January 31st, 2002

l

Сонеты мёртвых. Последний.


Читатель, извини меня: зима,
простуда, скука, просто разложенье...
Сонеты - лишь игра воображенья,
фантазии досужего ума.

Метафор заржавевшее копьё
порою ранит против нашей воли,
кому-то больно, так чего же боле
порадует тщеславие моё.

Приём гнилой, однако чем честить
мерзавца, приезжай-ка погостить,
пойдем гулять окрестностями, чтобы
ты убедился в том, что правды ни
на йоту, а потом не премини
закрыть за мной плотнее крышку гроба.
l

Дары природы.


Мой почтовый ящик проникся повседневной скукой моего бытия и решил меня развлекать на свой манер.
Вчера он доставил мне немецкоязычную мусульманскую газету ZAMAN.
Заголовки на первой странице, крупно:
Ein Terrorist ist kein Muslim, ein Muslim ist kein Terrorist. (Террорист - не мусульманин, мусульманин - не террорист).
Помельче:
Islam bedeutet Frieden. (Ислам означает мир).
Islam und Terror nicht gleichsetzen. (Не приравнивать ислам к террору).
Рядом с фото горящих Twin Towers: Terror hat keine Religion (Террор не имеет религии).
Видимо, это газета для аутотренинга.
На последней странице реклама книжек. Цены почему-то в марках. Ага, я предполагал, что звучание слова «евро» будет неприятно арабскому уху.
Можно купить Der Koran за 30 ДМ, Der Islam всего за 18 ДМ, а увлекательную брошюру Schweinefleisch und Gesundheit (Свинина и здоровье) и вовсе за 7 ДМ.

Сегодня праздник продолжился. Я получил журнал Радуга на русском языке. Узнал много нового.
Например, что «Лучший мужчина - кудрявый шатен с торчащими ушами». Из всего джентльменского набора у меня пока есть только уши.
А также «Почему иногда после первой, хорошо прошедшей встречи, немецкий мужчина не перезванивает и не настаивает на следующей».
А еще крайне познавательная статья об однополой любви «Как мужик мужику».
«Представьте себе, что вы идете по улице, погрузившись в собственные мысли и вдруг поднимаете взгляд и видите спешащего вам навстречу парня своей мечты. Не волнуйтесь! Продолжайте движение! Поравнявшись с ним начинайте считать про себя «раз-два-три». На счет три обернитесь! Если он знает этот способ и заинтересовался вами, то обернется в тот же момент. Продолжайте идти и повторите это упражение еще раз. Если он снова обернется, то можете смело подходить и знакомиться! Так мы с моим другом нашли друг друга и желаем такого счастья всем-всем-всем... Улыбайтесь и подольше смотрите в глаза незнакомым симпатичным парням - глядишь, кто-нибудь да откликнется! Так мы с моим другом нашли друг друга и желаем такого счастья всем-всем-всем....»
Хороший журналист, только его немного заедает, немного заедает...

Ну а поэзия, как известно, просто моя слабость. В.Ванке в стихотворении «Позднее прозрение» новаторски трактует сюжет «Евгения Онегина»:
Мне в средней школе, как и всем,
Преподавался Пушкин.
И вот со всеми наравне
Он мне казался скушным.



Его Онегинской строфой
Я не был очарован –
Мир прошлый был, как восковой,
Неправдашний, как клоун.

Князья, помещицы, пажи,
Уланы и корнеты,
Скрипят в столицах и глуши
В повозках и каретах,
В корсетах и лорнетах.

Татьяны Лариной портрет –
Как на доске почета,
Ни одного изъяна нет,
Все – строго, скромно, четко.

Онегин – вовсе не герой
И не святой тем паче,
Не Робин Гуд и не Роб Рой,
Не рыцарь из Ламанчи,

Скучал, бездельничал, кутил,
Но был в любви – не промах,
Простушек сельских не любил
(А мог иметь их ворох),

Но генеральшей был прельщен,
Блестящей и богатой.
И у колен склонился он
Патрицианки знатной.

Отвергнут. Молча перенес
Позор насмешки скрытой,
И не решил его вопрос
Защитник чести - выстрел.

В мечтах мальчишеских моих
Я вместе с д’Артаньяном
На шпаге дрался за троих
С когортой кардинала.

Я был на Волге, на челнах
И рядом Стенька Разин,
Но вот у Лариных в гостях
С Онегиным ни разу.

Но вот под осень дней моих,
Когда с полей как зелень,
Исчезла юность и с седых
Волос бегут капели,

Душа постигла ремесло
Природы созерцанья,
И стало осени лицо –
Очей очарованьем.

И словно солнца первый блик
Сквозь пелену затмений,
Меня, прозревшего, настиг
Твой безупречный Гений.