April 2nd, 2001

l

не может быть: весна, весна...


Медленно продвигался в сторону дома, движимый мыслью пожрать.
Вдруг из соседнего подъезда выпрыгивает девушка, короткая маечка на бретельках, пузо голое, прыгает в фольксваген... пуфф... исчезает...
Постоял немного, начал двигаться дальше, движимый мыслью пожрать.
l

Еще раз о метафизическом ужасе эмиграции.


... движимый мыслью пожрать.
Но.
Проблема в том, что любая местная еда приедается. Не сразу, но неотвратимо. Первый раз купишь колбасу - вкусная! Через неделю смотреть не можешь. И не восстанавлвается. Год этой колбасы не видел, все забыл, как звать себя забыл - покупаешь ее - опять смотреть не можешь. То же с пирожками, полуфабрикатами, соусами, консервами и ты пы.
"Kirsche Gruetze" - нечто среднее между вишневым компотом и вареньем из вишен без косточек - мечта босоногого дества - изжога с третьего дня потребления и на всю жизнь.
Schweineshaxe - уберите эти свинячьи ноги к свинячьей матери. Картофель-фри и гамбургер. Сдачи не надо.
Пока держатся еще кислая капуста и варенье из апельсиновых корочек. Но симптомы отторжения уже подступают к горлу.
l

Зависть-3


Л. Володимерова продолжает пульверизировать в Тенетах:
Лично я с Быковым знакома весьма, подпевалой он раньше был, но не подонком - точно. Такой литературный мальчик при "Юности", блат там и прочее.
Быков отвечает коронным хуком:
Л. Володимерова полгода назад присылала мне три просьбы подряд дать ей сетевое интервью. Ей было отказано, поскольку я ее не помню. Вот я, грешный, и поплатился... Просто по итогам девятого, кажется, совещания молодых писателей (оно же оказалось и последним) меня в "Юности" напечатали, а Володимерову -- нет. Это очень горько.

Конечно, я и сам завидую Быкову, хотя генезис этого чувства непрост. Т.е. я не завидовал ему, когда он был курвуазным маньеристом, когда он печатал забойные статьи в Собеседнике и когда он спасал Родину с телеэкрана. Даже когда говорили, что по погонным метрам мои стихи уступают только его оверлоку, я еще не завидовал. Потом он приехал в Лахту и стал с полпинка цитировать наизусть хороших и разных поэтов, а я в ответ запнулся на третьей строчке стихотворения Есенина - это было последнее, что я помнил со школы. Но я все еще сдерживался и не завидовал.
И лишь когда он на совершенно нетрезвый спор, не прерывая разговора с собеседниками, сочинил за пять минут сонет на заданную тему (и недурной, замечу, сонет, жаль, Горчев потерял салфетку), тут уж я не выдержал и зазавидовал, наконец.
И хотя многие считают версификаторство не профессиональным, а эстрадным умением, лучшего версификатора я пока не встречал.
Правда, и просто стихи у него есть отличные... но это уже вторая волна зависти.