September 10th, 2001

l

На возвращение Ишмаэля.


А что Москва? и автор, и герой
сливаются в одном телодвиженье.


Я не учил хранцузских и латыней,
но для сюжета было б хорошо,
когда герой сливался б с героиней,
а автор? автор с кем-нибудь ишо.

P.S.
Стеснялся, но решил: а чо такого,
и рифму умыкнул у Щербакова.