September 22nd, 2002

l

Дядюшка Ро покупает кухню.


Мы подъехали к магазину часов в шесть вечера. На краю парковки, около памятника Неизвестному Менеджеру, горел вечный огонь и несколько женщин в черном роняли на гранит слезы и гвоздики.
«Я тут уже был», - сообщил дядюшка Ро, и мы зашли внутрь. Пространство размером с приличное футбольное поле было уставлено кухнями всех цветов, размеров и вероисповеданий. Из-за шкафчиков и полочек торчали менеджеры с улыбками на 20-22 зуба. На горизонте барражировала пара клиентов.
Появление дядюшки Ро произвело неожиданный фурор среди обслуживающего персонала. Менеджеры растворились в пейзаже с ловкостью хамелеонов, и даже секретарша сделала попытку спрятаться под своей стойкой.
Дядюшка Ро окинул зорким охотничьим оком поле б. и вытащил откуда-то из-под шкафа очень печального человека с большим сизым носом.
- Вот с ним я в прошлый раз разговаривал, - гордо сказал мне дядюшка Ро и обратился к работнику прилавка:
- Гутаг! Вир ной. Кляйне-кляйне кукен-кукен.
- Добрый вечер. Мы снова приехали к вам. Мы хотим еще немного посмотреть на ваши кухни, - перевел я обратно на немецкий.
Сизый Нос глубоко вздохнул и с видом человека, потерявшего веру в Бога и в Д. Карнеги, пророка его, поплелся к своему компьютеру.

Вот, - вывел он на экран картинку, - кухня-мечта. Полностью подогнана под заданные вами в прошлый раз размеры, вся техника - лучших марок, доставка и монтаж за нами. Мы хотели получить за нее 14543 евро, но исключительно ради вас согласны отдать за 9876 евро. Поверьте, вы покупаете Мерседес по цене Опеля. Но и это еще не все. Сейчас я пойду к шефу и постараюсь уговорить его сделать еще одну скидку.
Я перевел.
- Спроси, какую, примерно, - заинтересовался дядюшка Ро.
- Я не могу сказать. Это решает сам шеф, - объяснил Сизый Нос.
Дядюшка Ро направил на неширокую грудь менеджера указательный палец и, неторопливо покручивая им, протянул:
-Ууууу... Партизан!
Сизый Нос вздрогнул, заметно позеленел и метеорически скрылся за ближайшим углом.

- Ну, что я тебе говорил, Бернд – сказал ему начальник отдела Франц, - я сразу сказал, что он вернется. Все, как нас учили на курсах. Второй раз всегда приезжают, чтобы покупать. Ты должен сегодня продать ему эту кухню, Бернд...
- Мне страшно, Франц, - отвечал Сизый Нос, - он пугает меня. Он как бы приставляет мне к груди пистолет и угрожает партизанами. Мой дедушка...
- Привыкай, Бернд, у русских своеобразное чувство юмора, нам рассказывали на курсах.
Я скажу тебе честно, Бернд. Сам знаешь, ситуация в магазине аховая. Дано указание сократить пятерых. И ты - в списках на сокращение. А у тебя семья, малютки, дом в рассрочку, счета от зубного врача...
Так вот, если ты продашь ему кухню, все изменится, я замолвлю за тебя словечко перед самим Людвигом...

Сизый Нос вернулся к нам с блеском стали в глазах.
- Эта лучшая кухня, которую только можно себе представить. Вы посмотрите на дизайн шарниров, они прослужат вам сто лет...
- Их тод, - аллегорически высказался дядюшка Ро, - кухе найн.
- Что? - вздрогнул Сизый Нос.
- Пусть даже я умру, но кухня в сей квартире меня переживет и тленья избежит, - пояснил я.
- И за этот шедевр, за эти семь чудес мебельного света, - вдохновенно продолжал менеджер, - за это великолепие, благолепие и асклепие мы хотим всего навсего 8987 евро.
- Цу грос, - меланхолически заметил дядюшка Ро.
- Слишком дорого, - перевел я.
- Но это же качество! Это же марка! Это же вещь в себе! – горел на работе Сизый Нос.
- Цу грос, - упорствовал дядюшка Ро.
- Хорошо. Подождите еще немного...
Через пять минут Сизый Нос представил нам своего начальника Франца. Франц ласково посмотрел на дядюшку Ро и зажурчал мелодичным баритоном. Недаром в свое время на занятиях по психической риторике и нейролингвистическому гипнозу он был лучшим на курсах топ-топ-менеджеров.
- И лишь из неизменного уважения к вашим благородным сединам мы готовы уступить вам этот бриллиант кухонного мира за 8321 евро, - закончил он свой блестящий пятнадцатиминутный спич.
- Мне кажется, я все понял без перевода, - сказал мне дядюшка Ро.
- Цу грос, - сказал он Францу.
- Слишком дорого, - перевел я.
Франц покачнулся, но устоял:
- Что ж, можно сделать еще дешевле – поиграть с цветом, минимально, без ущерба качеству, упростить дизайн. Бернд сейчас займется этим.
Надо заметить, что Бернд и в первой половине вечера не произвел на меня впечатление безудержного оптимиста.
- Но уже восемь, - я посмотрел на часы.
- Я и мои подчиненные работают столько, сколько нужно нашим клиентам, - отчеканил Франц и удалился. Сизый Нос с видом зазевавшегося парашютиста рухнул за компьютер.
Вскоре появилась новая цена – 7654 евро.
- Цу... – дядюшка Ро не успел закончить мысль, как Сизый Нос исчез в начальственных коридорах.
Возвращаясь, он нес план кухни с визой Франца, как предмет культа, на протянутых вперед и вверх руках.
- 6543, - возгласил он, - и даже хрен с ним, с моим процентом – 6345!
- Дас гут, - меланхолически заметил дядюшка Ро.
- Эта цена нам нравится, - перевел я.
В небе над Берндом запели ангелы. Разверзшаяся было геенна скукожилась до размеров пепельницы. Зубной врач Гутенахт стал казаться милейшим человеком, даже в чем-то бессребренником.
- Вы ку-ку пи-пи те-те? – Сизый Нос не верил своему счастью.
- Кляйне-кляйне кукен-кукен, - высказался дядюшка Ро.
- Мы бы хотели еще раз посмотреть образец, - перевел я.
- Конечно, - Сизый Нос подпрыгнул метра на два, - идемте. Это Мерседес, это фантастика, это рай на земле, это песнь песней в периоде, - выкрикивал он, судорожно дергая за ручки и открывая дверцы шкафчиков.
- Дас гут. Чууууууууус, - сказал дядюшка Ро, закончив осмотр, и решительно направился к выходу.
- До новых встреч, - перевел я.
- Куда вы? А подписать договор? – в панике завопил Сизый Нос.
- Может быть, позже? - предположил я.
- Аааааааа, - на каком-то ненемецком языке закричал менеджер и подобно самонаводящейся торпеде бросился на дядюшку Ро.
Однако тот ловко увернулся и Сизый Нос вонзился головой в керамический умывальник.
Мы вышли на улицу. Было около десяти, светила яркая луна. В единственном освещенном окне на втором этаже виднелся начальник отдела Франц, прилаживающий веревочную петлю к оконной ручке.
- Что ж, - подытожил дядюшка Ро, - еще раз пять сюда приехать и можно будет покупать.