August 26th, 2004

l

с легким паром


Был сегодня забанен в феминистическом комьюнити за то, что попросил одну феминистку (мою тайную поклонницу, назовем ее Ф1) во время феминистического конгресса оторвать яйца другой феминистке (Ф2) . Получилось очень концепутально, по-моему.
Собственно, мы очень мирно беседовали с Ф1 о логических предикатах, воздействии железного лома на черепную коробку и лысине императора Нерона и вдруг вся наша беседа оказалась стёртой Ф2. Без объявления войны. Ну тут я и не сдержался.
Надо сказать, что это всего четвертый человек, который меня забанил за три с половиной года, и всех четверых объединяет одно: это божьи люди, милые городские сумасшедшие, на которых обижаться просто нельзя.
Первым был, как сейчас помню, holmogor. Несчастный человек, который с детства мечтал о блестящей военной карьере. Уже в 12 лет он знал наизусть имена всех участников битвы при Пилофермах. Медкомиссия, на которой его комиссовали с подозрением на стригущее плоскостопие, стала для него настоящим ударом. Теперь он работает спортивным комментатором на радио, а в часы досуга читает нимфеткам стихи И.А.Бродского.
Разбитый склерозом, он призабыл одну небольшую подробность новейшей истории, о которой ему пришлось напомнить с помощью поисковой системы Гугль. Не в силах признать свою ошибку, он поступил, как настоящий самурай: забанил оппонента.
Вторым выступил mithgol. Этот бедняга просто не в силах скоординировать работу рук и головы. Провинился я перед ним тем, что читаю журнал юзера apazhe. Такой вот corpus delicti. Я даже единой репликой с ним не успел обменяться.
Но т.к. он забанил таким образом несколько тысяч юзеров, а систему поиска по своему бан-листу он планирует внедрить лишь в первом квартале 2005 года, через некоторое время он забыл, что я его злобный недруг, и бросился защищать меня от коварной газеты Экслибрис-НГ.
У меня навернулась слеза, но возможности поблагодарить его у меня, сами понимаете, не было.
Третьей стала eitne. Тут причина та же, что и в части 2, причем история повторилась полностью: на днях девушка пришла в мой журнал сообщить, что ей понравился недавний стишок. Совершенно не краснея и не шаркая ножкой. Божие люди, я ж говорю.