November 16th, 2004

l

народная навигация forever!


Если меня, конечно, прислонить в тихом месте к теплой стенке, взять за грудки и сказать: "А ну-ка решай, сукин сын, что тебе дороже: глобальный интранет или народная навигация", то я затрясусь как...
Вот на этом самом месте две недели назад меня разбил кризис жанра.
Ну сперва я, конечно, возомнил.
Разница между человеком разумным и человеком возомнившим на первый взгляд небольшая, примерно как между толстым писателем и писателем толстым, однако довольно принципиальная. Человек возомнивший уже не может ограничиться банальным каком вроде "затрясусь как осина" или "заплачу как дитя", ему подавай что-нибудь этакое на три с половиной лексических оборота, с лёгким привкусом нонпарели и пасторальным видом на розенталя.
За всю следующую неделю я не написал ни строчки, а лишь выдумывал новые и новые каки сокрушительной эпической силы. К счастью под рукой у меня не было ничего тяжелее "Настольной книги юнната", так что на 85-м каке ("затрясусь, как генетически модифицированный помидор в руках академика Лысенко") я отступил от темы народной навигации, решив, что психическое здоровье дороже.
К тому же надо было работать. Неприятно, когда в графе "причина увольнения" написано "растление вьючного животного".

Но тема крепко взяла за горло.
Сегодня с утра я получил электронное письмо (копии шефу проекта, шефу отдела, директору института).
"Дорогой хер Петров, - написал мне изобретатель народной навигации, - огромное спасибо за проявленный вами на выставке интерес к нашей ориентационной системе. Поразительным для меня стал однако тот факт, что в вашем дипломе я обнаружил не только фундаментальные ошибки..."
Это меня сразу наст-ло.
Во время выставки я как раз задумывался о проблеме потери информации на пути между моим немецким языком и немецкими ушами слушателя.
Скажем, поняла ли девушка, которая ткнув в радиоприемник Bosch, спросила, где она может купить такой видеомагнитофон, куда я ее послал?
И не превратно ли истолковал старичок - разработчик первых стандартов цифрового радио - мои рассказы о светлом будущего его детища? Не повесился ли он затем в припадке меланхолии на собственных подтяжках?
И вот теперь это письмо.
В каком нахер дипломе?
Я не рассказывал ему ни о каком дипломе и вообще не произносил ничего фонетически похожего на слово "диплом", включая "дуплом", "теплом" и даже "еблом", хотя, казалось бы, чего стесняться.
Изобретатель пришел утром, когда я был свеж, трезв и держал свою нижнюю челюсть в руках в рамках приличия.
"Что это у вас тут?" - воинственно ткнул он в мой монитор - "Уже вижу что. Сплошной алогизм и несуразица. Вот вы пишете А1. Что такое, скажите на милость, А1? Автобан? А почему именно номер 1? Почему не 2 или не 999? В этом же нет никакой логики. Или ваши координаты. Эти градусы, минуты, долгота, широта... Никто не в силах в них разобраться. Но всё. Теперь этому пришел конец. Вместо устаревшей и нелогичной чуши я предлагаю новую систему ориентирования. Кстати, я её не сам выдумал. Этой системой уже добрую сотню лет пользуются слепые и скауты."
(Тут я хотел его перебить и уточнить, пользуются ли системой слепые скауты, просто для того, придать моим знаниям в этой области некую завершенность, но не успел).
"Мы делим круг на 12 частей, смотрите, как цветок с лепестками. И теперь нам достаточно сказать, в каком лепестке цветка и на каком расстоянии от центра мы находимся, чтобы однозначно определить наше местоположение в пространстве."
"Но тогда, - сказал я, - мы нуждаемся в некоей, так сказать, центральной точке"
"Вы очень быстро соображаете, - похавалил меня изобретатель, - в каждом населенном пункте будет своя такая точка. В простой деревне площадь перед ратушей. В Кёльне - Дом. Я только что из Ганновера, тамошние власти никак не могут выбрать подходящую. Зато в Берлине, сами понимаете, выбрали сразу две."
"А извините, - спросил я, - при движении не возникнет проблем? Ну когда путник идёт из пункта А в пункт Б и даже дальше. Не возникнут у него при постоянных переходах из одной координатной системы в другую головокружение, дезориентация и желание подержаться за что-то твердое?"
"Нет, потому что помимо множества локальных центров моя система имеет один глобальный, который задает абсолютные координаты любой точки земного шара."
"То есть вы нашли-таки пресловутый центр мироздания, - обрадовался я, - то самое место, где Мировая Ось пронзает земную кору и одиннадцатиглавый Авалокитешвара устремляет вверх пирамиду своих голов?"
"Да, - скромно сказал изобретатель,- "Это Мюнхен. Мариенплац".