September 20th, 2002

l

* * *


Я бы мог стать козлом с молоком,
пастухом, пушкинистом, занудой,
маяком, что де белым стихом
освесчает зловесчую тьму,
и, наверное, даже иудой,
если б ставку платили ему,

а не сдельно. Я б мог танцевать,
восхищать, восхищаться, в почете
пребывать, торговать, воровать
и водить вдохновенно рукой,
если б в длинном итоговом счете
счастье встало последней строкой.

Я бы мог написать: я бы мог,
наклонившись условно, не боле,
перепутать глагол и предлог,
и остаться метафоры вне:
чужаком в этой чудной стране,
марсианином, блядь, поневоле.