February 13th, 2003

l

Шайсэгаль. Эпическая поэма. Песнь первая.


Кончался август, цвёл миндаль,
по морю шли галеры.
А славный рыцарь Шайсэгаль
собрался в тамплиеры.

Покинул он отчизну-мать,
поросшую бурьяном,
Святую Землю чтоб отдать
крестья... тьфу, христианам.

Мелькают за спиной луга,
долины и юдоли,
cверкает на гербе нога
свиньи в горчичном поле.

Рука, сжимающая щит,
крепка и мускулиста,
а под доспехами лежит
платочек из батиста.

На нем слиянье двух сердец,
обрамлено умело
словами "Жду тебя, храбрец.
Навек твоя Памела".

Ах, это пенье пенных струй
той ночью после бала,
ах, этот первый поцелуй
сквозь потное забрало!

Но враг топтался у ворот
количеством до взвода.
И Шайсэгаль ушел в поход
на два каких-то года.

Покамест он, войдя в азарт,
стрелял из аркебузы
Памела выскочила за
заезжего француза.

Узнав о новости такой,
достал герой платочек
и вышил собственной рукой
еще пятнадцать строчек.

Сварливый, как веретено,
он дал обиде волю
и начертал «Все бабы...», но
тут я себе позволю

не повторять весь этот вздор,
обсценные фонемы.
Ведь это, блядь, вам не забор,
а это, блядь, поэма!

Саднило сердце от потерь,
а печень от цирроза,
и Шайсэгаль, вломившись в дверь
турфирмы "Крест и Роза",

взвопил: "Один билет в Сион!",
и, дергаясь от горя,
добавил: "Полупансион.
И это... вид на море."