June 25th, 2003

l

Малый янтарный анабасис.


Вот Паркер рассказывает, как в баре блядям подавал ананасную воду.
Почитал я, и на меня нахлынули воспоминания. И захотелось, в свою очередь, рассказать про флейты водосточных труб.
Но потом вспомнил, что с флейтами это был уже второй шаг в мир Большого Бизнеса. А первый был такой.
92 год. Я только женился. Приданое жены с 85 года дожидалось своего часа в Сбербанке. Что не пошло ему на пользу.
Когда его удалось вызволить из заточения, нам аккурат хватило на неновый диван из комиссионки.
У меня, впрочем, и вовсе приданого не было.
Короче, надо было зарабатывать Деньги.
И тут друг мой ДК говорит, что есть клевый бизнес.

По таинственным (связанным, вероятно, с колебаниями электромагнитного поля Земли) причинам во Владивостоке дикой популярностью пользуются изделия из янтаря.
Их отрывают буквально с руками.
Канал на Владивосток есть. Но покупать товар в московских магазинах пошло.
Надо ехать под Калининград, в пос. Янтарный, где стоит завод по производству одноименных изделий. На его территории есть магазин для рабочих завода. Там цены близки к абсолютному нулю!
Прибыль гарантирована!
Для вящей уверенности мне были приданы 3000 долларов в рублях и компаньон Петя.

Расписание поездов было какое-то хитрое. В Калининград мы приехали к вечеру, потом на электричке добрались до Приморска.
Оттуда до Янтарного ещё километров 15.
И никакого (ночь на дворе) общественного транспорта.
Пошли пешком, надеясь на попутки.
Попутки были, но мы, видимо, не внушали им доверия. Они же не знали про 3000 долларов.
Меж тем имело место новолуние. То есть не было видно ни зги ни других народохозяйственных объектов.
Табличку, указывающую поворот на Янтарный, заметили чудом.
Повернули, идем. Тут уже даже попуток нет.
Пейзаж выглядит так.
Чисто поле, в нем дорога, с обеих сторон посажены деревья в один ряд.
Посажены сразу после войны, наверно, потому что вымахали уже будь здоров.
По этой импровизированной аллее заре навстречу шагаем мы.
Для бодрости пересказывая друг другу Стивена Кинга.
Вдали показываются аж две машины - мы машем руками, как крыльями. Без толку. Поднимаемся на пригорок и видим фантасмагорическую картину, освещаемую фарами.
Дорога перегорожена лежащей на боку здоровенной фурой. Кабина фуры упирается в левый ряд деревьев. А корма в правый.
Обогнавшие нас машины остановились перед ней, дальше дороги нет.
Около кабины фуры видны какие-то темные пятна. Невдалеке стоят четверо мужиков, видимо, пассажиры этих двух машин.
"Пиздец", - резюмирует один из. Что, видимо, относится к состоянию водителя фуры и к ситуации на дороге одновременно.
Мужики решают, что одна машина едет обратно в Приморск вызывать милицию.
Ночевка на фоне трупа не входит в наши ближайшие планы, поэтому мы за какие-то деньги договариваемся с водителем второй машины, что он добросит нас до Янтарного. В объезд.
В пять утра врываемся в Янтарном в какую-то школу, подкупив заспанного сторожа (гостиница есть, но среди ночи не селют), и часа 3 спим на матах в спортзале.
Там же умываемся, обливаем себя одеколоном и идем на промысел.
Ключевой момент - проникнуть на закрытую территорию завода.
Но у нас есть ноу-хау.
Я звоню от проходной в приемную директора.
Здравствуйте, я генеральный директор ТОО "Обмен жидкостями тела", Москва. У меня есть к Вам одно коммерческое предложение, которое вас обязательно заинтересует...
Да-да, спасибо. И на коммерческого директора моего ещё один пропуск…
Проходная позади. К директору мы, конечно, не идем, напрасно он нас с замиранием сердца ожидает, а идем мы согласно полученному в Москве плану местности в алкаемый магазин.
И наблюдаем на нем выполненную в позднеимпрессионистской манере табличку "ПЕРЕУЧЕТ".
В середине следующей недели откроемся, - жизнерадостно обещает продавщица.

Вечером того же дня мы с Петей сидим в вагоне-ресторане поезда Калининград-Москва и на сэкономленные в связи с переучетом средства активно снимаем нервное напряжение.
Несколькими часами позже, зачем-то высунув голову в окно вагонного сортира, я немного заблевал территорию суверенной Литвы.