September 5th, 2001

l

Встретились - поговорили.


Идем как-то со Знакомой Девушкой от музея современного искусства им. Церетели, что на Петровке к тайскому ресторану, что на Сретенке.
Натурально, по Бульварному кольцу.
Удушливый московский вечер... Джентльмены на лавочках сосредоточенно поглощают пиво.
Не доходя метров 300 до Цветного из кустов выскакивает мужик. Небольшого роста, в потрепанной одежке, явно навеселе, но в глубине лица уже видна мысль, что похмелье нельзя победить, но необходимо отсрочить...
Активно жестикулируя и пытаясь схватить меня за рукав, он кричит:
- Не, ну ты понял, шо Могильный-то...
А у меня настроение хорошее-хорошее (надо сказать, что рядом со Знакомой Девушкой оно у меня всегда хорошее-хорошее), и я ему без паузы на той же ноте:
- Да, ладно, что твой Могильный...
- Да не, ну Могильный это Могильный...
- Да никто твой Могильный, успокойся уже...
Мужик аж всхлипывает от обиды:
- Никто Могильный? Могильный никто?
- Конечно никто. Вот Буре - это да.
- Буре да? Буре да?
По некоторой растерянности собсеседника догадываюсь, что до этого мы разговаривали не о хоккее, но не прерывать же из-за этого пустяка столь информативный диалог.
- Буре - это суперпуперчемпион. А Могильный твой ноль без палочки.
- Да какой Буре. Могильный...
- Никто твой Могильный. Плюнуть и растереть, - для наглядности плюю и растираю, - а вот Буре...
- Могильный это... Могильный это...
Мужик булькает, не сумев даже подобрать слов для выражения переполняющих его чувств. Гримасы однако выдают сдержанное негодование.
Спор (а мы орем на весь бульвар) становится достоянием общественности. Джентльмены на лавочках отрываются от спасительных горлышек и пытаются понять в чем дело.
Процессия выглядит так:
Чуть сбоку, как бы почти не с нами, идет Знакомая Девушка в своем сарафане, сшитом большей частью из дырочек. (Позже, когда она одела этот сарафан во Фраскатти, несколько католических священников, приехавших на какой-то конгресс и завтракавших с нами за одним столом, перешли в магометанство).
Дальше в ногу шагают несколько потрепанный молодой человек (это я) и сильно потрепанный немолодой человек (это мужик) орут и размахивают руками...
- Да какой Буре? Какой Буре?
- Такой Буре. Символ российского спорта. Не то, что твой Могильный - предатель.
- Могильный - предатель? Да Могильный...
- Ну что Могильный? Что Могильный?
- Могильный это... Могильный это такой...
- Да ладно тебе. Пустое место твой Могильный. Вот Буре...
Тут мужика окончательно клинит и он повторяет:
- Пустое место твой Могильный. Вот Буре...
- Да никто твой Буре, - с готовностью подхватываю я.
Мужик смотрит на меня грустными безумными глазами и, молча уже продолжая махать руками, сворачивает к метро...