December 23rd, 2005

l

You can say 'you' to me,


говорил, по слухам, дружелюбный Гельмут Коль то ли Рейгану, то ли Тэтчер.
"Я пришел дать вам волю", - сказал внешний управляющий внутреннему графоману.




Максимум записей за месяц - 43 - сентябрь 2002 г. (ну ясно, сидел без работы и вяло вербовался), максимум записей за день - 7.
Общее количество постов по годам удивительно стабильное: 2001 - 224, 2002 - 227, 2003 - 240, 2004 - 195, 2005 - пока 192.
Явные жж-обострения в марте-апреле и августе-сентябре с последующими спадами в мае-июне и октябре-ноябре. Если бы не этот год, график "в среднем по больнице" был бы еще более характерным - просто и в апреле, и в августе-сентябре не вылезал из командировок.
l

пробрюссель


Если попробовать сфотографировать коллегу на ступеньках здания Европарламента, из здания, оживленно жестикулируя, выбегает охранник, и получается групповая фотография.

В прошлый раз я приволок из Брюсселя дюжину маленьких бутылочек хугардена, геза и крика (тринадцатую, к слову, я выпил в туалете брюссельского аэропорта, но это история не про Брюссель, а про идиота, т.е. другая) - мы их уговорили где-то за полчаса. В этот раз я попытался быть умнее и купил четыре большие бутылки геза и крика. Их мы уговорили минут за пять, ну то есть Знакомая Девушка уговорила меня вылить содержимое в унитаз. Зато словосочетание "запах прокисших отрубей" перекочевало из графы "литературщина" в графу "жизненный опыт". Почему в маленькие и большие бутылки разливают разное пиво - непонятно. Кажется, это тоже история про идиота, а не про Брюссель.

Трамвай в центре Брюсселя ходит под землей, причем по более живописным закоулкам, чем метро - из темноты постоянно выныривают какие-то углы, столбы и граффити. В брюссельском трамвае явственно ощущаешь бремя белого человека. Практически каждый пассажир способен подсказать тебе, где находится Мекка. Где вокзал - не каждый.

Вид человека, который тащит сумку с четырьмя большими бутылками геза и крика, внушает доверие. Кажется, что он - местный. Поэтому ко мне раз пять приставали с расспросами. От ужаса я терял дар речи и начинал махать руками, не дослушав. Трое вопрошавших обиделись, подумав, что я их принял за нищих и удалились, фыркая. Четвертый не обиделся, потому что оказался нищим. Он не удалился, а напротив открыл рот, демонстрируя отсутствие маковой росинки. Завидев пятого, я собрался с духом и мужественно сказал ему русским языком: "Я не говорю по-французски". Он посмотрел на меня подозрительно и переспросил: "Но?" "Но", - подтвердил я. "Мерси", - ответствовал он и припустил к авеню Луизы. Надеюсь, ничего плохого я ему не посоветовал.