться с большевизмом.
Д.: Но теперь не в рядах РОВСа, а в организации ТУРКУЛА?
ИРА: Да, это очень интересно. Мы, люди маленькие, знаем, что должны быть советские агенты, связанные с исчезновением генералов [КУТЕПОВА и МИЛЛЕРА]. Это сводит всех с ума, и поэтому я здесь.
Д.: Вы знали генерала АБРАМОВА?
ИРА: Лишь когда я был в Софии.
Д.: Но вы его знали?
ИРА: Да.
Д.: Когда вы встречались с ним в Софии?
ИРА: Думаю, в 1942 году. Мы виделись лишь минут десять.
Д.: А после войны вы его видели?
ИРА: Да, в Зальцбурге. Но он, возможно, не знает моего имени. Он сейчас в Зальцбурге. Там он тоже ходил в церковь.
Д.: Что вы знаете о сыне АБРАМОВА?
ИРА: Да, было много шума. Он прибыл как беглец [из СССР] на советском корабле и как беглец приехал к отцу.
Д.: Когда?
ИРА: До 1938 года. И потом в газете много о нем писали. С этим связано другое имя, СОЛОНЕВИЧ. Он выпускал газету и в ней я читал нападки на сына [АБРАМОВА] – это было после покушения на СОЛОНЕВИЧА – он связывал генерала и его сына с этим покушением. Говорилось, что сын АБРАМОВА – агент НКВД, что он приехал к отцу, чтобы внедриться в РОВС или что-то в этом духе против него.
Д.: Куда уехал сын АБРАМОВА?
ИРА: Я слышал, что он женился на русской эмигрантке и уехал с ней и со своей матерью во Францию или куда-то, куда смог получить визу.
Д.: Какое отношение к истории АБРАМОВА имеет ФОСС?
ИРА: ФОСС возглавлял В.Л. Я связывал В.Л. с АБРАМОВЫМ и его сыном и поэтому наблюдал за обоими.
Д.: Вы связываете ФОССА с разоблачением Николая [АБРАМОВА] как агента НКВД или с побегом Николая в Баварию?
ИРА: Это история длилась очень долго, но я не пришел к определенному выводу.
Д.: Что вы думаете о связях ФОССА с КРИТСКИМ?
ИРА: Не знаю.
Д.: В каком году вы получили диплом в Праге?
ИРА: Быть может, я его вовсе не получал.
Д.: Вы сдали экзамен на юриста или нет?
ИРА: Нет.
Д.: В каком году вы изучали юриспруденцию?
ИРА: Возможно, с 1923 или 1924 по 1927.
Д.: Под каким именем?
ИРА: ИРА Лонгин.
Д.: Но если вы не получили диплом, каким образом вы открыли в Мукачево юридическую практику?
ИРА: У меня не было юридической практики в Мукачево.
Д.: Чем же вы занимались в Мукачево?
ИРА: Сначала я был учителем в начальной школе, и в это же время я изучал в Праге юриспруденцию.
Д.: Но вы не закончили обучение?
ИРА: Нет.
Д.: И что вы делали потом в Мукачево?
ИРА: Я поехал в Мукачево и стал помощником адвоката.
Д.: Под каким именем?
ИРА: ИРА Лонгин.
Д.: Как звали адвоката?
ИРА: Доктор ВАЛЬНИЦКИЙ.
Д.: С какого по какой год вы работали помощником адвоката?
ИРА: Думаю, с 1928 года до мюнхенской катастрофы.
Д.: Сколько вы зарабатывали?
ИРА: 2000 крон в месяц.
Д.: Итак, истории о вашей адвокатской практике и о степени по юриспруденции были ложью?
ИРА: Да, это ложь.
Д.: Что вы рассказывали ТУРКУЛУ, правду или ложь?
ИРА: Не понимаю. Генерал ТУРКУЛ никогда не расспрашивал меня, но он мог что-то слышать от КСЕНОФОНТОВА или других.
Д.: Почему вы лгали насчет этих двух фактов?
ИРА: Не знаю, но я лгал, это так.
Д.: Какие иные заработки были у вас в Мукачево, помимо денег, которые вам платил адвокат?
ИРА: У меня были частные сбережения из (?Мелики Муцки?) [Велики Лучки].
Д.: Поясните.
ИРА: Был большой процесс между крестьянами и графом ШЕНБОРНОМ.
Д.: Крупным виноделом?
ИРА: Да, он отобрал землю у нескольких крестьян. Это было сто лет назад или около того, и, когда я работал учителем, история снова всплыла. Я составил генеалогическое древо для этих крестьян и получил за это 100000 крон.
