June 22nd, 2003

l

Нет у жизни такого вагона, чтобы я провожать не пришла.


Был вчера на концерте Елены Казанцевой, организованном мюнхенским клубом "Город".
Я не большой знаток и любитель ксп, и песен Казанцевой до вчерашнего дня не слышал, так что восприятие совершенно незамутненное.
Мне понравилось. Со скрипом так вначале, но понравилось.
Как справедливо заметил prostonekto: стихи у Елены простые, чуть не с суффиксом еньк, но две точные строчки, прямое попадание, и они превращаются в поэзию.
Статичность лирической героини (одинокая усталая женщина, на заднем плане жанатые мужуки), кажется мне, правда, несколько искусственной.

Еще есть такая история.
Сто лет назад, еще в Москве, познакомился с девушкой. Сидим в кафе, о чем-то беседуем. Как-то все время разговор сворачивает на поезию и прочую литературу.
Я, однако, держу зубы за губами, я вообще считаю, что писание стихов - сомнительная общественная добродетель, поэтому до 300 граммов я об этом наедине с девушками молчу.
Ну там оставалось еще грамм 250 до 300 граммов.
А девушка вдруг и говорит:
- А я, кстати, стихи пишу.
- Вот как, -отвечаю, - замечательно.
Это, думаю про себя, намтатарам судьба такой: или подтаскивать или уж сразу оттаскивать.
- Хочешь, - спрашивает девушка, - прочитаю.
- Конечно, - говорю. - Очень.
Читает:
Если б я была свободна,
если б я была горда,
я могла б кого угодно
осчастливить навсегда.
Но поскольку несвободна,
и поскольку не горда,
я могу кого угодно
где угодно и когда.


Только года через два я узнал имя настоящего автора этого стишка. Вчера Елена его тоже читала.

Кстати, о мальчиках и девочках. They live! Это вот явные инопланетяне, мне кажется. Кинестетика, да. Калибровка-подстройка-раппорт. Крышеснос заякоренный.
Просто чувствуешь себя старым поручиком Ржевским из анекдота про впендюрить.