July 3rd, 2002

l

Дежа вю с претензией на зеркальность


Инженер Генрих Мария Заузе подписал контракт на год работы в СССР, или, как определял сам Генрих, любивший точность, - в концерне "Геркулес".
"Смотрите, господин Заузе, - предостерегал его знакомый доктор математики Бернгард Гернгросс, - за свои деньги большевики заставят вас поработать". Но Заузе объяснил, что работы не боится и давно уже ищет широкого поля для применения своих знаний в области механизации лесного хозяйства.
Когда Скумбриевич доложил Полыхаеву, о приезде иностранного специалиста, начальник "Геркулеса" заметался под своими пальмами.
- Он нам нужен до зарезу! Вы куда его девали?
- Пока в гостиницу. Пусть отдохнет с дороги.
- Какой там может быть отдых! - вскричал Полыхаев. - Столько денег за него плачено, валюты! Завтра же, ровно в десять, он должен быть здесь.
...
"Дорогая Тили, - писал инженер своей невесте в Аахен, - вот уже десять дней я живу в Черноморске, но к работе в концерне "Геркулес" еще не приступил.
Боюсь, что эти дни у меня вычтут из договорных сумм".
Однако пятнадцатого числа артельщик - плательщик вручил Заузе полумесячное жалованье.
- Не кажется ли вам, - сказал Генрих своему новому другу Бомзе, - что мне заплатили деньги зря? Я не выполняю никакой работы.
- Оставьте, коллега, эти мрачные мысли! - вскричал Адольф Николаевич. - Впрочем, если хотите, можно поставить вам специальный стол в моем кабинете.
После этого Заузе писал письмо невесте, сидя за специальным собственным столом:
"Милая крошка. Я живу странной и необыкновенной жизнью. Я ровно ничего не делаю, но получаю деньги пунктуально, в договорные сроки. Все это меня удивляет. Расскажи об этом нашему другу, доктору Бернгарду Гернгроссу. Это покажется ему интересным".