December 6th, 2005

l

читая шпеера


Обнаружил любопытный отрывок:
Поздней осенью 1944 г. английский флот начисто заблокировал немецкие войска на греческих островах. Несмотря на абсолютное превосходство англичан, немецкие солдаты были переправлены на материк, временами — на расстоянии видимости кораблей неприятеля. За это немецкая сторона взяла на себя обязательство с помощью этих пополнений отражать натиск русских на Салоники до тех пор, пока они не будут взяты английскими войсками. Когда эта операция, затеянная по инициативе Йодля, была закончена, Гитлер заявил: «Это останется единственным случаем, больше мы себе ничего подобного не позволим».

Не все тут понятно. Во-первых, немецкие гарнизоны на Крите и Родосе не были эвакуированы и спокойно просидели на островах до самой капитуляции. Во-вторых, советские войска не только не наступали, но вроде бы никогда и не собирались наступать на Салоники.

Объяснения можно найти в мемуарах Черчилля. О том, что Греция входит в сферу британских интересов, говорилось еще в Тегеране. 18 мая 1944 английский премьер-министр Иден пригласил к себе советского посла и предложил "размен" Румыния - Греция. Посол ответил, что советское правительство согласно, но надо бы еще узнать мнение американцев. 11 июля Черчилль повторно написал об этом Сталину, и тот ответил:
В отношении вопроса о Румынии и Греции здесь нет необходимости повторять то, что Вам уже известно из переписки между нашим Послом в Лондоне и г-ном Иденом. Одно мне ясно, что у Американского Правительства есть какие-то сомнения в этом вопросе, и будет лучше вернуться к этому делу, когда мы получим американский ответ на наш запрос.
Все это, однако, не успокоило Черчилля, а уж известие о том, что русские в начале августа послали миссию к ЭЛАС (греческой народно-освободительной армии) и вовсе заставило его подозревать в Сталине азиатское коварство. Видимо, именно для подстраховки ранней (а не поздней) осенью было заключено упомянутое Шпеером локальное соглашение с немцами. В сентябре 1944-го события развивались стремительно: Болгария вслед за Румынией объявила войну Германии, и немцам ничего не оставалось, как оттягивать войска на север Греции, чтобы вообще сохранить возможность вывести их с полуострова. Советские войска вошли в Болгарию, но не двинулись дальше на юг, чего опасался Черчилль, а повернули на запад, на Белград. 9 октября Черчилль с Иденом прилетели в Москву, где был разыгран знаменитый спектакль:
Я взял пол-листа бумаги и написал:
"Румыния - Россия 90 процентов Другие 10 процентов.
Греция - Великобритания (в согласии с США) 90 процентов Россия - 10 процентов.
Югославия - 50: 50 процентов
Венгрия 50: 50 процентов
Болгария - Россия 75 процентов Другие 25 процентов".
Я передал этот листок Сталину. Наступила небольшая пауза. Затем он взял синий карандаш и, поставив на листке большую птичку, вернул его мне. Для урегулирования всего этого вопроса потребовалось не больше времени, чем нужно было для того, чтобы это написать.


Однако, в Греции дела шли совсем не по английскому сценарию. Отрывки из мемуаров Черчилля:
Греческий генерал Скоби - Черчиллю 08.12: "Усиление деятельности повстанцев и повсеместная стрельба из-за угла не позволяли достичь больших результатов в боях, которые продолжались вчера весь день.
23-я бригада, которая в течение второй половины дня вела операции по очищению каждого дома добилась некоторых успехов. Парашютная бригада очистила новый район в центре города..."
Английские войска все еще продолжали упорно сражаться в центре Афин, но превосходящий по численности противник теснил их. Мы вели бои за каждый дом, сражаясь с противником, который не менее чем на четыре пятых состоял из лиц, одетых в гражданскую одежду...
Греческий генерал Скоби - Черчиллю 10.12: "Я надеюсь, что бои удастся ограничить районом Афины, Пирей, но в случае необходимости я готов довести дело до конца по всей стране. Жаль, что нельзя применять слезоточивые газы. Это оказало бы большую помощь в боях в городе..."
Черчилль - фельдмаршалу Александеру 17.12: "Существует ли сейчас какая-либо опасность массовой капитуляции английских войск, окруженных в городе Афины?"


Речь не идет, как можно было бы подумать, о боях англичан с немцами. Последний немецкий солдат покинул материковую Грецию в самом начале ноября. Весь декабрь англичане сражались с народно-освободительной армией ЭЛАС. Причем, сражались по-настоящему. Но и в этой ситуации Сталин соблюдал нейтралитет, что признает и сам Черчилль:
Сталин, однако, неукоснительно и лояльно придерживался нашего соглашения, достигнутого в октябре, и в течение всех этих долгих недель боев с коммунистами на улицах Афин от "Правды" и "Известий" не было слышно ни слова упрека.

Дополнительным свидетельством того, что Сталин в этом вопросе был честен с союзниками, может служить дневниковая запись Г.Димитрова от января 1945 года:
Сталин говорил: "Я советовал, чтобы в Греции не затевали эту борьбу... Они принялись за дело, для которого у них сил не хватает. Видимо, они рассчитывали, что Красная армия спустится до Эгейского моря. Мы этого не можем делать. Мы не можем посылать в Грецию свои войска".

Лишь 11 января 1945 года было заключено перемирие. Все вооруженные силы ЭЛАС должны были полностью покинуть Афины, Салоники и Патрас и получили право беспрепятственно разойтись по домам.


ссылки по теме:
Шпеер. Воспоминания.
Черчилль. Вторая мировая война.