January 14th, 2004

l

citius? altius... fortius!


Пошел я вчера записываться в спортклуб, что напротив дома. В секцию "футбол для сеньоров". Процесс представлялся мне простым, как звуки, издаваемые крупным рогатым скотом: я плачу 42 еврорубля и полгода гоняю мяч в компании таких же долбоебов.
Однако в правлении клуба денег не взяли, а наоборот дали мне телефон тамошнего футбольного тренера. Он вам, сказали, назначит пробную тренировку.
Я шел домой в некотором недоумении. У меня создалось впечатление, что меня ошибочно считают арьергардом олимпийского резерва.
Однако я сказал себе:
"Петров, блядь!
Ты дожил до 34 лет, из тебя уже давно сыплются пыль и тараканы, а в твоей жизни до сих пор еще не было ни одной пробной тренировки. Когда, если не сейчас?! Дерзай!"
И я позвонил тренеру.
Тренер был чрезвычайно любезен.
- Конечно, - говорит, - приходите. Почтем, - говорит, - за честь.
- Я, - говорю, -тоже.
И никаких, заметьте, пробных тренировок. Т.е. пидары из правления, как всегда, все перепутали.
Договорились о времени и месте. Стали прощаться.
- Только позвольте еще один вопрос, - мурлычет тренер.
- Конечно, - воркую я.
- А за какую команду вы раньше играли?
Тут я впал в некоторый ступор, как персонажи пиесы "Ревизор".
- Что, -говорю, - простите?
- Ну в прошлом сезоне вы же играли за какую-то команду?
Похоже, меня приняли за неизвестного бразильского самородка. Едва покинув памперс, я уже утюжил пляжи Какабобаны, мой старший брат погиб от подката, средний сбежал с заезжей сборной трансвеститов и я был вынужден с малолетства зарабатывать деньги, жонглируя мячом посреди залива, кишащего акулами и налоговыми инспекторами.
- Речь идет о профессиональном футболе? - растерянно спросил я.
Тренер обиделся:
- Ну, конечно. Я же профессиональный тренер. У нас Punktebetrieb. Официальные игры. Результаты в газетах. Мелким шрифтом. Крайслига. Бля.
- Мнэээээ..., -говорю, - мнэээээ... А так вот: дыр-дыр, пых-пых, буц-буц... чиста для здоровья? такого футбола у вас нет?
- Такого -говорит тренер сурово, - нет.
- Даже для старперов? - спрашиваю - тут вот в расписании стоят какие-то херы 32-38 лет.
- А вам сколько, простите? 34? Пфффф. Бля. Пфффф. (это звуки разочарования). Ну, ладно, приходите в четверг. Только учтите: мы тренируемся на искусственном газоне. Бутсы должны быть без шипов!
Я обязательно учту, да. Не могу не учесть.
С шипами у меня все равно нет.
l

citius? altius... fortius! (ретроспектива)


Нахлынули, натурально, воспоминания.
Первой моей спортивной секцией была секция плавания. Меня туда отдали во втором классе. С тех пор я ненавижу плавание. Года через три гордые родители пришли узнать у тренера, каковы мои успехи.
- Наметился очевидный прогресс, - сказал тренер, - мы уже иногда пробуем отбирать у него пенопластовую доску.
Тогда меня забрали из плаванья и отдали на волейбол.
С тех пор я ненавижу волейбол. На редкость дебильная игра, даже хуже бейсбола.
К моей радости за два года в волейбол мы играли всего несколько раз. В начале занятия мы бегали полчаса кругами по залу, потом были ускорения, потом скачки, потом таскания друг друга за ноги и хождения на руках, потом отрабатывали подачу, потом прием, на этом обычно тренировка заканчивалась.
Классе в шестом мы с другом пошли в футбольную секцию. Друга взяли за способности, а меня по знакомству (тренер играл в преферанс в компании с отцом).
К сожалению, тренер так и не смог разглядеть мои сильные стороны (самобытный дриблинг, высокая диагональная скорость, умение метко попасть мячом по яйцам соперника) и вскоре в частной беседе дружески порекомендовал мне выбрать вид спорта, не требующий особой координированности организма, как-то фехтование для слепых или спортивное домино.
Были еще, конечно, легкая атлетика и гимнастика. Бег по кругу однако всегда казался мне профанацией идеи, за которую помер известный древнегреческий джентльмен, поэтому лучшие секунды в спринте я показывал, гонясь за автобусами.
С гимнастикой же вообще не клеилось. Когда на уроках физкультуры меня вызывали к перекладине, я хватался за нее руками и повисал белой печальной сосиской.
- Не вижу желания. Желания не вижу - говорил учитель физкультуры.
Тогда я начинал дергаться, как белая печальная сосиска, на которую подали 220V.
Учитель физкультуры вздыхал и записывал в графу "Количество подтягиваний" цифру 1.
Девочки презрительно хихикали.
Классе в восьмом все изменилось.
Причины были, кажется, сугубо гормональные.
Я занялся по утрам силовой гимнастикой. В коридоре нашей квартиры возникла перекладина.
Наконец, настал час торжества.
Меня вызвали к снаряду. Я легко запрыгнул на него и подтянулся зачетные 10 раз.
Из художественной литературы мне было известно, что после этого учитель физкультуры должен от радости пуститься в пляс, а девочки восторженно ахать и укладываться штабелями.
Но увы. Литература опять спиздела. Учитель с буддистским спокойствием занес в журнал число 10, девочки же, кажется, вообще ничего не заметили.
С тех пор я ненавижу гимнастику.