April 17th, 2003

l

Просто добавь яндекс!


Мне кажется, что классическую, или, как выражаются знатоки, "более-менее каноническую", поэзию можно сравнить с таким же каноническим сексом. Стыдливым и тайным.
То есть двое, поэт и муза, взгляды, прикосновения, поцелуи, свет гаснет, шелест одежд, диафрагма...
Надпись "Прошло время".
Рассвет, в колыбели попискивает стишок. На заднем плане ангелочек. Хотя б гипсовый.

Поэзию же неканоническую или "внежанровую", продолжая аналогию, придется сравнить со свальным грехом. То есть кто и с кем разобрать невозможно, но скорее все со всеми, чем наоборот.
Свет не гаснет, а наоборот вспыхивает в самых неожиданных местах.
С утра тоже попискивает, но родство установить трудно, ибо получилось, как с двойней Ружены Гаудрсовой.
И тогда новорожденный текст украшается заголовочками, подзаголовочками, цитатами, эпиграфами, комментариями, сносками, гиперссылками и ещё чем бог на д. положит. Желательно, с упоминанием участников мероприятия. Чтоб видно было, что не сирота.
Выглядит по-прежнему ужасно, но в сыны полка уже годится.
В графе отец нрзбрч, отчество "постмодернизмыч".

Только за последний год я видел штук 100 таких текстов, в которых с унылым постоянством фигурируют одни и те же фамилии.
Авторы вроде разные, но полк-то один.
Дм. Кузьмин, в частности, может уже выпустить антологию "Тексты, посвященные Дм. Кузьмину". В 2 томах. Если подсократить.

Вот о чем я подумал, читая сей коконцептуальный ужас от Дарьи Суховей.