July 13th, 2001

l

Как я жил без ЖЖ.


А что?
Вот так вот и жил. Сначала было жутко некогда. В минуты просветления пробовал читать ленту френдов. Она все время уносилась за пресловутую черту в 375 записей. Это все напоминало попытку бежать вниз по эскалатору, идущему вверх. Много фана, но никакой надежды на светлое будущее.
Наконец, я почувствовал себя персонажем Марка Твена, который болтается где-то посредине прошлой недели.
К счастью, тут наступил Самый Лучший День, и я уехал встречаться со Знакомой Девушкой. Приехав назад, я грустил по Знакомой Девушке, а заглядывать в ЖЖ было просто страшно.
Какое, мол, столетье на дворе?
Неожиданно я обнаружил, что жж за это время спрутом опутал все ЛИТО с прилегающими территориями.
Даже Горчев, пророчивший (не поленился залезть в архив) сами можете прочитать что, и тот оскоромился.
Подрагивая нижними конечностями в районе колен, возвращаюсь. Ненадолго.
С 20-го на 2 недели в Россию и, надеюсь, на неделю в Италию.
l

Горчеву, в ответ на инсинуации.


dimkin поминает меня, на чем свет стоит.
Сначала
Есть еще [поэты] типа Лабаса, он уже сам понимает, что [поэзия] хуйня, и скоро это дело забросит.
Потом
Да, Мишель, все потихоньку наблюдаю за эволюцией бывших сирановцев.
Лабас наоборот овеществляется как глиняная кружка с крышкой и лепным гербом города Магдебурга.


Дима, хочу тебе сказать. Да, я пишу сейчас разную херню. Плоские шутки, выеденные яйца, двусмысленности. которые стыдно публиковать даже под псевдонимом. Но это временно, Дима.
Я обязательно еще напишу Прекрасные Стихи. Это будут высокие и тонкие стихи, с нежным вибрированием трагической ноты. И ты первый мне скажешь: Лабас, это было Прекрасно. И уронишь две слезы, припасенные в прошлом году, но так и не пригодившиеся.
И мы станем пить Блэк Лэйбл , закусывая горькими зелеными помидорами из банки и смотреть в окно, где над мостовыми и речками, садами и фасадами, шпилями и папертями, над всем этим гордым величием и вечным благолепием по-прежнему ни хрена нет.
l

Кр. Опоткин. Записки на голенище.


  • "После нас хоть потоп", - кричал Герострат сонным пожарникам.
  • "То берег левый нужен им, то берег правый", -- напевал Орфей, пока Харон сосредоточенно махал веслами.
  • В хрустальном гробу похрапывала спящая красавица, вся в засосах.
  • В плохом настроении Вильгельм Телль не брезговал и антоновкой
  • Красная Шапочка замерла от ужаса: в кровати бабушки лежал, вызывающе облизываясь, доктор Ганнибал Лектор.
  • Срубленных под Новый год старушек Раскольников обычно украшал гирляндами и дождиком.
  • Изнемогая от приставаний белогвардейцев, полуслепой по колено в грязи, Павка Корчагин тащил на стройку пятилетки шпалу с намертво прилипшей к ней Анной Карениной.
  • - А расплачиваться кто будет? - спросила Наталья Николаевна, чуть не плача.
    - Пушкин, - ответил Дантес, торопливо застегивая ширинку.
  • Только получив сверх сапог кальсоны, хабэ и шинель, кот почуял что-то неладное.
  • На прошлой неделе сирийская армия разместила неподалеку от границы с Израилем эдипов ракетный комплекс.
  • Баян Ширянов часто будил соседей среди ночи страшными криками: ему снилось, что смерть его на кончике иглы, а игла в яйце.
  • Олег Кошевой с отвращением смотрел на то, как фашисты насилуют Любку Шевцову, Ульяну Громову, Валю Котик, Мамлакат Нахангову, Валентину Терешкову, Анну Петровну Керн и всех остальных, а потом дрожащими руками выключил видак, трусливо оглянулся и отработанным движением схоронил кассету за шкафом.
  • Закончив курсы объектно-ориентированного программирования, Геракл сперва посадил немейского льва, лернейскую гидру и остальных зверей в авгиевы конюшни, а уж потом одним махом очистил помещение.
l

Славистка Энрике.


Замечательная. Мы с ней отлично попили пива месяц назад.
Когда я встретил ее у вокзала, светило солнце, и на небе не было ни одного облачка. Когда через полчаса мы устроились с пивом в уличной кафешке, начался дикий ливень. Это Бремен, да.
Спрашивала, как правильно перевести на немецкий "Низший пилотаж".
Попутно выяснилось, что "Чапаев и пустота" по-немецки называется "Мизинец Будды".