June 23rd, 2005

l

жанив в кустах


Доброе утро, уважаемые радиослушатели. В эфире очередная передача из цикла "Загадки истории". У микрофона наш постоянный обозреватель Кр.Опоткин

Здравствуйте. Сегодня мы расследуем загадочное происшествие с бывшим министром иностранных дел ФРГ Хансом-Дитрихом Геншером. В одном из своих недавних выступлений в Берлине он так вспоминает об этом событии:
"Халле (Восточная Германия). 1949 год. Я был тогда молодым либералом и изготовил десять плакатов с коротким, но доходчивым лозунгом: "Русские, прочь!". Ночью мы вместе с одной юной девушкой взяли ведерко клейстера и пошли расклеивать их по городу. Вдруг мы заслышали шаги. Мы подумали, что это русский патруль, и полезли прятаться в ближайшие кусты. При этом ведерко опрокинулась и клейстер вылился на красные туфельки девушки. "Ничего, - пообещал я, - КМПКВ, я куплю тебе новые туфли." Прошло 20 лет. Я перебрался в ФРГ и в 1968 году был назначен на пост министра. На следующий день я получил телеграмму: "Ну вот, теперь ты министр. А где мои красные туфли?". Конечно, я не мог не сдержать обещания и выслал их ей немедленно".

Для адекватного восприятия этой истории мы, дорогие радиослушатели, должны понимать, что политики - это люди особенного склада. Строение их психики таково, что они воспринимают любое свое действие метафоро-аллегорически, перенося частные переживания на общегосударственный, а то и общемировой уровень.
Если в такого политика кинуть, допустим, помидором, то через несколько лет в его мемуарах можно будет прочитать, что "кровавый режим развязал руки кровавым палачам, и их кровавые снаряды оставили кровавые следы на моем теле".
Да и любой психотерапевт скажет вам, что, к примеру, депутату-аграрию от хтонического запора помогает не фармакология, а прослушивание передачи "Сельский час" от 19 мая 1974 года.

Но мы отвлеклись. Вернемся к Хансу-Дитриху Геншеру, проводившему вечер в кустах вместе с юной девушкой и испачкавшему ее красные туфельки некой субстанцией, внешне напоминающей клейстер. Попробуем препарировать историю бритвой Оккама. В самом факте нахождения молодого человека с девушкой в кустах нет ничего предосудительного или необычного. Многие из нас неоднократно бывали в ситуации, когда негде. Странности начинаются с появления в тех же кустах плакатов. Спору нет, самоклеющаяся модель крейсера "Варяг", гири-двухпудовки и плакат с надписью "Русские, прочь!" - вещи совсем не лишние в домашнем хозяйстве. В определенных обстоятельствах они могут оказаться очень полезными. Но в кустах наедине с девушкой? Сомневаюсь. Подозреваю, что история с плакатами сконденсировалась в голове Геншера уже много позже, возможно, в годы холодной войны. Отчасти это подверждается тем, что в апокрифе ничего не говорится о том, что случилось с плакатами после заляпывания туфель. Сие объяснимо: omnia animalia tristia sunt, и на этой грустной нотке молодые люди расстались.

Следует отметить и благородное поведение девушки. Полежав с Хансом-Дитрихом в кустах, она была вправе рассчитывать на предложение руки и сердца. Но его не последовало. Подождав двадцать лет и, по всей видимости, разочаровавшись в былом избраннике, она справедливо решила, что "с паршивой овцы - хоть шерсти клок" и послала вышеупомянутую телеграмму. И вскоре была вознаграждена парой красных туфель, которые оказались на три размера меньше ее ноги.

Спасибо за внимание, дорогие радиослушатели. В следующей передаче из цикла "Загадки истории" мы поговорим о тайнах орального... простите, овального кабинета.
l

еще раз об АТ


1. В очень полезном треде у avva (большое спасибо ему, sashnik и другим участникам обсуждения за конструктивность) LJ Community Manager Дениз Паолуччи доходчиво объяснила рамки дозволенного:
If someone wrote "Russians should die", that's an opinion, and it's not calling for someone to actually do it. If someone wrote "Go out and kill a Russian", that's instigating violence, and that's not permitted.

(Если кто-нибудь написал "Русские должны умереть" это мнение, не призывающее никого реально этим заниматься. Если кто-нибудь написал "Иди и убей русского" - это разжигание розни, и это не разрешено.)


Тем самым любимое выражение Вербицкого "Ему надо отрезать половину жопы" автоматически попадает в разряд дозволенных.
Я думаю, конфликт исчерпан: не составляет труда заменить "Убей натовца" на "Натовец подлежит уничтожению", если кто-то не хочет это сделать, то это уже упрямство, а не борьба с цензурой.

2. Другий важный урок произошедшего: флеш-мобы лишь усложняют ситуацию. Легче разобраться с одним журналом, чем с множеством, к тому же во втором случае неизбежно страдают невинные (см. случай paslen)

3. Что касается людей, которые после известной встречи жж-юзеров в "Гоголе", не дождавшись даже публикации проекта послания в АТ, кинулись строчить превентивные доносы - я бы рекомендовал им на пару месяцев покой, солнце, трехразовое питание, ну а будут ли развязывать рукава, это уже зависит от их поведения.
Если еще кто-то не отличает прошлое время от будущего, условное наклонение от изъявительного и несовершённое действие от совершённого -я еще раз вкратце объяснил.