May 12th, 2003

l

Восстанавливая историческую справедливость.


Это были не зразы, а печень телячья.
Точнее, "Печень телячья, тост ржаной чесночный, лук обжаренный, жареный картофель, с соусом или без такового".
Там ещё много было интересного в меню: "Шашлык из свинины или баранины", "гарнир см. выше" и "блинчики kommmorgenwieder".

Начиная с раздела напитков, меню срывалось на немецкий фальцет и достигало своего апогея в строке "Vodka moskovskaya 0.5l 27.00"
Я попытался намекнуть официанту, что тут явно вкралась какая-то трагическая опечатка и уже ожидал, что из кухни выскочит хозяин в переднике с извинениями и запотевшей рюмочкой в руках, ан нет!
Официант просто удалился, брезгливо поводя подносом.

Это стало для меня сильным ударом, и я впал на весь вечер в меланхолию и идефикс. То есть говорил исключительно о несправедливости мироустройства в свете здешней цены на водку.
Так лабух со сцены спрашивал, когда ж мы уже кинемся в пляс, а я мрачно ответствовал: "Когда у вас водка подешевеет".
Кроме того я выразил заочное несогласие с Михаилом Эпштейном, трактующим нынешнюю лит. ситуацию, как "расслабленное многообразие" и даже выдвинул ответную, несомненно абстинентно наведенную, концепцию "напряженного однообразия".