October 2nd, 2001

l

Из Катулла


О, Лесбия, скажи, какого хрена
роскошные округлые колена
ты открываешь разным обезьянам -
фракийцам. Хорошо, не коринфянам.
Покрытый ревностью, как патиною бронза,
я приучился здесь творить добро за
счет императора. Но алчущим повтора
резонней ненавидеть кредитора.
Ни новостей, ни даже сплетен кроме
того, что нынче днем на ипподроме
вознице проломили лоб копытом,
какая-то красотка над убитым
рыдала. Говорят, причиной было,
что он себя меж нею и кобылой
делил. Украсить сей союз прекрасный
кобыла оказалась несогласной.
Ах, Лесбия, провинция уныла,
пришли мне пару строк, а лучше мыло,
засим я собираюсь удавиться...
Бывалоча залезешь на девицу,
проделаешь бессвязные движенья,
а слезть не можешь: головокруженье
и высотобоязнь, конечно. Ну я
порочную, желанную, родную
тебя припомню. И представлю кратко,
как я лобзаю пальчики и пятку,
бросая взгляды в трепетном испуге
на прелести, лежащие на юге.
Ведом благоговеньем и одышкой,
от щиколотки двигаюсь к лодыжке
и выше, выше, где белеют бодро
пленительные бархатные бёдра,
где тонкая материя скрывает
чудесный черенок, что заставляет
тебя дрожать, а значит, я у цели...
невидимой, о, Лесбия, отселе.