September 30th, 2003

l

Сага о пожарной безопасности.

Если в первом акте на сцене висит огнетушитель...
А. П. Чехов. Из черновиков.

Одним туманным и в чем-то даже седым утром часиков эдак в шесть со страшенного бодуэна де куртене мы ползали с половыми тряпками по коридорам общежития N4.
Со стороны это напоминало акцию "Тимуровцы помогают уборщицам".
Но если б в тот мрачный час, воспоминания о котором до сих пор вызывают у меня содрогания в пищеводе, в тот скорбный час унынья духа и страданья плоти , прогрессивное человечество, зорко подметив , что вопрос "Что делать?" в сложившейся ситуации несколько неуместен, спросило бы "Кто виноват?", я как на духу ответил бы, что виноваты во всем исключительно г.г. Фрейд, Юнг и иже с ними.
Ибо выдумав подсознание, вся эта болезненная когорта нанесла нашей цивилизации удар сапогом в солнечное сплетение.
Вас когда-нибудь били веслом сапогом в солнечное сплетение? Тогда проблемы цивилизации покажутся вам знакомыми.

Все началось с того, что на далеком первом курсе мы услышали потрясшую наше пубертатное воображение формулировку приказа об отчислении "За многократные нарушения общественного порядка и дебош с огнетушителем".
С этого момента, к гадалке не ходи, вся наша дальнейшая судьба была предопределена. На фоне мелких повседневных желаний, как-то водка, бабы, задание по матану, москва, карьера, нобелевка - вознесся подлинный Эверест стремлений и упований.
Поэтому уточнять имя героя этой истории нет смысла. Он был просто ОднимИзНас.

Через три года (с учетом армейских вакаций) мы добрались до третьего курса. По этому поводу в общаге происходила какая-то очередняя пьянка. Все шло по накатанному сценарию. Где-то вдали раздавались крики "Петрович". Мы умиротворенно курили в коридоре.
И вдруг дверь, ведущая на лестницу, распахнулась. Мы увидели ОдногоИзНас. Он держал огнетушитель, на ходу переводя собачку в положение "стрельба очередями". ОдинИзНас нажал на рукоять и...
Огнетушитель громко пукнул и испустил тоненькую струйку бурой жидкости.
Язвительные зрители охотно прокомментировали фиаско брандмейстера: „Эх ты, юный пожарник!", "Лучше неси ведро с песком!".
В монографии "Опрометчивые поступки" этот эпизод должен занять почетное место.
ОдинИзНас отступил на лестницу, но через минуту появился снова. С огнетушителем. Никто из нас не мог предположить, что это уже другой огнетушитель. До тех пор, пока из него не ударили пенные струи.

Если вы смотрели фильм "Приключения Электроника", то наверняка запомнили сцену, в которой Сыроежкин бегает с тяжеленной штангой по спортзалу. Наша реакция в точности повторяла реакцию героев фильма. Те, кто успели, заползли в свои комнаты, остальные же пали наземь и прикинулись складками местности.
Беда в том, что ОдинИзНас быстро забыл о том, что у него в руках орудие массового поражения. Его охватила жажда простого человеческого общения. При этом его удивляло, да что там, шокировало, что встречные коллеги не только не поддерживают разговор по душам, а всячески намекают, что его общество им неприятно.
Джентльмена, пытавшегося скрыться от судьбы на четвереньках, ОдинИзНас превратил в самоходную модель снеговика.
Затем он решил посетить комнаты, в которых жили (на тот момент скорее, прятались) его друзья.
Тем, кто догадался запереть дверь на замок, он предварительно вышибал её ногой.
Зайдя в гости, ОдинИзНас обогащал интерьер пенными сталактитами и сталагмитами. На его вкус можно было положиться. Посещенные им комнаты живо напоминали пещеры Лейхтвейса, разве что без сокровищ.
Увидев, что ОдинИзНас приближается к моей двери, я решил мужественно вызвать огонь на себя и спасти этим родное жилище.
Первая часть плана удалась блестяще.
Что я вам должен сказать дорогие друзья?
Пейнтбол сосет, громко причмокивая.
Однако пока я отплевывался от пены, ОдинИзНас зашёл ко мне в гости и удовлетворил свои скромные дизайнерские потребности.

И тут у огнетушителя закончился заряд.
Дальнейшее хорошо описано поэтом Высоцким:
"Навалились гурьбой, Стали руки вязать, А потом уже все позабавились".
В итоге ОдногоИзНас уложили в постельку, а чтобы как-то пригасить жажду деятельности, столь характерную для индивида, принявшего на грудь рекордный вес, соединили тело с ложем четырьмя морскими узлами. И множеством сухопутных.
После чего опять собрались в коридоре, закурили и предались бурным воспоминаниям о событиях получасовой давности. В разгар рассказа про то, как я пытался повторить подвиг Матросова, на лестнице послышался какой-то грохот.
Через минуту перед нами снова предстал ОдинИзНас. Скрестив библейского Самсона с Терминатором, вы получите некоторое представление о его внешнем виде. С его конечностей живописно свисали путы и узы...
А в руках, захлебываясь от счастья, фонтанировал очередной огнетушитель…