January 25th, 2002

l

О моих разногласиях с правозащитным движением. Йошкар-Ола-97.


Дело было числа 30 декабря. У меня в Йошкар-Оле со школьных времен много друзей, и я весь день совершал визиты вежливости. А кроме водки в Йошкар-Оле гостям ничего не наливают. Там с этим строго.
Так что к пяти вечера я был уже довольно тепленький, даже местами горячий.
И решил я, что пора зайти проведать моего старинного друга Игоря Палыча. Он работал главным редактором органа местного правозащитного движения. Каковый орган располагался в двухэтажной деревянной развалюхе, похожей на избушку-ко-мне-передом (задом она была предусмотрительно повернута к местному МВД) и делил жилплощадь с агенством недвижимости, брокерской конторой, нотариусом, службой знакомств и собственно правозащитником по фамилии Вероналов, который на доходы от своей богоугодной деятельности купил эту халупу и заселил ее вышеуказанными юридическими лицами.

На втором этаже в коридоре стоял длинный стол, украшенный пластиковой посудой. Игорь Палыч очень мне обрадовался и сказал, что сейчас вся контора будет праздновать Новый год, и он приглашает меня принять участие в. И действительно, изо всех дверей начали вываливать люди и занимать места за столом. Мы сели с торца и налили по первой. Торец напротив расплывался в каком-то тумане и оттуда все время доносились тосты за наш замечательный трудовой коллектив и за новых деловых свершений.
Игорь Палыч объяснил, что там располагается лично товарищ Вероналов и приближенные к его телу.
Тут я заметил, что девушки вокруг (а вокруг нас было довольно много девушек) заметно погрустнели. "Случилось что?", - в промежутке между третьей и четвертой я маниакально неравнодушен к чужому горю. "Да шеф от щедрости выставил на 15 баб аж две бутылки шампанского. Всё уж выпили - чего веселиться", - объяснила девушка Лена.
"Для своих-то у него в кабинете накрыто" - наябедничала девушка Наталья Александровна.
"А в чем проблема? Я тут киоск за углом видел".
"В деньгах", - хором сказали бухгалтерши, риэлтерши, бандерши и прочие прекрасные представительницы правозащитного бизнеса.
"Фых", - фыркнул я и через три минуты вернулся с охапкой полусладкого. Количество девушек на нашем конце стола заметно выросло. Тосты же из прекрасного далека стали какими-то блеющими и неубедительными.
Через час шампанское закончилось снова, а вместе с ним и водка, поэтому во второй поход мы пошли с Игорь Палычем. Проходя мимо Вероналова, я увидел его лицо и догадался, что мы не будем дружить семьями. Даже порефлексировал, мол, чего я в чужой монастырь со своим бухлом, но снижать градус безумия не хотелось.
Когда мы вернулись, позвякивая на два голоса, начальственный конец стола был пуст.
Дальше началось форменное веселье. Счастливые бухгалтерши кружили меня в вихре танца, а девушка Наталья Александровна даже призналась мне на ушко, что ей очень понравились мои стихи, читанные днями в альманахе "Каприз мелиоратора".
Девушка же Лена со словами, что нам совершенно необходимо поговорить с глазу на глаз, увлекла меня в какую-то постороннюю комнату. В ней стоял стол, но уже не с пластиковыми стаканчиками, а с хрустальными фужерами. Уровень объедков тоже был заметно выше коридорного.
Тут я от полноты чувств споткнулся; пытаясь удержать равновесие, махнул рукой и метко сбил фужер, стоявший на самом краю стола. Он с такой готовностью полетел вниз, что, по-моему, разбился уже в воздухе.
И тут откуда ни возьмись выскочил правозащитник Вероналов с совершенно красной рожей (подозреваю, что он прятался под стулом).
"Вы пьяны", - закричал он мне, махая руками от ужаса - "прошу немедленно освободить помещение".
"Я пьян", - спорить было трудно, -"но не вы меня сюда приглашали, не вам и выгонять".
"Да ты знаешь, кто я! Да я тут хозяин! Да я тут, как скажу, так и будет!"
На шум появился, покачиваясь, Игорь Палыч. Его кратко ввели в курс дела.
"Значит, ты выгоняешь его за то, что он разбил фужер?" - спросил Игорь Палыч работодателя.
"Да," - свирепо отрезал тот.
Игорь Палыч неторопливо взял еще один фужер со стола, задумчиво покрутил в руках и удвоил количество осколков на полу:
" Ну тогда и меня выгоняй."
Тут Вероналов проявил неожиданную политическую гибкость, видимо, главные редакторы не валяются в Йошкар-Оле на каждом углу.
" А с тобой мы разберемся завтра," - сказал он, косясь на четыре оставшихся фужера.
Опасаясь за целость правозащитного сервиза, я решил все-таки уйти.
Однако девушка Наталья Александровна поймала меня на полдороги и сформировав летучий отряд риэлтерш, сделала последнюю попытку меня защитить.
Тем временем мне поплохело, я сидел на табуретке и думал мысль, что если я наблюю прямо здесь, то это вряд ли будет истолковано синедрионом, как смягчающее обстоятельство.
Раскидывая риэлтерш, из комнаты вылетел громокипящий Вероналов с криком: "Почему вы до сих пор здесь? Я провожу вас до лестницы."
Я спускался по лестнице, гордо подняв средний палец. Верная девушка Лена прикрывала мой отход.
"Ты пойми, - оправдывала она уже на улице шефа, - он привык, что он здесь и царь и бог. А тут приехал какой-то хлыщ из Москвы... "
Дальнейшее поддается объяснению только частично.
То, что я решил проводить девушку Лену до дома, вполне понятно.
То, что я потом решил зайти к ней в гости, тоже не вызывает удивления.
Но вот зачем она меня к себе приглашала в 12 ночи, так и осталось для меня загадкой.
Ее муж, пришедший домой через 10 минут после нас, тоже живо заинтересовался этим вопросом.
Нет, все было совершенно пристойно. Я еще успел только найти шампанское в холодильнике и разлить.
Добавили третий стакан, делов-то.
Девушка Лена сказала, что я получил тяжелую психологическую травму и нуждаюсь в тепле и утешении.
Ее муж сказал, что Вероналов и мудак однокоренные слова, и это давно ни для кого не секрет...
Через полчаса мы пошли с ним за водкой.
По дороге он рассказывал о своей не-помню-названия партии и о том, что им бы всего тыщ 20 рублей, и выборы бы были за ними.
Мне стало казаться, что город моего детства чересчур политизирован.
Между третьим и четвертым пунктом его экономической программы я извинился и заблевал сугроб.
На прощание девушка Лена поцеловала меня, выйдя на лестничную клетку и закрыв спиной глазок.
Что способствовало..., но на этом, с вашего позволения, Шахерезада кончает.