Д.: Где эти деньги?
ИРА: Полагаю, в карманах CIC, у американцев в Китцбюэле.
Д.: Вы всегда носили эти деньги с собой?
ИРА: Да.
Д.: Сейчас я хочу знать, ваше ежедневное расписание в Софии. Как вы обычно передавали донесения КЛАТТУ? Когда вы вставали утром?
ИРА: Я вставал в восемь утра. Завтракал и потом шел в город.
Д.: Во сколько?
ИРА: В половину девятого или без четверти девять.
Д.: Куда вы направлялись?
ИРА: В церковь.
Д.: Во сколько?
ИРА: Примерно в это же время.
Д.: Но в Софии две церкви.
ИРА: Да, одна у посольства...
Д.: Где служил НИКИТИН?
ИРА: Нет, он служил в болгарской церкви. Из церкви я снова возвращался домой. Если погода была хорошей, я сначала обедал в городе, если нет, то шел домой сразу. Это было около половины первого.
Д.: А потом?
ИРА: Потом я читал газеты и писал. Около половины третьего или без четверти три от КЛАТТА приезжал водитель и вез меня к КЛАТТУ, в его бюро, куда я прибывал между половиной третьего и тремя. Там я передавал ему новости.
Д.: Откуда вы получали новости?
ИРА: Мы дойдем до этого – вы ведь настаивали, чтобы я начал с утра – дойдем и до этого. Итак, если у меня что-то было, каждый день между тремя и четырьмя автомобиль приезжал ко мне на улицу 6 сентября. Иногда он не успевал после обеда, и я шел сам, чтобы продиктовать КЛАТТУ донесения.
Д.: Сколько донесений вы диктовали КЛАТТУ? Ежедневно?
ИРА: Наверное, четыре. Или пять. Или шесть.
Д.: На каком языке вы диктовали?
ИРА: Мои новости были на русском, но я диктовал на разных языках, большей частью на немецком, который был тогда не так хорош, как сейчас, перемежая его венгерским и болгарским, которые КЛАТТ немного понимал. У него был русский словарь, русско-немецкий и русско-чешский. И у меня был свой словарь.
Д.: КЛАТТ не понимал по-русски?
ИРА: Нет. Когда мы заканчивали – между половиной четвертого и половиной шестого – КЛАТТ снова отправлял меня домой. Потом я шел прогуляться. Вечером я читал дома или ходил в кино и потом в половину десятого или в десять снова шел домой. Дома у меня был почтовый ящик, и в нем меня дожидались новости.
Д.: Почтовый ящик был снаружи?
ИРА: Или я шел в церковь, где человек, продающий свечи, передавал мне сообщения. Это была церковь на улице КАЛОЯН.
Д.: И когда вы расшифровывали эти сообщения?
ИРА: По ночам. Это была моя работа.
Д.: Итак, каждую ночь вы расшифровывали четыре, пять или шесть донесений на русском?
ИРА: Да, расшифровывал или выдумывал.
Д.: Когда вы их расшифровывали, сколько времени занимала расшифровка?
ИРА: Они все не были кодированы.
Д.: Но как долго вы декодировали те, которые были кодированы?
ИРА: Около трех четвертей часа или двадцать минут.
Д.: Как выглядели донесения, которые вы декодировали, до декодирования?
ИРА: Вы будете поражены. (Здесь ИРА переходит с мистером Джонсоном на русский).
Д.: Вы имеете в виду, что вы выдумывали их все?
ИРА: В моей квартире не было радиоаппаратуры, все мои люди должны были писать по-немецки или по-русски и класть сообщения в почтовый ящик.
Д.: Вы сказали, у вас дома не было радиоаппаратуры?
ИРА: Никакой. Ни чтобы ни слушать, ни другой.
Д.: А каким образом вы тогда услышали новости об отставке Муссолини?
ИРА: Я же говорил, мне люди рассказали, ЧЕРТКОВ был первым рассказавшим.
Д.: Откуда вы получали свои донесения?
ИРА: Ниоткуда. Из своей головы.
Д.: Каждое отдельное донесение из головы?
