Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

к ситуации с архивом "нового журнала"

Готовя очередной очерк о писателе-дипи, снова столкнулся с феноменом "архива Нового журнала". Дело в том, что мемуарные записки этого писателя в конце 60-х-начале 70-х гг. были опубликованы в "Новом журнале" и в связи с этим до сих пор остаются недоступными для массового читателя. Почему?

Вот эта печальная история. В 2010-2011 гг. создатель электронной библиотеки "Вторая литература" Андрей Никитин-Перенский в свое свободное время совершенно бескорыстно отсканировал около 20 номеров "Нового Журнала" и выложил их в своей библиотеке.
Что вызвало (наряду с умеренной благодарностью читателей) угрожающее письмо от нынешнего редактора журнала Марины Адамович (из биогр. справки: "Окончила Московский Государственный Университет, там же аспирантуру. В 1992 году с мужем и тремя детьми эмигрировала в Канаду, затем по месту работы мужа в США, Нью-Йорк.")

Она сообщила, что "Новый Журнал" - некоммерческий проект корпорации "Новый Журнал". Он осуществляется на деньги подписчиков и отдельные гранты. Никто из сотрудников НЖ не получает заработную плату. Единственный постоянный спонсор - Дворянское собрание Америки… Российский фонд "Русский мир" не финансирует "Новый Журнал", но весьма благородно выделял нам "гранты на специальные проекты".

Что касается библиотеки Андрея, то по мнению г-жи Адамович "это обычный интернет-проект, который осуществляется или на выделенный кем-то грант, или на деньги некоего спонсора. При всем благородстве целей, которые я не могу не приветствовать, это просто бизнес-проект, на который работают люди, получающие деньги за свою работу." Поэтому "любое воспроизведение журнала (в том числе он-лайн) незаконно... НЖ, размещенный на данном сайте, должен быть немедленно снят. Все случаи незаконного использования нашего журнала есть дело разбирательства юристов".

Тогда в разговор вступил Борис Львин:
"Никто не оспаривает, что выкладывание сканов без согласия корпорации могло являться формальным нарушением (естественно, непреднамеренным) американских законов. Конечно, можно указать на то, что это выкладывание не преследовало никаких коммерческих целей и что сам издатель не понес от этого ни цента убытков, то есть судебные перспективы дела не столь очевидны, как это может показаться.
Но речь идет не о том. А о том, что по существу, с точки зрения развития и пропаганды русской культуры, в том числе культуры русской эмиграции, проект по выкладыванию электронного архива журнала был огромным благодеянием со стороны тех энтузиастов, которые взяли на себя большой труд по переводу старых номеров в электронную форму
."

Увы, Марина Адамович продолжала стоять на своем: жадные барыги хотят подзаработать на ее детище, электронные копии должны быть немедленно удалены, иначе бедная некоммерческая корпорация немедленно натравит на этих барыг своих квалифицированных юристов.

Андрей не желал конфликтовать и убрал номера, предположив, что "корпорация" сама надеется получить грант на оцифровку собственного архива (при этом — если бы Андрей после 2011 г. продолжал цифровать хотя бы по десять номеров в год — половина архива НЖ была бы доступна широкому читателю уже сейчас).

Прошло 7 (прописью: семь!) лет. Дальнейшую ситуацию Андрей в ноябре 2018 года описывал так:
"[Новый Журнал нашел] очень хорошего спонсора, они отсканировали первые три номера, причем отсканировали заново, не воспользовавшись моими сканами, хотя я предлагал, и обещают сейчас, что буквально в следующем году выложат чуть ли не все номера. За это время я отсканировал еще несколько номеров, которые кто-то меня попросил сделать. Раз три номера отсканированы, то можно 175-й номер отсканировать, в том смысле, что до этого номера они еще не скоро дойдут. И получаю еще одно письмо, снова с угрозами, что ничего нельзя выкладывать, немедленно удалите. Я убрал. При этом Марина Адамович мне сказала, что они их все выложат в следующем году."

В фейсбуке Андрея Марина Адамович еще раз повторила свои обвинения:
"Номера НЖ — это интеллектуальная собственность, и Вы пытаетесь ее украсть… Вы пытаетесь поместить нас всех в ситуацию рыночной склоки. Зачем? Номера оцифровываются и в 2019-м они будут выставлены на сайте корпорации в открытом доступе. Я — мы все — надеемся на Вашу цивилизованность. Но мы и сами подчиняемся законами. Не вижу предмета для обсуждения".

С тех пор прошел еще год. Заявленный в анонсах г-жи Адамович 2019 год стремительно подходит к концу. Каждый из вас может посетить сайт Нового журнала и посчитать сколько архивных номеров (с помощью грантов, благих намерений, закона об охране интеллектуальной собственности и такой-то матери) было оцифровано за 2019 год.

Угадаете? Ровно ноль. На сайте по-прежнему лежат лишь те три первых номера, которые уже лежали там в прошлом году.

Я понимаю, что выпускать толстый литературный журнал в наше время - ужасно трудно и нерентабельно. Однако, выбор между выпуском журнала и обнародованием его старых номеров — ложная дихотомия. Со стороны ситуация выглядит однозначно: новая эмиграция узурпировала творческое наследие белой эмиграции и второй волны и — уже восемь лет — сидит на нем как собака на сене.

Не знаю насчет М.М. Карповича, но второй редактор журнала Р.Б. Гуль — если бы узнал, что собственная редакция всеми силами саботирует широкое распространение журнала — выразился бы по этому поводу исключительно непечатно.

Update 08.01.2020: Редакция "Нового Журнала" буквально в последнюю неделю прошлого года выложила на сайт около 30 оцифрованных номеров, чем нанесла тяжелый удар по моей едва начавшейся карьере Кассандры.

Это, разумеется, не отменяет несправедливость и надуманность прежних претензий редактора НЖ к библиотеке Вторая Литература, но все же редакцию стоит поблагодарить за то, что они сделали этот первый шаг по возвращению творческого наследия первой и второй эмиграции широкому читателю.

Спасибо!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments