November 17th, 2004

l

батоны и шахматы


Практикант, с которым я теперь делю служебную камору, в принципе нормальный, только всё время жрёт. При том, что конституция у него крайне субтильная. Если бы у меня был насморк, я бы даже мог его ненароком перешибить.
Так вот практикант приходит в десять утра и немедленно начинает поглощать сэндвичи. В полдвенадцатого мы идем обедать, причём он берет суп, второе, два гарнира и салат. На этих крохах ему удается дотянуть часов до двух, после чего опять приходится морить червячка парой бутербродов.
В пять вечера, не дожидаясь следующего пароксизма, я убегаю, но когда я один раз забыл на столе налапник и вернулся - практикант трудился над освоением богато фаршированного багета.
Я держусь из последних сил, отстреливаясь редкими яблоками.
Всё это, кстати, уже описано писателем Житинским в рассказе "Эффект Брумма" (название конечно, забыл, нашел в гугле по ключевым словам: житинский, лазер, гвозди; правда, эта версия кажется мне слегка укороченной).
Практически практикант (простите за тавтологию) - второй человек, которого я знаю, способный к непрерывному изохорическому пожиранию батонов.
С первым я познакомился 20 с лишним лет назад на открытом первенстве города по шахматам.
Его фамилия была Стрельников, а служил он, кажется, в милиции. Мне он покровительствовал и звал "юное дарование".
К началу партии Стрельников всегда приносил (свежий! ароматный!) батон за 25 копеек, чем подавлял волю к победе у противника и заодно еще у нескольких человек, игравших на соседних столах.
В одном из туров моя партия затянулась. Уже освободившиеся игроки бродили по залу, следя за ходом чужих баталий.
У меня было лишнее качество, но додавить противника никак не удавалось. Я уже подумывал о ничьей, как вдруг почуствовал прикосновение к своей спине. И даже не одно, а несколько последовательных.
Это было похоже на какой-то сигнал. Я напряг топологический мускул. Сигнал повторился. Ага, вот это буква К. Это d. А это 5.
Кd5! - сделал я ход конем.
Читать по спине учишься довольно быстро.
Лf1.. Фf3...
Ходов через 10 противник остановил часы.
После окончания тура проводилась жеребьевка следующего.
- Юное дарование, мы не с тобой завтра играем? - осведомился у меня Стрельников, активно дожевывая батон - Нет? Тогда обязательно сходи с утра в баню, пропарь хорошенько спину.