ИРА: Каждое отдельное донесение и о России и вообще.
Д.: Донесения Макса и Морица были вами выдуманы?
ИРА: Да, на основе рассказов людей о том, что они слышали.
Д.: Скажите ему: мы здесь не для того, чтобы внимать сказкам.
ИРА: Да, было два источника. У меня были швейцарские газеты.
Д.: Хорошо. То есть ваша версия в том, что все донесения Макса и Морица выдумывались в вашей голове и единственной информацией были новости, которые вы получали от других людей?
ИРА: Да, я и другие.
Д.: То есть истории, которые вы рассказывали ТУРКУЛУ, были ложью?
ИРА: Да. Но генерал ТУРКУЛ с этим никак не связан. Это было полной ложью. После войны он часто расспрашивал меня об этом.
Д.: Итак, вся история, например, о САМОЙЛОВЕ, была ложью?
ИРА: Да. САМОЙЛОВ существует и находится в России, но не имеет к этому никакого отношения.
Д.: Но из каких радиопередач, в первую очередь, из британской зоны, ваши люди узнавали номера и названия военных и авиационных частей?
ИРА: Все было в газетах. Я знаю, что вчера вы блефовали, сказав, что все это не было помощью ни Германии, ни вам.
Д.: Британские коммюнике или британские газеты не содержали названий или номеров частей.
ИРА: Я не слушал британское радио, но [номера] британских дивизий не приводились.
Д.: Откуда же вы их брали?
ИРА: Из болгарских газет…
(ДЖОНСОН: Он хочет объяснить нам, что касательно Ближнего Востока у него никогда не было обилия номеров, а некоторые он узнавал из запросов, передаваемых ему КЛАТТОМ. В целом их было мало, по русскому фронту больше.)
Д.: Откуда вы брали имена командиров британских частей?
ИРА: В болгарских газетах было полно этих имен.
Д.: И тем же способом вы получали информацию о русских номерах, названиях частей и имена командиров?
ИРА: Из газет и из русских новостей. Этого было много в русских радиопередачах, поскольку всегда, когда дивизия отличалась, они, что довольно глупо, раздували из этого огромные истории, упоминая номера и имена людей. Там, все было ясно: Первый украинский фронт, Второй украинский фронт и т.д.
Д.: Таким образом, когда он сообщал о передвижениях русских войск или судов, все донесения были лишь догадками?
ИРА: Да, сочетание работы головой и новостей из газет.
Д.: Но каким образом немцы никогда не обнаружили, что все эти выдумки ложны?
ИРА: Это и меня интересует. Вчера я сказал, что чувствую Россию сердцем, даже Украину и поэтому могу выдумывать такие штуки. У немцев не было этого чутья.
Д.: Но как быть с историей о конвое в Черном море, которую немцы верифицировали?
ИРА: Это была чистая логическая дедукция. Поэтому четыре или пять раз во время войны меня трясло: вдруг они смогут проверить, и информация не подтвердится.
Д.: И каков был мотив, который двигал вами, пока вы сидели в Софии и выдумывали эти истории?
ИРА: Еще раз, вчера вы уже спрашивали, зачем я передавал донесения Морица. Сейчас я скажу то, что действительно хочу. Во время войны русские эмигранты были разделены...
Д.: Мы не интересуемся эмигрантской политикой.
ИРА: Мой мотив заключался в том, что немцы и русские должны обескровить друг друга...
Д.: Но каким образом стопка ложных сведений позволит немцам обескровить русских или наоборот?
ИРА: … пока не произойдет [анти?]коммунистическая революция...
(ДЖОНСОН: Он хочет, чтобы мы поверили...)
Д.: Вы хотите, чтобы мы поверили в то, что с 1941 по 1945 годы вы изготавливали по полудюжине выдуманных донесений в день, а немецкий генеральный штаб был не в состоянии обнаружить, что они вовсе не стоят многих тысяч марок?
