March 21st, 2001

l

(no subject)

Слухи о моей с. преувеличены.
Был я в России, там, как известно, интернета нет, степь да степь кругом, путь далек л., так что дневник был заброшен в самый угол тачки в смысле брички, прикрыт зипуном, треухом и овином.
Теперь я вернулся, буду вспоминать.
Привез собственную книжку (издал в "Геликоне+"). Книжка называется "Семь шкур".
Показываю ребенку. Ребенку 6 лет.
Я, заискивающе: А папа книжку написал.
Ребенок, меланхолично: Ага, я знаю, в царстве этих, тающих льдин.
Я, заискивающе: Да нет, это старая, а я новую написал, смотри.
Ребенок, читает: Семь шкур. Ха-ха. (меланхолически импровизирует) Восемь шкур. Ха-ха-ха. Девятнадцать шкур.

Мы, Петровы, как раз сильны вот этим местом, абстрактным мышлением, ага.
l

(no subject)

С чего начать, с культуры или с пожрать?
Культуру первоначально облицетворили зюскин, райкинд и контрабас. Хорошая такая пьеса, близкая нашему неметскому ментатлитету. Райкинд хорош, нехарактерная для него роль. 8 марта было. Ползала с цветами. Ну, думаю, завалят сцену. Хрена, одна только девушка и подарила букет незабудок. Остальные домой потащили, оксаны эдакие жмотюк.
А про пожрать понравился тибетско-гималайский ресторан. Покровка 19 что ли. Я сразу заказал угря и карпа, как известно, это национальные тибетские рыбы. Вот только пить было нельзя, жаль, я еще антибиотики после воспаления легких, которым я перед отьездом разминался, доглатывал.
Ограничился тибетским чаем, думал, он как калмыцкий, а хрен там. Невкусно и холодный какой-то.
Но вечер спасла пара за соседним столиком. Мужик сидел спиной и бубнил себе под нос, но девушка развлекала на полную громкость:
Скорей бы ты завел себе какую-нибудь новую блядь, а то я уже устала из-за тебя с мужем ругаться...
Как и не уезжал... Кайф...