July 30th, 2003

l

О путевводителях.


Ещё путешествуя по Мальте, я заметил, что лучшие из п. написаны в барах описываемой страны, а худшие в барах по месту жительства.
Впрочем вполне отказаться от интимных услуг п. я тоже не в силах, иначе всегда получается, что приехав без п. в город Заштаттенбург, я вместо тамошнего собора (архитектурного шедевра лохматого столетия) и знаменитого моста через реку Флюс осматриваю местный мукомольный завод и пару прилегающих к нему пивных.
На обратном пути в таких случаях испытываешь просто танталовы какие-то муки, в кошмарах то и дело мелькает надгробный камешек со скромной надписью готическим шрифтом "Задушен Жабой".
Кстати, Марк Твен, беспощадно насмехаясь над Бедекером, все ж не ступал без него и шагу, так что моя беспринципность лежит, как обычно, в широком русле традиции.
Так вот, в главе п., посвященной Констанцу, нам всячески рекомендовался ресторан Пиноккио.
Автор п., в предыдущих главах нордический до полной фригидности, дойдя до сего места, начал выпрыгивать из штанов.
Мы узнали, что Констанц - самый итальянский город Германии, а Пиноккио - самое итальянское заведение Констанца. Одной граппы здесь 180 сортов. Ресторан сгибается под наплывом посетителей. Столики надо заказывать заблаговременно.
Незаблаговременные, мы вздохнули, облизнулись и забыли.

После прогулки по Констанцу решили поужинать. Снедаемые сакральной проблемой выбора, бродили меж общепитами. В подворотне мелькнула очередняя вывеска. Движимый любопытством естествоиспытателя я обнаружил переулок, украшенный пятью мусорными баками. Подле одного из них на меня недовольно щурилась разбуженная кошка.
Тут же за тонкой изгородью располагался летний зал ресторана. На помнивших казнь Яна Гуса скатертях стояли одинокие пепельницы. Посетители отсутствовали.
Изгородь была украшена обшарпанной вывеской "Пиноккио".

И напоследок немного рекламы. Если кто будет в Констанце - смело идите в ресторан при местной пивоварне Joh.Albrecht. Воспоминания о сковородке жареной с беконом картошки, сдобренной сливочным шампиньонным соусом, там же свиная отбивная, а поверх всего толстый слой расплавленного сыра, по сей день вызывают у меня множественный оргазм пищевода.
l

Немного краеведения. Форарльберг.


В Брегенце, столице самой западной австрийской земли Форарльберг мы оказались заточены в башне св. Мартина, "с которой открывается великолепный вид на город и Боденское озеро".
За окном начался дикий ливень, смывший честолюбивые планы пешего покорения местных горок.
К счастью, внутри башни находился местный краеведческий музей. Целый зал был посвящен военному искусству форарльбержцев от каменного века до нашего времени.
Там были карты древнеримских сражений, артефакты времен 30-летней войны и фотографии всех комендантов местного гарнизона.
Изучение стендов доставило мне немалое удовольствие.
Видно было, что форарльбержцы очень трепетно относятся к своему прошлому, к своим героическим предкам и к своему недвижимому имуществу.
"В тот поход пошло около тысячи австрийских солдат, в том числе 3 форарльбержца".
"В ходе жестоких боев за город погиб один человек и сгорела конюшня".
Но два эпизода отмечу особо.
Первый касается известного перехода Суворова через Альпы, с целью защитить союзников и дать отпор французским агрессорам.
В истории Форарльберга этот факт нашёл следующее отражение: "Фельдмаршал Суворов и 20000 его недисциплинированных казаков за несколько месяцев причинили хозяйству Форарльберга общий урон на 100 с лишним тысяч гульденов".
Второй - история про то как 1 мая 1945 года в Алжире (!) был создан первый сводный австрийский батальон (антифашистский). Воинственные хлопцы сели на пароход и поплыли мылить Гитлеру холку.
12 мая они прибыли в Марсель, где были шокированы новостью об окончании войны. Тем не менее бравые ребята с ружьями наперевес промаршировали до самой Австрии, где батальон приказом советского коменданта был распущен.
Именем одного из офицеров батальона, доктора Венцеля, погибшего в пути от хронического плоскостопия, названа улица в Брегенце.