ИРА: Не знаю, что думал немецкий генеральный штаб, поскольку никогда не получал реакцию от него. Если бы у меня была прямая связь с генеральным штабом, возможно, они сказали бы мне, и я бы испугался. Возможно, они говорили КЛАТТУ, но он мне не передавал.
Д.: Тем не менее немецкий генеральный штаб хотел не просто платить, но и увеличивать оплату за рассказы обо всем на свете, которые вы выдумывали в Софии просто на основе публично доступной информации.
ИРА: В то время я отправился в Рим к генералу ТУРКУЛУ и сказал, что я совершенно один в этом деле, окружен людьми, которые мне не доверяют. Это был ДЕЛИУС и один из людей, работавших на меня.
Д.: Это было в 1940 году?
ИРА: Особенно в 1942. Именно поэтому я почти не виделся с друзьями. чтобы не подставить их. Чистая случайность, что я однажды сказал КЛАТТУ, что могу получать новости из Африки, хотя обычно его все это утомляло.
Д.: В каком году это было?
ИРА: В 1942...
Д.: Почему вы сказали генералу ТУРКУЛУ, что получаете сведения от людей, которых он прежде заслал в Россию? Разве это лояльно по отношению к нему?
ИРА: Я был более лоялен, чем он.
Д.: Хочу вас сообщить, что сказал о вас генерал ТУРКУЛ. Зачитаю это. Он сказал: «[ИРА] не господин и не гражданин, а товарищ».
ИРА: Странно, с чего он так обо мне говорит.
Д.: Вы рассказывали ТУРКУЛУ, что все эти донесения отправляются из России его людьми, иными словами, вы создавали в глазах ТУРКУЛА впечатление, что в России существуют патриоты, иными словами, что за эти донесения, поступающие из России, ответственен он, по факту это его работа?
ИРА: Да.
Д.: Вы рассказывали КЛАТТУ, вы рассказывали немцам, что эти люди были засланы в Россию.
ИРА: Да, я говорил это КЛАТТУ.
Д.: Иными словами, если бы немцы обнаружили, что донесения, поступающие из России, ложны, то это стоило бы генералу ТУРКУЛУ головы?
ИРА: Да.
Д.: Иными словами, Вы вашими выдумками поставили под угрозу жизнь генерала ТУРКУЛА?
ИРА: Да.
Д.: Не назвал бы это лояльностью. Но ведь генерал ТУРКУЛ не глупец. Он весьма умен и обладает хорошим природным чутьем. Вы сказали, что ночью размышляли, он тоже. Он размышлял о том, что случилось с тех пор, как он имел честь с вами познакомиться и также пришел к выводу.
ИРА: Когда?
Д.: Сейчас. Именно это он имел в виду, сказав, что вы товарищ. Вы сказали, что хотели бы сидеть за круглым столом вместе с генералом ТУРКУЛОМ. Но я бы не советовал вам садиться за один стол с генералом ТУРКУЛОМ в его нынешнем расположении духа.
ИРА: Никогда не думал, что он такое вам скажет, но он все еще мой генерал. Вы – англичане. Когда он говорит, что я – товарищ, это значит, будто я присоединился к его организации подобно сыну генерала [АБРАМОВА], чтобы разрушить ее или...
Д.: Давайте поговорим кое о чем другом. Вы изучали юриспруденцию и знаете достаточно о правовых статусах, чтобы видеть, что существуют лишь две возможности. Или вы были во время войны немецким агентом, или вы были во время войны советским агентом. Но я не скажу советским, я скажу русским, ведь русские – наши союзники.
ИРА: Да.
РАЙЛ: Спросите его вот о чем. Сейчас он сказал нам, что солгал насчет своего диплома и работы адвокатом и об источниках донесений Макса и Морица. Спросите его, является ли ложью и остальное, что он говорил, например, о ТРОИЦКОМ (?) и других радистах, которых он использовал в Братиславе и т. д.
