December 28th, 2004

l

конспект к рассказу о г. Ротенбург


1. Китайский путеводитель "Европа для чайников" и последствия злоупотребления им.

2. Круглогодичная новогодняя ярмарка. Палатка "Tschai. Russischer Tee", украшенная расписными деревянными ложками.

3. Ратушная площадь. 25 палаток, разливающих глювайн - и один общий пункт сдачи использованной тары. Наши попытки удалиться от площади. Необъяснимый ея магнетизм. "За капитана Гаттераса!". К середине дня приемщица тары стала меня узнавать. К концу сказала: "В вашем возрасте пора найти более приличные способы заработка".

4. Дом, в котором датский король жил 7 дней, и дом, в котором немецкий кайзер жил целую неделю.

5. Самое знаменитое здание Ротенбурга - бывшая пивнуха. Исторический глоток (во время 30-летней войны город был захвачен неприятелем. Неприятельский генерал нашел ротенбургского бургомистра в пивной. Бургомистр икал. "Сровняю ваш город с землей", - сказал генерал, - "коли не найдется среди вас удальца, который сможет выпить три с четвертью литра вина одним глотком". Бургомистр мутным взглядом оглядел помещение, понял, что лучшие бойцы лежат под забором, а самые лучшие за, и взял ответственность на себя.)
В честь спасения города проводится ежегодный фестиваль.

6. Церковь св. Якоба. Несколько капель настоящей крови Христа. Вход 1.50 € (примерно 0.3€ за каплю).
Сколько лет прошло с тех пор, как Иисус прогнал торговцев из храма, а они все продолжают ему мстить.

7. Музей города в помещении бывшего монастыря доминиканок. Выразительные скульптуры добродетелей и пороков, "Страсти Христовы" в 12 картинах (злодеи опять в чалмах и рыцарских доспехах), прекрасная выставка оружия, монашеская келья с двуспальной (?!) кроватью.

8. Замок (отсутствие замка). Разрушен землетрясением в 14 веке, с тех пор не восстанавливался. Верткий молодой человек, за которым, тяжело дыша, несется толпа растрепанных старичков и старушек: "Сейчас мы посмот'им синагогу. А потом п'ек'асный вид на ок'естности".
Евреи! Вас опять обманули. Это никакая не синагога, а капелла св. Блазиуса. Вид тоже так себе.

9. Церковь францисканцев. В центре объект современного искусства под названием "145 Hz".
Объект представляет собой деревянный шар метрового примерно диаметра, подвешенный на 4 струнах от пианино, и служит резонатором. 6.11.04 в церкви состоялся первый "медитативный концерт". Психотерапевт Клангкопф продолжает прием слушателей.

10. Подъем на ратушную башню. Техника пользования люком и жалобы на отсутствие флотского опыта. Старушка отбрасывает кони костыли. Милосердно: плата взимается в самом конце подъема. Ротенбург в позиции сверху. У меня застревает таз. Судьба женщины в норковой шубе.

11. Рождественский музей. Самая большая коллекция щелкунчиков в мире (с учетом посетителей).

12. Средневековый музей пыток. Очень, очень познавательно. В подвале множество приспособлений, которые составили бы честь любому секс-шопу. На стенах десять веков судебных постановлений. Вакханалия готического шрифта. Эпоха Возрождения и ее ноу-хау. Душевный подход к четвертованию. Пенитенциарное ношение маски: фасоны и дизайн. Нюрнбергская баба для побивания камнями (с кокошником). Памяти ведьм - мемориал с вечным огнем.

13. Ротенбург иудейский. Рабби Мейр бен Барух и его поход в Палестину. Pogrom (1298 г.). Чума. Опять pogrom. Пожар. Спор хозяйствующих субъектов. Синагога становится часовней Девы Марии. Последний еврей покидает город (1514 г.). Последний еврей снова покидает город (1629 г.). Последний еврей продолжает покидать город (1673 г.).

14. Вечер. Возвращение к вокзалу. Нас останавливает городская стена. Чтение таблички "Подъем на собственный страх и риск". Подъем на городскую стену. Путешествие по городской стене. Темно. Рифма к слову "темно". Поиск таблички "Спуск на собственный страх и риск". Наступаем на ухо, горло и нос собственной песне. Конец путешествия.
l

(no subject)

Кстати, во время посещения все того же музея пыток, выяснилось, что нерадивых булочников (экономивших на муке или застуканных с булочками слишком малого размера) в средние века наказывали так: сажали в специальную клетку, которую энергично макали в воду, благодаря чему булочник приобретал дополнительную квалификацию водолаза (или утопленника, тут уж как повезет).
Возникла идея, что "баварский" размер порций обусловлен генетически.
Но справедливо это лишь для маленьких городов, а в больших уже чувствуется пагубное чужеземное влияние.
Помню, год назад я заказал в расфуфыренном ресторане на Леопольдштрассе "охотничье ассорти". Меню обещало трогательную встречу с крольчатиной, утятиной и олениной.
Мне принесли тазик подливы в центре которого не сразу, но удалось нащупать вилкой два крохотных кусочка мяса.
Я пришел в сильнейшее возбуждение, причиной которого была интерференция
1) обостренного чувства голода
2) попыток досчитать до трех, обрывающихся на самом интересном месте
3) желания пометить обнаруженные кусочки опознавательными буйками
4) интереса, не перепутано ли блюдо "охотничье ассорти" с блюдом "пытливое око" и не полагается ли к последнему микроскоп.

Заметив мое замешательство, официант рванул на кухню и через минуту вернулся с извинениями и крохотной розеточкой. Видимо, по замыслу повара, в розеточке должна была возлежать утиная грудка. И для этого злокорыстный мерзавец загубил новорожденного утенка. Хотя, возможно, конечно, канарейку или колибри.

Нет, согласитесь, были все-таки в средневековье свои приятные моменты.