June 28th, 2004

l

записки фумигатора


- У меня вши, - честно сказал я продавщице, - вши и голые...
- Голые? - нахмурилась она.
- Ну да. Вот такие, - я показал на пальцах.
- А, - догадалась продавщица, - у вас лиственные вши и голые улитки?
- Именно, - обрадовался я, - улитки совершенно голые. И еще муравьи.
Продавщица поставила передо мной на стол три крохотных пузырька.
- Извините, - сказал я, - я сегодня без микроскопа. А другой расфасовки у вас нет? Я бы взял пару ведер.
- О! - с пониманием кивнула продавщица, - у вас, наверное, целый сад.
- Именно - подтвердил я - Преимущественно вишневый.

Когда мы вернулись из Туниса, оказалось, что от большинства плодово-декоративных культур, произраставших на нашей террасе, осталась лишь скупая строчка мартиролога. Лиственные вши плотно оккупировали кусты и деревья, голые же улитки, сняв урожай цветов и укропа, окопались на знаменитой альпийской горке.
Я высказался было, что с диалектической т.зр. ничего удивительного тут нет, но в ответ Знакомая Девушка (вероятно, учившая диалектику не по Гегелю) придала мне горизонтальный импульс такой силы, что очнулся я только у прилавка садового магазина, где и принял непосредственное участие в вышеприведенном диалоге.
В результате я закупил несколько цистерн ОВ широкого спектра действия и углубился в чтение инструкций по эксплуатации.
У людей, сочинявших эти инструкции, несомненно было яркое креативное прошлое. Видимо, рекламный бизнес как-то ограничивал мощь их воображения, но на ниве фумигации им удалось развернуться полностью.
В частности, в инструкции к жидкости для уничтожения вшей, сообщалось, что ее не следует применять в жаркое время суток, перед дождем, в полнолуние, в субботу, вместе с молочными продуктами или в неправильной концентрации.
В случае же правильного применения возможны следующие побочные эффекты: засыхание растения, истощение почвы, падеж скота, перебои с электроэнергией, апокалипсис, денежный штраф.
Не убоявшись, мы нанесли мощный превентивный удар. Через пару часов на террасу вылезла, хромая, одинокая лиственная вошь. Она посмотрела на нас с укоризной и со словами "Зачем ви травите?" испустила дух.
Ободренные первым успехом, мы разделились. Я напал на муравьев, а Знакомая Девушка занялась улитками.
Инструкция рекомендовала насыпать муравьям яд в места их постоянного обитания и на маршруты движения.
Я немедленно установил слежку с целью отыскать эти самые места и маршруты.
Муравьи однако держались, как Штирлиц в лучшие годы.
Обнаружив, что за ними следят, они начинали путать следы, бегать по кругу, выписывать зигзаги, симулируя, видимо, алкогольное опьянение... Один, которого я уже практически припер к стенке, на моих глазах сиганул в унитаз, повторив трагическую судьбу бедного профессора Плейшнера.
С улитками все было тоже непросто. Вопреки действию ядов поголовье и размеры их стремительно росли. Через неделю стали попадаться экземпляры величиной с небольшой артиллерийский снаряд.
- По-моему они сползаются сюда со всего Мюнхена, - резюмировал я, опорожняя очередную цистерну отравы над альпийской горкой, - видимо, кто-то пустил слух, что у нас лучшая дурь во всем городе.
- Вот что! Нам нужен ёжик! - решительно сказала Знакомая Девушка, упромыслив еще несколько килограмм притеррасной фауны, - ёжики едят улиток!
- А дохлые кошки случайно не едят улиток? - робко поинтересовался я, - В местной газете есть обьявление о продаже Traumpaar (идеальная пара): 14-летние кот и кошечка, недорого...
- Нет, - твердо ответила З.Д., - только ёжики.
Я растерянно развёл руками...

Прошло несколько дней. Вчера поздно вечером мы смотрели футбол. Дверь на террасу была открыта. В середине второго тайма с террасы послышался подозрительный топот. Я выглянул наружу.
Около альпийской горки сидел ёжик и торжествующе чавкал.