ИРА: Я никогда не подписывал никаких заявлений, что был адвокатом...
Д.: Скажите: то, что вы нам говорили относительно ваших радистов в Братиславе, тоже было ложью?
ИРА: Да.
Д.: Что еще из того, что вы о себе рассказывали, было ложью?
ИРА: Я не думал, что меня уличат во лжи, пока мне, возможно, не устроят перекрестную проверку, и я ничего не подписывал.
Д.: Но истории о других агентах в России тоже были ложью?
ИРА: Нет, они существуют, не агенты, но люди которых послали туда не для того, чтобы шпионить.
Д.: Но описания и имена настоящие? И ни в какой момент у вас не было людей в Турции (?) или в Фане [Варне?], которые контактировали бы с сотрудником в Тифлисе?
ИРА: Никогда.
Д.: Это тоже было ложью?
ИРА: Не знаю, что это за история?
[пропущена страница или ошибка в нумерации страниц]
Д.: Я спросил, было ли это ложью?
ИРА: Да.
Д.: И история с полком, в котором вы были офицером, тоже ложь?
ИРА: Да.
Д.: Когда вы родились?
ИРА: В 1896 году.
Д.: Что вы делали во время гражданской войны?
ИРА: Я боролся за освобождение России в армии ДЕНИКИНА.
Д.: В каком звании?
ИРА: Кандидат в офицеры.
Д.: Но вы никогда не стали офицером?
ИРА: Нет.
Д.: А то, что вы приезжали в Париж в 1936 году правда или снова ложь?
ИРА: Нет, я не был в Париже.
Д.: Вы вообще посещали Париж?
ИРА: Нет, никогда.
Д.: Когда вы впервые встретились с ТУРКУЛОМ?
ИРА: Полагаю, возможно, в Софии, но впервые говорил я с ним в Берлине в 1937 или 1938 году.
Д.: С какой целью вы приехали увидеть ТУРКУЛА?
ИРА: Во-первых, чтобы стать членом его организации и во-вторых, чтобы у нас был план действий на случай войны, которую мы предвидели. В Подкарпатской Руси мы ждали и надеялись. Там я играл другую роль. Это была идея КУТЕПОВА и также генерала ТУРКУЛА – создать движение в Подкарпатской Руси вне зависимости от того, начнется ли война…
РАЙЛ: Скажите, что сейчас нам ясно и то, что он лгал нам относительно мотивов, по которым передавал немцам донесения Макса и Морица.
ДЖОНСОН: Он говорит, что вы вполне вправе так сказать, но он хочет сказать нечто иное: «Лгу я или нет, наступит момент, когда правда выйдет наружу. Я заинтересован в том, чтобы закончить комедию. Лишь один вопрос интересует меня в связи с этим, почему бы вам не позволить мне сказать правду?»
Tags: документы: NA, донесения макса, туркул
Subscribe

  • пусть судитъ ихъ кто хочетъ

    Загадочный артефакт, обнаруженный уваж. teophil2 в личном деле ученика Санкт-Петербургского коммерческого училища Аммуна Давидовича…

  • памятка 1933 года

    При просмотре документов попалась картинка, иллюстрирующая меры по улучшению общественного порядка, принимаемые нацистами. Слева направо:…

  • "ея вековой враг": листовка 1944 года

    P.S. Как указали Евгений Платунов и ameshavkin это листовка Сан-Францисского отдела Русско-американского союза защиты и помощи русским…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • пусть судитъ ихъ кто хочетъ

    Загадочный артефакт, обнаруженный уваж. teophil2 в личном деле ученика Санкт-Петербургского коммерческого училища Аммуна Давидовича…

  • памятка 1933 года

    При просмотре документов попалась картинка, иллюстрирующая меры по улучшению общественного порядка, принимаемые нацистами. Слева направо:…

  • "ея вековой враг": листовка 1944 года

    P.S. Как указали Евгений Платунов и ameshavkin это листовка Сан-Францисского отдела Русско-американского союза защиты и помощи русским…